Народная газета

По сектору газом!

Что известно о химической атаке в Сирии и чем это грозит миру?

Ракетный удар США по сирийской военной авиабазе Шайрат всколыхнул мировое сообщество. Именно с этого аэродрома, как утверждают в Белом доме, сирийская правительственная авиация совершила химическую атаку в провинции Идлиб, поэтому, мол, непокорного Башара Асада надо как следует проучить. Дамаск все претензии в свой адрес категорически отвергает и вину за случившееся возлагает на вооруженную оппозицию. Россия призывает избегать скоропалительных выводов и разобраться в произошедшем. В ответ Запад обвиняет Москву в пособничестве Асаду.

Фото Рейтер

Как бы то ни было, в урегулировании сирийского конфликта сделан большой шаг назад и ситуация вернулась в 2013 год, когда мир стоял на пороге глобальной войны. Тогда Башара Асада также обвинили в применении химического оружия, и американские военные ждали лишь отмашки Барака Обамы, чтобы начать полномасштабную военную операцию в Сирии. Однако у бывшего президента США хватило политической мудрости не идти на обострение. Вместо этого по инициативе России в Дамаске подписали соглашение по уничтожению запасов сирийского химического оружия и полному запрещению его производства. Это было воспринято как большая победа дипломатии. Ведь слишком свежи еще в памяти события 2003 года. Помните, как американский госсекретарь Колин Пауэлл демонстрировал в ООН пробирку с неким веществом, доказывая, что Саддам Хусейн разрабатывает химическое оружие? В итоге та пресловутая пробирка стала фитилем, который разжег большой конфликт в Ираке, дав повод для военного вторжения США в эту страну. Не важно, что никакого оружия массового поражения там так и не нашли. Цель была достигнута, режим Хусейна смели, а последствия этой войны Ирак расхлебывает до сих пор, превратившись в еще одну горячую точку на планете.

Чем же так опасно химическое оружие и почему оно находится под запретом? Впервые газовые атаки провела Германия еще в Первую мировую войну — в апреле 1915 года в битве при Ипре, где немецкие войска использовали против англичан и французов 180 тонн хлора. В результате той химической атаки погибло около пяти тысяч человек, еще 10 тысяч получили серьезные повреждения.

Все повторилось летом 1916 года под Сморгонью. Дочь писателя Льва Толстого, графиня Александра Толстая оказывала помощь раненым и была очевидцем тех событий. Весь ужас газовой атаки она описала в своем дневнике: “...Деревья и трава от Сморгони до Молодечно пожелтели, как от пожара. Я ничего не испытывала более страшного, бесчеловечного в своей жизни, как отравление этим смертельным ядом сотен, тысяч людей. Бежать некуда. Он проникает всюду, убивает не только все живое, но и каждую травинку”.

Затем химическое оружие использовалось Италией против Эфиопии, Японией против Китая, США против Кореи и Вьетнама. Во Вьетнаме, например, США распыляли гербицид Agent Orange, разработанный еще в 1940-х. Его токсический компонент диоксин не выводится из организма более десяти лет и становится причиной возникновения рака, диабета и болезни Паркинсона.
В годы холодной войны химическое оружие распространилось и в странах третьего мира — они видели в нем альтернативу более дорогому ядерному оружию. Неудивительно, что очень быстро отравляющие вещества стали доступны для фанатиков-экстремистов.
20 марта 1995 года в токийское метро спустились пятеро активистов религиозной секты “Аум Сенрике”. С собой они пронесли пакеты с зарином, которые проткнули в разных составах метро. Газ быстро распространился по метрополитену. Кстати, капли зарина размером с булавочную головку вполне достаточно для гибели взрослого человека. Злоумышленники же имели при себе по два литровых пакета. Тогда погибло 12 человек и пять тысяч получили тяжелые отравления.

Двадцать лет назад вступила в силу Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении. К ней присоединилось 191 государство. Большая часть глобальной “химии” уже уничтожена.

Сирия официально избавилась от химоружия в июне 2014 года.   Делалось это под строгим контролем американских и российских специалистов, а также Организации по запрещению химического оружия, которая, кстати, получила за это Нобелевскую премию. Получается, если следовать логике Вашингтона, это была фикция, хорошо разыгранный “спектакль”? Мол, теперь Дамаск взялся за старое? Но зачем Асаду так подставляться, после того как он заручился военной и политической поддержкой Москвы и перехватил инициативу в гражданской войне? Зачем ему идти на обострение, если все складывается в его пользу?

Немецкий профессор Гюнтер Майер, возглавляющий Центр по исследованию арабского мира, уверен: газовая атака может быть выгодна только вооруженным оппозиционным группам:

— Они прижаты к стенке и у них фактически нет никаких шансов дать военный отпор режиму Асада. Как показывает недавняя реакция президента США, такие акции позволяют им вновь заручиться поддержкой противников нынешней сирийской власти.

В любом случае для принятия каких-либо ответных мер нужны доказательства виновности той или иной стороны. Однако американцы предпочли не ждать никакого расследования и нанесли превентивный удар.

В этом смысле не стоит искать причин резкой перемены политического курса нового президента Трампа. Заявления в пору предвыборной борьбы и реальная политика — это совсем не одно и то же. Кстати, приказ выпустить “Томагавки” на сирийскую авиабазу был отдан в те минуты, когда в США гостил председатель КНР Си Цзиньпин. Китай сегодня — один из главных претендентов на альтернативный полюс силы.

Геополитические реалии сегодня не оставляют иного выбора, кроме как продолжение диалога между ведущими державами о ситуации в горячих точках. Обстрел “Томагавками” Сирии цепной реакцией отозвался на биржах. Между государствами западного и арабского мира углубился раскол. Спорные вопросы нужно обсуждать. И только этот путь ведет к разрешению конфликтов.

konon@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости