Минск
+3 oC
USD: 2.12
EUR: 2.34

По линии жизни и МВД

С момента начала дактилоскопической регистрации взяты сотни отпечатков пальцев, которые фигурируют в уголовных делахВ начале года Министерство внутренних дел направило в Совет безопасности и Совмин ходатайство об изменении Закона о государственной дактилоскопической регистрации. В частности, МВД настаивает на том, чтобы отпечатки пальцев сдавали не только призывники, но и все военнообязанные белорусы. В верхах эта инициатива пока прорабатывается. Зато в народе ее обсуждают весьма бурно. Тем более что еще до официального решения сбор дактилоскопических данных, по сути, начался через военкоматы и территориальные органы внутренних дел. Противники этой идеи считают, что обязательная сдача отпечатков пальцев нарушает их гражданские свободы. “Народная газета” попыталась разобраться, чем же руководствуются сторонники дактилоскопии — почему они так настаивают на этой процедуре и какие выгоды она сулит? Чтобы прочувствовать вопрос, корреспондент “НГ” даже прошел через дактилорегистрацию.

Дактилоскопия с чистыми руками
— Вытрите пальцы, чтобы они были сухими, иначе краска плохо нанесется, — протягивает салфетку старший эксперт Государственного экспертно-криминалистического центра Андрей Коваль. Пока привожу руки в порядок, специалист заканчивает последние приготовления к снятию отпечатков. На гладкую пластину он выжимает из тюбика черную, как вакса, типографскую краску. Аккуратно раскатывает ее валиком. Затем берет мой большой палец и сначала прокатывает его по краске, а потом оставляет им след на дактилокарте. Аналогичный маневр с указательным, средним и т.д. Потом ладонь. Вся процедура, испачкавшая мне обе руки, заняла около пяти минут. На то, чтобы отмыть краску (для этого необходимы горячая вода и мыло), понадобилось примерно столько же времени.
На самом деле дактилоскопию легко можно пройти, не замарав рук. В ГЭКЦ, как и во многих районных отделениях милиции, есть сканер бескраскового дактилоскопирования, прозванный еще “живым” сканером (кстати, разработка белорусских ученых). Здесь пальчики катают не по краске, а по чувствительной панели, данные с которой сразу поступают на компьютер. От занесения моих отпечатков в базу данных автоматизированной дактилоскопической идентификационной системы “Дакто-2000” я воздержался. А вдруг мои отпечатки окажутся такими же, как у какого-нибудь закоренелого преступника. Потом хлопот не оберешься...
Вероятность совпадения: один шанс на девятильон
Ученые возможность совпадения отпечатков пальцев у двух разных людей напрочь отметают. Чтобы такое могло произойти хотя бы по теории вероятности, на Земле должно жить минимум девятильон человек. Девятильон — это цифра с 63 нулями. Выраженная в сантиметрах, она составляет расстояние от нашей планеты до самой далекой видимой звезды. Столько людей никогда не жило и жить не будет. Специалисты утверждают, что даже у близнецов, которых с лица не отличишь, отпечатки пальцев разные. Разве что тип узора общий, и то не всегда.
— В криминалистике пока рассматривается только папиллярный узор пальца, а ведь наука движется вглубь, — говорит начальник оперативно-криминалистического отдела ГЭКЦ Владимир Красаускас. — Скоро будут учитываться даже кромки узора и поры на пальце. Представьте себе: отпечаток только одного пальца имеет более полутора сотен отличительных признаков. А сколько их на десяти отпечатках?
В детективных романах иногда пишут про то, как преступники, чтобы не оставлять следов, делают на пальцах ожоги или вовсе пытаются срезать папиллярный узор. У специалистов такие повороты сюжета вызывают только улыбку. Ведь человека можно опознать и по тому, как у него срослись края шрама от пореза и ожога. Это такой же верный отличительный признак, как крючок, разрыв и островок в узоре руки.
Белорусские эксперты полагают, что лучшей идентификации, чем по пальцу, пока не придумано. Да, сегодня можно установить личность человека по его ДНК. Но для этого необходимо дорогостоящее оборудование. Дактилоскопия — это идеальное соотношение цены и качества.
Есть ли следы
после взрыва?
Ни для кого не секрет, что белорусские стражи правопорядка по отпечаткам пальцев ищут людей, причастных к взрыву 3 июля. Возникает естественный вопрос: неужели после взрыва могли остаться какие-то следы?! Оказывается, могли. Современные технологии значительно расширили возможности криминалистов. Еще лет пятнадцать назад оружие, выброшенное в воду, гарантировало преступнику анонимность. А нынче — не факт. Эксперты вполне могут отыскать пальчики. Так что и после взрыва могли остаться улики.
Кстати, в милицейских кругах ходит такая байка. Как-то раз на месте преступления среди всяких предметов было найдено эмалированное ведро. На нем обнаружили следы, которые дали совпадение. Тем не менее эксперты были удивлены: человек, которому принадлежали пальчики, на момент совершения преступления давно сидел в тюрьме. Разгадка оказалась простой. Выяснилось, что в заключении мужчина был задействован на изготовлении ведер. Одно из них, с его отпечатками, оказалось в ненужном месте в ненужный час... При благоприятных условиях следы сохраняются весьма долго — не только месяцы, но и годы.
Сотни совпадений
и тринадцать трупов
У многих инициативы МВД, связанные с дактилоскопией, вызывают раздражение. Ну не хотят люди сдавать отпечатки пальцев — и все тут. В одних говорит дух противоречия, другие боятся неизвестно чего, третьим есть что скрывать. И что тут скажешь?
— Когда люди просят тебя отыскать пропавшего родственника, над дактилоскопией нехотя задумаешься. Сегодня в стране насчитывается 400—500 неопознанных трупов. При помощи отпечатков пальцев установить их личности было бы гораздо проще, — считает начальник оперативно-криминалистического отдела ЭКЦ УВД Миноблисполкома Ксения Данько. — С каждым из нас в жизни может всякое случиться...
Начальник 3-го управления ГЭКЦ Виктор Безмен подкрепляет эти слова такими данными. С момента начала дактилоскопирования военнообязанных (сентябрь прошлого года) выявлено более тысячи совпадений с отпечатками пальцев, которые фигурируют в уголовных делах о разбое, грабежах и даже убийствах. Это вовсе не значит, что люди, которым принадлежат следы, являются преступниками. Возможно, это важные свидетели, которых не хватало следствию. Есть и такой момент. При помощи дактилоскопических данных, полученных за последнее время, уже было опознано тринадцать трупов. Еще раз убеждаешься: человеческая жизнь коротка и непредсказуема...

