По мотивам фильмов ужасов

Следователь об убийстве в Колодищах: «За 21 год службы такое было впервые в моей практике»

Наверное, многие смотрели экранизацию романа Стивена Кинга «Сияние». В одном из эпизодов безумец с топором бегает за своей семьей. Подобный кошмар, только уже наяву, случился 2 декабря 2017 года под Минском — в городском поселке Колодищи. Тогда 47–летний мужчина, преследуя бывшую жену, убил ее сестру на глазах своего малолетнего сына. А ребенку были причинены тяжкие телесные повреждения. Но вот загадка — мальчика никто даже пальцем не трогал... Следователь, занимавшийся этим делом, признался, что за 21 год службы подобное было впервые в его практике. Что же настолько вывело из себя приличного человека, который раньше никакого насилия к членам семьи не применял? Сегодня мы расскажем обо всех подробностях того жуткого вечера.

КОЛЛАЖ АННЫ ВЯЖЕВИЧ.


После сообщения медиков, которых вызвала хозяйка коттеджа, на место происшествия выбыла следственно–оперативная группа. Если бы вместо них там оказался случайный прохожий, то у него наверняка пробежал бы мороз по коже. На полу лежало бездыханное тело. Повсюду много крови. Стены и пол были буквально забрызганы ею. «Уголовное дело возбудили после проведения экспертизы, которая установила наличие проникающего ножевого ранения», — восстанавливает хронологию событий следователь по особо важным делам отдела по расследованию преступлений против личности и общественной безопасности УСК по Минской области Андрей Концевой.

Начали устанавливать обстоятельства, допрашивать жильцов дома, соседей. Бывшая супруга подозреваемого, немного опомнившись после потрясения,
рассказала, что с ним произошел конфликт. В итоге бывший муж с ножом в руках преследовал ее и сестру, а также малолетнего сына. Фигурант же утверждал, что не наносил удара погибшей. Якобы потерпевшая сама напоролась на нож или он случайно ее зацепил, но не помнит этого. В то же время соглашался, что для такого увечья необходимо именно осознанно ударить. Объяснить это обстоятельство не мог. «Выводы экспертов показали: брызги крови на стенах могли образоваться от взмахов окровавленным предметом. Это говорит о том, что были замах, удар и извлечение ножа», — приводит пример противоречия в показаниях подполковник юстиции. Ребенок из–за пережитого получил тяжелую психическую травму и около месяца лечился в больнице. Только после этого следователи начали аккуратно допрашивать мальчика, в отношении его назначили психолого–психиатрическую и судебно–медицинскую экспертизы, которые показали, что психическое расстройство, развившееся у ребенка, можно приравнивать к тяжкому телесному повреждению. Случай настолько редкий, говорит Андрей Владимирович, что эксперты и следователи даже не могли вспомнить ничего подобного: «Очевидцу, в отношении которого не предпринималось никаких действий, причинено повреждение, которое классифицируется как тяжкое телесное. Обычно такое происходит с потерпевшими: во время физического воздействия наносится еще и моральная травма. На допросах с мальчиком психологи в игровой форме подводили его к даче показаний. Эксперты сказали, что разговоры об этой ситуации в дальнейшем могут его травмировать, поэтому мы решили минимизировать общение с ним». И все же показания паренька тоже имели значение: он подтверждал, что отец преследовал их с предметом, похожим на нож. Следовая картина на месте трагедии, допросы подозреваемого и потерпевших, заключение экспертиз — собранные по крупицам и сопоставленные факты позволили восстановить картину случившегося.

Екатерина и Александр (имена изменены по этическим причинам. — Прим. авт.) недавно развелись, однако по–прежнему жили под одной крышей. На этом фоне их отношения обострялись. За день до трагедии Екатерина приобрела квартиру в Минске для своего бывшего мужа, чтобы наконец разъехаться. 2 декабря Александр отправился ее посмотреть. Пока вопрос о его переезде не обсуждался. Однако в это время дама, желавшая поскорее выселить Александра из дома, собрала его вещи и выставила на улицу. Вызвала службу по замене замков. Вернувшись через несколько часов и увидев на крыльце коттеджа свое имущество в больших полиэтиленовых пакетах для мусора, тот пришел в ярость. Особенно вывели из себя новые замки на дверях и ответ из окна: «Твои вещи собраны, уходи». Александр стал кричать и требовать, чтобы его впустили. На это — тишина. Тогда он ногой разбил дверь из прочного
стекла с тыльной стороны здания и проник в дом. От удара сломал себе палец. В этот момент в коттедже находились Екатерина с 57–летней сестрой Людмилой и 11–летним сыном. Разъяренный мужчина схватил на кухне нож и, хромая, стал их преследовать. Перепуганные члены семьи бросились на второй этаж и закрылись на террасе. Александр пролез туда через оконный проем. Претензии у него были лишь к хозяйке. Держа нож в руке, он подбежал к ней и повалил на пол. Требовал объяснений, выкрикивал угрозы. Раньше с ним ничего подобного не происходило, поэтому все были в шоке. Людмила бросилась на помощь. И тут Александр, одной рукой держа бывшую супругу, нанес удар ножом в область грудной клетки ее сестре. Клинок по рукоятку вошел в тело. Удар был настолько сильным, что у потерпевшей одновременно были сломаны ребра, повреждены легкое, аорта и пищевод. Она сделала несколько шагов в сторону, потеряла сознание и упала. Травма оказалась смертельной.

Увидев это, виновник трагедии бросил нож и выбежал из помещения со словами: «Посмотри, что я из–за тебя натворил!» Следственно–оперативная группа обнаружила поникшего мужчину в гараже. Он уже приготовил веревку... Однако осуществить страшное намерение, по его словам, не хватило духу. Сам был шокирован. Александр имел спокойный характер, занимал руководящую должность на одном из минских предприятий. Как объяснил случившееся? Обидой на бывшую жену, с которой прожили вместе достаточно долгое время. Говорил, что его выбросили, как ненужную вещь. Женщина, кстати, на тот момент работала замдиректора в коммерческой фирме. 

Следствие квалифицировало его действия как угроза убийством, умышленное убийство и причинение тяжкого телесного повреждения малолетнему. В июле 2018 года суд признал Александра виновным. Приговор — лишение свободы на 18 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

zhur@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Новости