Минск
+23 oC
USD: 2.02
EUR: 2.26

Нужна ли нам четырехдневная рабочая неделя?

По работе и награда

На фоне адской июньской жары страдает работоспособность. Мозги «плывут». Все в каком-то мареве. Вентилятор, кондиционер и кулер с холодной водой становятся лучшими друзьями. А тут еще заявление российского Премьер-министра Дмитрия Медведева на сессии Международной организации труда: «Будущее за четырехдневной рабочей неделей. Сегодня люди сгорают на работе, что приводит к снижению производительности труда». Прям бальзам на раны. Действительно, а не много ли времени мы проводим на работе в наш высокотехнологичный век? «Может, пора уже сделать законную поблажку — ввести дополнительный выходной?» — задалась вопросом одна из сегодняшних спорщиц, подкрепив свою позицию солидной медицинской базой. Тогда как ее оппонентка полна скепсиса: а не лень ли это в нас говорит?

фото orloski.com.br

Лучше меньше, да лучше


Виктория ПОПОВА

Буквально на днях вспоминали в редакции, как отправляли статьи из командировок по факсу(!). В ламповую эпоху все производственные процессы проходили гораздо медленнее. Но если сейчас человек успевает за 32 часа сделать то, на что раньше ему требовалось 40, зачем его держать на рабочем месте и оплачивать прокрастинацию — то есть бессмысленное времяпрепровождение в офисе? Логично сократить неделю до четырехдневки или вместо 8-часового рабочего дня ввести 6-часовой. Провела опрос среди знакомых «белых воротничков», согласны ли они на неделе три дня отдыхать? Знаете, Людмила, никто не отказался. При сохранении прежней заработной платы, разумеется, все хотят дополнительный выходной, чтобы успевать переделывать все дела, на которые в будничной гонке времени совершенно не хватает.

На экономических форумах ученые и бизнесмены проталкивают идею четырехдневки довольно часто в последние годы, опираясь на удачные эксперименты в разных странах. Так, например, компания Perpetual Guardian в Новой Зеландии занимается недвижимостью и тестировала сокращенную рабочую неделю на своих 240 сотрудниках. Спустя два месяца руководство пришло к выводу, что их компания начала работать на 10 — 12 процентов эффективнее, и было принято решение перейти на четырехдневный рабочий день на постоянной основе. Коллектив стал более бодрым и подтянутым, после длительных выходных сотрудники фирмы возвращались к своим мониторам полные сил, готовые свернуть горы. Они посвящали уик-энд любимым хобби, качественно проводили больше времени с семьей, высвободилось окно на фитнес и путешествия. А счастливый и продуктивный работник — это ведь мечта любого работодателя. Не так ли? Еще сто лет назад крупный бизнесмен Генри Форд проводил эксперименты с сокращением рабочего дня и добился впечатляющих результатов. Напомню, тогда он «подрезал» трудовую неделю с 48 часов до 40, что привело к резкому росту производительности труда на его автомобильных заводах.

«Лучшие работники больше других работают и больше других отдыхают»  (Том Хопкинс).

Жизнь не стоит на месте, видимо, спустя сто лет нам снова необходимо о себе подумать и высвободить часы для дополнительного отдыха. Вы, Людмила, как никто другой, знаете о том, что синдром эмоционального выгорания уже официально признан болезнью. К сожалению, вместе с разными кайфами гаджеты обрушивают на наши бедные головы такие скорости, к которым человеку приспособиться очень непросто. Гнаться за цифровой эпохой — значит жить в постоянном стрессе, держать ушки на макушке и выполнять за час столько задач, сколько раньше за неделю. Отсюда выгорание, дауншифтинг и прочие модные явления, о которых прежде знать не знали. В каталоге Международной классификации болезней сегодня прямо и указывают, что переутомление — болезнь и ей сопутствуют такие симптомы, как «чувство внутренней эмоциональной опустошенности, ощущение ненужности или беспомощности в профессиональной сфере, обостренное чувство негативизма или цинизма по отношению к работе и снижение профессиональной эффективности».

А теперь скажите мне, Людмила, кому нужны такие сотрудники — поникшие, несчастные, больные, как в воду опущенные? Ответ очевиден. Поэтому и работодатели, и сотрудники должны идти в этом вопросе навстречу друг другу, думать о будущем, в котором объективно придется работать меньше, при этом более эффективно.


Легко говорить


Людмила ГАБАСОВА

Удивляюсь я, Виктория, этой непоследовательности. Разве каждый божий год в России не заговаривают, что надо бы сократить количество праздничных дней, что долгие выходные превращаются в шабаш, ударяя по здоровью людей и экономике страны? А четырехдневная рабочая неделя при нынешнем менталитете и производительности труда совершенно другой эффект иметь будет? Правда? Отчего же ни Швейцария, ни Япония, ни США — мировые лидеры — на нее не переходят? Ведь все так радужно!

