По специализации – «незачет»

ПЯТАЯ часть пахотных земель в стране имеет балл кадастровой оценки ниже 25. Тем не менее, не считаясь с позицией Минсельхозпрода и рекомендациями науки, вместо оптимизации структуры сельхозпроизводства некоторые хозяйства отдают предпочтение увеличению посевных площадей за счет малопродуктивных почв, хотя такой подход по-хозяйски не оправдан. Специализация во многих районах не учитывает климатические условия, что тоже ведет к существенным потерям. На местах еще достаточно и собственных резервов, и главный — отношение человека к своему делу. А поле равнодушных не приемлет.

Как нам, ученым и практикам, преодолеть путь от «есть» к «должно быть»...

ПЯТАЯ часть пахотных земель в стране имеет балл кадастровой оценки ниже 25. Тем не менее, не считаясь с позицией Минсельхозпрода и рекомендациями науки, вместо оптимизации структуры сельхозпроизводства некоторые хозяйства отдают предпочтение увеличению посевных площадей за счет малопродуктивных почв, хотя такой подход по-хозяйски не оправдан. Специализация во многих районах не учитывает климатические условия, что тоже ведет к существенным потерям. На местах еще достаточно и собственных резервов, и главный — отношение человека к своему делу. А поле равнодушных не приемлет.

Нужен альтернативный подход

В свое время я особое внимание обратил на две публикации в «Белорусской ниве»: статью академика Леонида Кукреша «Европы опыт — сын ошибок трудных…» и статью академика Владимира Гусакова «Сколько зерна Беларуси надо в перспективе?»

Нельзя не согласиться с академиком Кукрешем, что степень благоприятности (комфортности) условий внешней среды (прежде всего метеорологических) для роста и развития растений в большинстве аграрных стран Западной Европы выше, чем в Беларуси. Можно лишь выразить осторожное сомнение: достаточно ли точен расчет «Индекса оптимальности метеорологических факторов для сельскохозяйственного производства».

Автор показывает, что проведенными расчетами на основании данных по температуре воздуха, количеству осадков и энергетики Солнца в среднем за десять лет установлено, «что если для Беларуси принять указанный индекс за единицу, то в Польше он составит 1,3, Германии — 1,7, Франции — 2,0, Англии — 1,4». Объединить в один множество варьирующих по территориям и годам показателей даже математически достаточно сложно. Но в главном выводы академика Кукреша в отношении метеорологического потенциала Беларуси, районирования сортов, их возделывания, биохимического состава растениеводческой продукции, семенного материала, животноводческих аспектов и в целом необходимости максимального учета почвенно-климатических и хозяйственных особенностей Беларуси верны, актуальны и содержательны.

«Нет физики, математики или химии немецкой, французской и русской, — заметил один из классиков, — но есть агрономия немецкая, французская, русская». Мы можем добавить — и белорусская, со своими, возможно, только ей присущими особенностями.

Не учитывая этого в должной мере, мы несем, несомненно, большие финансовые потери. Урожайность, к примеру, зерновых в Беларуси при прочих равных условиях должна быть потенциально ниже на 30—35 процентов, чем в Германии, Франции или Англии, только из-за метеорологических факторов. Следовательно, урожайность в Беларуси в 33,3 ц/га эквивалентна урожайности в Германии 56,1 ц/га, т.е. дополнительный «бесплатный» урожай в 22,8 ц/га дарует Германии природа. Беларуси же, чтобы иметь такой урожай, надо затратить дополнительных материально-технических средств больше минимум на 30—35 процентов.

Вот через эту «призму», предложенную академиком Кукрешем, мне представляется целесообразным рассмотреть проблемы экономической эффективности АПК, продовольственной безопасности страны, оптимальной величины экспорта продовольствия, ввода в оборот малопродуктивной земли.

Почему результат остается «валом»?

Процитирую один из основных тезисов из статьи в «БН» академика Владимира Гусакова: «Продуктивность основных отраслей растениеводства и животноводства в стране необходимо в ближайшие годы увеличить в целом в два раза». Почему? Академик Гусаков считает, что одна из причин в том, что в большинстве случаев сложившиеся невысокие уровни удельной продуктивности не могут обеспечить целевой эффективности при использовании дорогостоящих ресурсов, в том числе концентрированных кормов. «А раз так, то имеющиеся объемы и уровни сельскохозяйственного производства для достижения требуемых окупаемости и эффективности предстоит удвоить».

