Минск
+7 oC
USD: 2.21
EUR: 2.39

По страницам “Спецназа”: беседа с главой Крапового братства Беларуси

За компетентным комментарием к прошедшим в 2019 году квалификационным испытаниям на право ношения крапового берета “Спецназ” обратился к председателю Совета Краповых Беретов полковнику Андрею ДУДКИНУ. Однако осенний марафон кандидатов в “беретчики” стал лишь одной из многих актуальных тем, затронутых командиром 3-й отдельной бригады специального назначения внутренних войск в беседе с редактором нашего журнала... 


- Осенние испытания отличались от предыдущих очень жестким подбором кандидатов, усиленной подготовкой к сдаче. Упор на качественный отбор позволил не тратить время на решение мелких вопросов и уделить больше внимания подготовке к марш-броску и спаррингам, – разъясняет детали Андрей Алексеевич. – И когда на первом этапе квалификационных испытаний проводили вольные бои, то в основном оставили тех, кто потенциально не будет выглядеть бледно на четвертом этапе. На результаты сдачи повлияли и хорошая готовность к маршу, и качественная подготовка оружия. И если в ходе предыдущих весенних испытаний достаточно было попасть в одну из трех мишеней при стрельбе из пулемета Калашникова, то теперь предъявлялось более жесткое требование – обстрелять прицельно все мишени. Основная масса кандидатов в “краповики” выполнила упражнение на огневом рубеже нормально. В целом сдача прошла довольно-таки ровно, при благоприятнейшей погоде. Хорошо – без суеты, лишних криков и шума –  сработали “краповики”, сопровождавшие сдающих. Думаю, это тоже позволило участникам  чувствовать себя более уверенно при прохождении этапов. 

Это, однако, не значит, что сдавать на берет стало легко, как полагают иные старожилы.  Не все выдерживают, к примеру, темп, который ныне задается при сдаче. Когда я проходил самые первые на территории Беларуси “краповые” испытания в 1993 году, нас “давили” только на определенных этапах. Мы пробегали гладким бегом, своим темпом. Правда, было тяжело, потому что бежали со старта марша уже мокрые выше пояса. Сейчас же только после половины дистанции такие трудности начинаются. Однако мы в свое время не сталкивались с таким количеством различных препятствий, как сейчас. Ныне все более упорядочено, более понятно, прозрачно. Кандидат не может “завалиться” именно потому, что ему не так что-то объяснили. Просто так никто с пути к берету не “соскочит”. Сойдет лишь тот, кто сам допустит ошибки или выдохнется. Так что я оцениваю уровень сдачи как высокий. Вместе с тем не все роты бригады выставили своих кандидатов. Поэтому на следующей сдаче будем стремиться, настаивать, чтобы все офицеры и контрактники принимали участие в квалификационных испытаниях. Если ты пришел в спецназ, значит, должен стремиться сдавать на краповый берет. Не хочешь – есть другие подразделения. Дай возможность служить в нашей бригаде тому, кто стремится к обладанию правом ношения символа спецназа. На определенном этапе нам удалось назначать на руководящие должности обладателей краповых беретов. Сейчас все комбаты, большинство ротных – “беретчики”. Хотим поддерживать традицию, чтобы не образовалось вакуума подтягивать к офицерам и прапорщикам новых “краповиков”. Такова задача будущей весенней сдачи. 

- Андрей Алексеевич, в 2019 году при прохождении квалификационных испытаний в  Хабаровском крае трагически погиб росгвардеец из Бурятии капитан Алексей Продубнов... Как полагаете, можно ли избежать таких трагедий в дальнейшем?  Какие меры, по-вашему, стоит предпринимать, чтобы исключить  тяжелые травмы участников сдачи? 

– Панацеи нет, ведь на любом этапе можно получить травму. Но одна из действенных мер их профилактики – допуск к испытаниям только неслучайных, проверенных людей. В процессе службы потенциальный кандидат в “краповики” должен показать, что у него есть координация, нормальное зрение, хороший слух, что он свободно ориентируется в обстановке. В процессе подготовки надо смотреть, как боец реагирует на стрельбу, на команды, что успевает, что не успевает. Пусть даже это хороший солдат или офицер, спортсмен, молодец в своем деле, но не универсал или с замедленной реакцией, то его надо вовремя отсеять. 