 Вопрос ребром Возможна ли провокация?

Когда о тебе слишком много знают посторонние, это не всегда приятно. То же самое и с дактилоскопией. Отпечатки пальцев — это, если так можно выразиться, личная информация. И предоставлять ее широкой общественности не хочется.
— База отпечатков — закрытая система. К ней имеют доступ только сотрудники, которые с ней работают, — успокаивает Ксения Данько. — За предоставление информации посторонним лицам предусмотрена уголовная ответственность. Бывает, что следователи из районов запрашивают сведения по телефону. Естественно, я им ничего не говорю. Как мне узнать, что звонит именно милиционер? Информацию он может получить только через официальный запрос за подписью начальника отделения. Атака хакеров на базу данных невозможна. Потому что наша система локализована и не связана с Интернетом. Подбросить отпечатки из базы данных на место преступления? А как вы себе это представляете? Эти отпечатки хранятся на дактилокартах, в электронном варианте. Как их перенести на предмет? Дактилоскопия — это просто возможность быть узнанным.

 Интересно Кто попался “на пальчиках”?

Случаи из практики рассказывает начальник экспертно-криминалистического отдела Фрунзенского РУВД Минска Олег ФЕДОРОВИЧ

...разбойники
— В квартиру позвонили. Хозяин открыл дверь, и на него сразу же набросились два разбойника. Прямо в коридоре они начали избивать мужчину. Гостивший у него друг, чтобы не попасть под раздачу... выпрыгнул в окно четвертого этажа. Нападавшие не ожидали такого развития событий и скрылись с места преступления. Выпрыгнувший мужик выжил — он упал в сугроб и отделался переломом ноги.
Честно говоря, было мало надежды что-либо отыскать. Ведь основные события разворачивались в маленьком коридорчике с шершавыми стенами — следы плохо ложатся на такую поверхность. Но под дверным звонком заметил четкий отпечаток, будто сделанный для дактилокарты. Сразу подумал, что это наследил кто-то из наших. Однако через месяц стало известно, что это след одного из преступников. Их потом обоих задержали.
...“барсеточники”
— Когда люди снимают в банке круглую сумму, они частенько кладут деньги в барсетку и бросают ее на сиденье рядом с водительским. Преступники этим пользуются. Под заднее правое колесо машины они подкладывают заточенный металлический штырь. Водитель начинает движение, а через сотню метров замечает, что у него спустило колесо. Пока он занят запаской, “барсеточник” тихонько открывает дверцу и забирает деньги. Недавно нам удалось поймать одного такого, за которым числился ряд машин. Он оставлял следы, когда придерживал дверцу, чтобы та слишком громко не хлопала.
...“многоликий” грузин
— Сотрудники нашего РУВД шесть раз задерживали гражданина Грузии за отсутствие документов. Каждый раз у него брали отпечатки пальцев, и каждый раз он называл новую фамилию. В итоге на одного человека было заведено шесть дактилокарт. Когда по отпечаткам пальцев мы установили, что грузин причастен к квартирным грабежам, то долго не знали, под какой же фамилией направить дело в суд. Ведь преступник мог назвать данные реального человека, проживающего в Грузии. А когда на фамилии “висит” судимость, у невиновного могут быть проблемы с въездом на территорию Беларуси. Нам пришлось отправить пальчики грузинского “гостя” к нему на родину, чтобы узнать, как его на самом деле зовут. Этот процесс растянулся на полгода.
...“продавец” бытовой техники
— Мужчина “специализировался” на только что сданных домах. Люди в них еще не жили, а кое-какая техника, в частности газовые плиты, там уже была. Сначала он вышибал хилые двери в новостройках, сам забирал плиты, а потом через объявления в газетах их продавал. Но затем мошенник обнаглел до того, что предлагал покупателям, которые принимали его за хозяина квартиры, самим забирать плиты. Так мужчина продал около 60 единиц бытовой техники. Но поскольку он везде оставлял отпечатки пальцев и уже имел судимость, его задержание было делом времени.

Факты

*Сегодня в Беларуси насчитывается более 3 миллионов дактилокарт. Данные хранятся как в электронном виде, так и в бумажном (на случай компьютерного сбоя).
*Чтобы проверить следы с места преступления на совпадение с имеющимися в базе данных отпечатками, необходимо от 2 до 6 минут.
*По достижении человеком 80-летнего возраста его дактилокарта уничтожается.
*Чтобы пройти добровольную дактилоскопию, необходимо написать заявление в территориальный орган внутренних дел и иметь при себе паспорт. Это процедура проводится бесплатно.
* Человек, прошедший добровольную дактилоскопию, в любой момент может потребовать уничтожения своей дактилокарты.
*С началом работы автоматизированной дактилоскопической идентификационной системы “Дакто-2000”, которая хранит сведения обо всех дактилокартах страны, число неопознанных трупов уменьшилось примерно в 5 раз.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...