Как этого достичь? Дается такой ответ: «Прежде всего предстоит создать комплекс организационных, технических, технологических, финансово-экономических и других условий для быстрого развития зернового хозяйства как базовой отрасли, которая потянет за собой всю остальную цепь отраслей сельского хозяйства. Без наращивания производства зерна, в том числе наиболее ценных и энергоемких его видов, сбалансированных по потребительским достоинствам, обеспечить требуемый рост будет невозможно».  Других аргументов, в сущности, не приводится.

Вот тут-то и возникают основные вопросы: «А что раньше мешало это сделать? На чем держится нынешний оптимизм — желаемого обязательно достигнем! Что принципиально изменилось в лучшую сторону: кадры, погода, плодородие почв, финансовое положение хозяйств или что-то другое»? Ответов нет.

Как я полагаю, статья Владимира Гусакова — это информация к размышлению над новой программой устойчивого развития села на нынешнюю пятилетку, материалы для которой нарабатывались в научных учреждениях НАН Беларуси.

После реализации предыдущих программ мы имеем обеспечение продовольственной безопасности страны, но экспорт продовольствия, как правило, убыточный. По официальным данным, долги АПК еще в 2010 году превысили 34 триллиона рублей. В то же время объем чистой прибыли сельхозорганизаций составил 1,4 триллиона рублей. Это в 24 раза меньше долгов. Практически все сельхозпредприятия без учета госдотаций убыточны. Зарплаты на селе чуть превышают 60 процентов средней по стране. При этом сельское хозяйство занимает пятое место в структуре расходов госбюджета. В чем причина такой низкой отдачи АПК при таких достаточно высоких финансовых вливаниях государства?

И заметим, что такая ситуация возникла при производстве в общественном секторе 6—7 миллионов тонн зерна в амбарном (доработанном) весе. Теперь предлагается увеличить сбор зерна до 15 миллионов тонн и при этом «застопорить» неоправданный рост затрат. Как это предполагается сделать? «Необходимо задействовать набор разнообразных мер, факторов и резервов для ускоренной интенсификации зернового хозяйства. Сделать это непросто, но, полагаем, вполне возможно. Нужно, чтобы установился строжайший диктат технологий, максимально учитывались требования технологических регламентов, а все параметры научных рекомендаций были обязательными для исполнения».

Все верно, но опять же закономерно возникает вопрос: «Что мешало раньше, в течение последних 15 лет задействовать «набор разнообразных мер»? Мы должны признать, что мировой финансовый кризис серьезно обострил противоречия белорусской модели сельского хозяйства, ярко продемонстрировал, что главной проблемой его является низкая экономическая эффективность.

Академик Владимир Гусаков пишет: «Сейчас пришло время новых амбициозных задач…» Почему-то слово «амбиции» в последнее время в Беларуси стало модным, и используют его к месту и не к месту. В толковом словаре ему дано следующее определение: «Амбициозность — завышенные притязания, не соответствующие реальным возможностям». При этом утверждается, что «амбициозные задачи мобилизуют». На мой взгляд, это неверное утверждение. Неужели история ничему нас не учит?

Чтобы прояснить ситуацию, обратимся к мировому опыту. Общая площадь пахотных земель в мире составляет сейчас 1,4 млрд. га, но еще 1,6 млрд. га малоплодородной земли можно было бы использовать для сельского хозяйства. Ныне на планете Земля только в 25 странах Африки незапаханы 400 млн. га плодородных земель.

Однако чем богаче в социально-экономическом плане страна, тем меньше используются (или же совсем не используются) в сельскохозяйственном обороте малопродуктивные земли. Яркий пример тому Германия. После объединения 1 млн. га песчаных земель северной части ГДР сразу же был выведен из оборота. В странах, где «считают копейку», никто не будет транжирить, «прожигать» средства на заведомо убыточной земле.

В Беларуси ныне к категории «неудовлетворительной», «плохой» и «самой плохой» относятся более 10 процентов пашни. В Витебской области 10 из 21 административного района имеют балл кадастровой оценки 20—25 (47,6 проц.), а в Гомельской —13 (из 21 района), т. е. 62 процента.

Еще пять лет назад, по оценкам Госкомзема и научных учреждений, растениеводство на почвах с баллом кадастровой оценки менее 25 было признано нерентабельным. С 2000-го по 2004 год после всесторонней и детальной оценки Госкомзем Беларуси рекомендовал вывести из сельхозоборота 750 тыс. га земли. Это земли с баллом кадастровой оценки ниже 19, мелкоконтурные, песчаные, заболоченные и другие почвы. Судя по отчетности, вывели чуть более 500 тыс. га.