Естественно, при организации квалификационных испытаний все меры безопасности должны продумываться от начала до конца. Скажем, нет смысла форсировать глубокую речку, да еще без каната, что в недавнем прошлом привело к гибели российских военнослужащих на сдаче. Маршруты бегущих кандидатов и их экзаменаторов не должны пересекаться с автотрассами. Во время дождя необходимо исключать потенциально травмоопасные элементы полосы препятствий. Нельзя забывать об экипировке – шлеме, бронежилете.  На этапе стрельбы порой из-за волнения бойца случается утыкание патрона, появляется риск случайного выстрела. Важно, чтобы кандидат не выстрелил без команды. На 4-м этапе надо смотреть, чтобы человек не получал неоднократно нокдаун. Не нужно доводить до того, что он будет 10 раз вставать и вновь подниматься. Арбитры обязаны предотвратить или минимизировать удары пыром, коленом, когда экзаменуемый закрылся, ничего не видит, не может адекватно ответить. Да, некоторые кандидаты в “беретчики” красиво бьются от начала до конца. Но все универсалами быть не могут. Кто-то держится в спаррингах за счет выносливости, бросковой техники. Кто-то “вяжет”, кто-то уклоняется. И здесь надо быть очень аккуратными! Голова должна работать и у принимающего, и у сдающего. Цель 4-го этапа – проверка возможностей ведения рукопашного боя под большой физической нагрузкой, демонстрация испытуемыми своих навыков. Именно проверять надо, а не избивать. Дабы избежать травм, необходимо обеспечить контроль подготовки всех учебных мест. На них должны быть адекватные руководители, грамотные судьи. Надо убедиться, все ли они поняли, нет ли среди них случайных людей, допустим “краповиков”, которые не служат, а пришли с гражданки и пытаются нам что-то советовать, изображая великого мастера и спецназовца. Таким среди принимающих, экзаменаторов, считаю, не место. И мы их за последние годы отсеяли. Хочешь посмотреть, поболеть за претендентов, пожалуйста. Но рассказывать своим бывшим командирам, как надо правильнее что-то на сдаче делать, судачить, оценивать чужую работу – это лишнее. Время орущих и требующих на спаррингах крови уже прошло.

 В целом соблюдение всех перечисленных мною правил и мер в комплексе должно способствовать профилактике тяжелых травм на всех этапах сдачи.


– В течение нескольких недель после сдачи военнослужащие в/ч 3214 участвовали в нескольких совместных с другими силовыми структурами учениях. Какой опыт приобретен вашими подчиненными на этих межведомственных и международных маневрах?  

– Действительно, плотность учений была очень большая. Но они очень хорошие, серьезные. Вообще, в последние годы в плане совместных учений с другими силовыми структурами, другими воинскими частями сделан просто огромнейший шаг вперед! Раньше верхом совершенства было проведение одного учения в полугодие. Происходили маневры в составе большого количества подразделений. Было много имитаций. А вот реального противника, которого нужно найти и обезвредить, не было. Сейчас все по-другому. Ушли от показов. Все наши действия отрабатываются с силами специальных операций Вооруженных Сил. Выступаем с ними в разных ролях – “плохих” или “хороших” парней. Подобный подход дает результат, потому что мы можем реально проверить свое подразделение. И ССО могут оценить свои и наши действия. 

В недавних учениях совместно с Вооруженными Силами, с ССО принимали участие наши разведчики и рота обеспечения специальных операций. По итогам сделали выводы, вынесли опыт. После учения “Поиск” учли ошибки, совершенные при осмотре охраняемого объекта. Тем и ценны учения, что есть возможность совершить ошибку. Надо отдать должное бойцам ССО: они молодцы, высок их уровень подготовки, профессионализм. И когда мы вместе действуем, то нам надо быть бдительными, не  расслабляться. 

Идет обучение, в частности, комбата, который в реальных условиях выезжает на учения без целой надстройки руководителей, принимает решения, докладывает, действует. Это для старших офицеров большой опыт. С задачами справились, причем одновременно сдавали ежегодную проверку – жесткую, без послаблений. Отрадно, что офицеры смогли мобилизоваться, в целом организоваться и показать хорошие результаты. Раньше был очень хорошо подготовлен 1-й батальон специального назначения – самый главный и ведущий. 2-й и 3-й тоже были подготовлены, но в них было мало обладателей краповых беретов. Теперь выровнялись. Состязательность между батальонами и ротами всем идет только на пользу. В подразделениях крепнет вера в себя, укрепляются коллективы. Повысился уровень подготовки – огневой, тактической, физической. Хотя надо не забывать: боевая подготовка – основа основ, но здесь нельзя рвать с места и форсировать, спешка плохо скажется на качестве. Тут есть что совершенствовать, например работу с сержантами. Будем поднимать уровень младших командиров, согласно Уставу предъявлять к ним более высокие требования.  


– В бригаду осенью пришли призывники. Чего ждете от новобранцев?

– Не обязательно молодой солдат должен обладать высочайшим уровнем физической подготовки. Мое требование к новобранцу такое: нормальное образование, среднее здоровье без каких-то патологий. И тогда мы из него, как говорится, человека сделаем! Спортсмен? Отлично! Если не спортсмен, но физически крепкий – еще лучше, потому что такой новобранец бывает более восприимчивым к учебе, чем тот, кто пришел в бригаду “заниматься спортом” и которого приходится подстраивать под специфику воинской службы. Основная масса новобранцев – адекватные парни. Ждем, что от них будет польза, надеемся с их помощью в перспективе еще больше улучшить подготовку подразделений. Надеюсь, многие нынешние молодые воины со временем воспримут традиции спецназа, пополнят Краповое братство.

– Хотелось бы услышать от вас как от опытного офицера мнение по поводу предпринятых в последнее время мер по повышению мотивации призывного контингента. Дадут ли они результат?

– Думаю, да. Хорошо, что срок службы теперь будет включаться в трудовой стаж. То есть армия не станет для человека, который уже работал на гражданке, потерянным временем. И в том, что срочник может перейти на контракт, тоже есть свое рациональное зерно. Есть стимул. Но есть и нюансы. Сразу с порога части идти на  контрактную службу призывник еще не созрел. А вот взять обученного уже специалиста на контракт через полгода я, командир части, готов. Моя позиция такая: чтобы был хороший контрактник, надо его в течение нескольких месяцев учить по конкретной программе. В конце курса принять зачеты и потом определять его дальнейшую судьбу как специалиста. Это мое мнение. Наверное, существуют и другие точки зрения. 

– Завершился  год, который стал 77-м в истории в/ч 3214 и 20-м в летописи СОБРа, входящего в состав бригады спецназа. Какие итоги 2019-го можно подвести?

– Сделан шаг вперед по уровню боевой подготовки. Качественно выполнен очень большой объем задач. Как показала проверка, в боевой подготовке мы не ошиблись в выборе тактики по развитию подразделений. Несмотря на то что в некоторых ротах нет сдавших на краповый берет, в общей массе количество “краповиков” не уменьшилось. Как всегда, радуют спортивные достижения бригады в целом и СОБРа в частности – одна только победа собровцев на международных соревнованиях по тактической стрельбе в Гудермесе чего стоит! Отрадно, что коллектив выровнялся и по составу, и по отношению к службе. Те же командиры батальонов стали больше применять именно свои решения, научились не ждать, что решит начальник. Не боятся высказать мнение, его отстоять. Это гораздо облегчает работу. 

И еще интересный момент: срабатывает наша программа по повышению уровня подготовки офицеров.  Учатся на курсах в Военной академии, расширяют кругозор, возвращаются с новыми мыслями. К командирам отдельных рот, батальонов приходит осознание, что и один, когда необходимо, в поле воин. Такой рост профессионалов для всех нас очень ценен. Так крепнут бригада, спецназ, Краповое братство. 

Фото из архива журнала “Спецназ”.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...