Охотно допускаю, что все ваши знакомые искренне верят, что могут укладываться с прежним объемом работы не в 40 часов, а в 32. Жители шведского Гетеборга тоже были уверены в своих силах, когда там начали проводить эксперимент по переходу на 6-часовой рабочий день. А оказалось? В одном из домов престарелых поднялся уровень заболеваемости среди сотрудников, в другой местной компании работники почти втрое чаще стали проситься в отпуск или отгул, лишь 20% медсестер признались, что «короткий» день их осчастливил. Потому что это на словах легко, а на деле тяжко — вдруг заработать интенсивнее. Не день, не два, а постоянно, из месяца в месяц. Кстати, некоторые американские компании практикуют четырехдневную рабочую неделю, но их сотрудники трудятся по 10 часов ежесуточно. То есть опять-таки набегают пресловутые 40. Ваши знакомые готовы к такому раскладу? Овчинка стоит выделки?

«Лучшее лекарство от безделья — постоянный и честный труд» (Сервантес).

А какие такие дела человек с нормальной организацией не в состоянии переделать за субботу-воскресенье? Ну да, я знаю безумных хозяек, которые их проводят исключительно за уборкой, причем однокомнатных квартир. Часами что-то трут и моют. Потом лежат с мокрым полотенцем на лбу: «Ах, отстаньте! Не выходные — каторга!» Так это твой, милочка, психологический заскок, трудовое законодательство здесь не виновато. Бери пример с тех многодетных мам, у которых и дома порядок, и дети обласканы, и карьера в гору идет… Давайте, коллега, говорить правду: многие люди мечтают о четырехдневной рабочей неделе исключительно потому, что хочется подольше «оттянуться». Казан, мангал и другие мужские удовольствия — на это много времени требуется и еще больше на то, чтобы прийти в себя. Тут не синдром эмоционального выгорания — банальный абстинентный синдром налицо.

После резонансного заявления Дмитрия Медведева журналисты бросились за комментариями к экспертам. И те в один голос сказали: если четырехдневная рабочая неделя и возможна, то не раньше чем через 15 лет. Наша жизнь еще не настолько компьютеризирована, чтобы полагаться на искусственный интеллект, а внедрение цифровых технологий и дорого, и определенные риски несет. Еще одно условие: рост производительности труда не менее чем на 20%. Есть и вероятность падения доходов. Точно не снизятся они только в тех отраслях, где важно не количество отработанных часов, а результат. Например, в IT-секторе. Видите, как это все сложно? Нельзя прийти и сказать: ребята, работаем меньше! Надо просчитать, проверить и убедиться, что пользы в итоге будет больше, чем вреда, или как минимум статус-кво сохранится. В общем, в какой-то степени это даже эволюционный процесс.

Понятие «оплачиваемый отпуск» закрепилось лишь в XX веке, как и 40-часовая рабочая неделя. Наши предки трудились без отдыха круглый год, зачастую по 14 — 16 часов в сутки, питались скудно, жили мало. А нам уже очередное послабление подавай! Уж прямо погибаем у своих компьютеров. Моему прадедушке, наверное, стыдно было бы это слушать…


Брейк!


Все четыре дня недели работать на износ, чтобы потом дополнительный выходной потратить на восстановление сил короткими перебежками от дивана к холодильнику? По мне, сомнительное удовольствие. Много ли у тебя, Виктория, сейчас остается времени на что‑либо после 8‑часового рабочего дня? Как ни крути, а приходится думать о верной расстановке приоритетов, чтобы грамотно распорядиться свободными часами после офиса: встретишься с подружкой — не сходишь в спортзал, пойдешь в театр — не приготовишь семье ужин с пылу‑жару. А есть же еще масса полезных и интересных занятий по вечерам: танцы, бассейн, курсы иностранного... Но сутки не резиновые, и экономить на сне точно не стоит, если не хочешь завтра злить начальника тугодумием и пугать коллег помятым видом. А теперь представь, если работать придется каждый день часа на два больше, да и о перерывах на кофеек и перекуры придется навсегда забыть. Работодатель ведь не будет мириться с финансовыми потерями... Короче неделя — больше напряг. Найдет способы заставить еще и на сверхурочную работу согласиться. А зарплаты при этом могут пострадать. После таких понедельников‑четвергов времени и сил ни на спорт, ни на кино, ни на друзей уж точно не останется. От таких трудовых будней, которые и во сне представить страшно, и до глубокой депрессии, пожалуй, недалеко. Я солидарна с Людмилой. При нормальной самоорганизации субботы‑воскресенья вполне достаточно и для полноценного отдыха, и для домашних дел. Ведь не XIX, право, век на дворе: белье давно стирает автомат, а с приготовлением вкусного обеда справится мультиварка.

 Лилия ХЛЫСТУН


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...