В реальности более или менее подходящие из таких земель затем были снова, скрыто или явно, введены в оборот с целью наращивания валового сбора и урожайности. Ведь у нас все еще главное — вал, а не экономическая эффективность. И вот теперь все эти земли рекомендуется опять использовать. А ведь всего несколько лет назад многие ученые также убедительно говорили и писали о необходимости их выведения из оборота, как безнадежно удорожающих растениеводческую продукцию. Наращивание валовых объемов продукции при низком уровне ее эффективности может нанести больший ущерб безопасности страны, чем разумное сочетание самообеспечения и импорта.

Законы экономики никто не отменял

По производству зерна на душу населения Беларусь превосходит наиболее развитые аграрные страны Европы — Германию, Францию, Нидерланды. Безусловно, уровень производства зерна в стране — важный показатель. Но придание исключительного приоритета зерну в сельскохозяйственном производстве подталкивает ряд руководителей регионов и сельскохозяйственных организаций к постановке экономически несостоятельных задач: получить наибольший вал зерна любой ценой, без учета реальной потребности в нем, в ущерб другим отраслям, и в первую очередь кормопроизводству. Не считаясь с позицией Минсельхозпрода и рекомендациями науки, вместо интенсификации зернового хозяйства предпочтение отдается увеличению посевных площадей. В ряде хозяйств этот процесс вышел за пределы объяснимого.

Мне представляется, что было бы разумным через государственные квоты довести до субъектов хозяйствования на земле объемы производства, обеспечивающие продовольственную безопасность страны, необходимые страхфонды. (Заметим также, что, по рекомендациям ФАО, 25 процентов  импорта продовольствия — норма, а более — плохо.) Гарантированно и выгодно для хозяйств выкупать государству квоты, стимулировать прибыльный для страны экспорт, то есть: что производить, куда продать, по какой цене сверх квот — это уже творчество самих субъектов хозяйствования.

В Программе модернизации АПК надо предусмотреть истинное реформирование, включающее изменение отношений собственности, оптимальный механизм ценообразования, оптимальную по величине господдержку и справедливый механизм ее распределения, списание необоснованных долгов и многое другое, о чем убедительно аргументируют ученые в экономической литературе.  В Беларуси ведь есть яркие примеры эффективного хозяйствования на земле при частной форме собственности.

Так, крестьянское хозяйство Михаила Шруба является высокоэффективным предприятием. Имея в обороте 3,5 процента сельскохозяйственных угодий Житковичского района, оно дает 33 процента выручки района. По ряду важнейших показателей (уровень заработной платы, производство зерна на 1 балло-гектар, уровень прибыли на 1 работника, уровень продуктивности свиней) крестьянское хозяйство Шруба опережает даже агрокомбинат «Снов». Основное конкурентное преимущество этого хозяйства — основанная на частной форме собственности система мотивации труда. При повышении эффективности собственник получает больший доход, государство получает больше налогов, наемный работник получает большую заработную плату.

Создается впечатление, что мы, ученые, хорошо знаем, что есть (состояние АПК), знаем, что должно быть, к чему в итоге следует прийти (риторика здесь в постановке задач — у всех великолепная). А вот как преодолеть путь от «есть» к «должно быть» — с этим, как говорится, туго. Разумных предложений практически нет. И происходит, по-моему, это от того (одна из причин), что мы изучаем состояние аграрной экономики, земледелия, животноводства и других отраслей сельского хозяйства в основном по статотчетности, которая, мягко говоря, часто не совсем корректна.

Позволю себе сделать некоторые выводы. Для благоприятной перспективы в растениеводстве необходимо осознать: главный элемент системы земледелия — Человек, живущий и работающий на земле.

На макроуровне надо обеспечить действие экономических и финансовых законов в сельском хозяйстве. Без них не будут действовать ни законы земледелия, ни морально-нравственные нормы.

Главные задачи, выполнение которых обеспечит полноценное перспективное функционирование системы земледелия, это — воспроизводство плодородия почвы, поддержание сортовых ресурсов растений (постоянное селекционно-семеноводческое совершенствование сортов и семян), нормативное (регламентное!) исполнение технологий возделывания (диктатура технологий!).

А главный, и что особенно важно, малозатратный резерв системы земледелия, гарантирующий не менее чем на четверть увеличение сбора зерна и кормов — оптимизация структуры посевных площадей и организация ее в правильные севообороты.

Стратегическая цель для нас в области продовольственной безопасности — сбалансировано, недорого, качественно кормить свой народ. Это задача, как говорится, святая, бесспорная и вечная, а экспорт продовольствия должен носить точечный, конъюнктурный характер в зависимости от конкретной ситуации на мировых рынках продовольствия.

Михаил КАДЫРОВ,

первый заместитель генерального директора НПЦ НАН Беларуси по земледелию, доктор

сельскохозяйственных наук, профессор

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?