Источник: Знамя юности
Знамя юности

По-домашнему тепло

В доме для стариков тоже ждут Новый год. «Знаменка» побывала у постояльцев в гостях

Новый год –  время чудес и подарков. И неважно, сколько вам лет – праздника хочется в любом возрасте. Корреспондент «Знаменки» побывала у постояльцев отделения круглосуточного пребывания для граждан пожилого возраста и инвалидов Мядельского территориального центра социального обслуживания населения в деревне Узла.


Искренние объятия – лучшая благодарность

Раньше на этом месте была средняя школа. Однако ее закрыли, и детей отправили в соседнюю деревню. Учебные классы послужили пристанищем для тех, кто по каким-то причинам оказался в одиночестве, о ком некому заботиться. Но ведь в Новый год никто не должен остаться без чуда и подарка под елкой – ни ребенок, ни взрослый, ни пожилой человек. Поэтому на один вечер превращаюсь в доброго Дедушку Мороза и еду дарить внимание тем, кто давно его не получал. Собираю мешок с подарками – яблоки и груши со своего сада, теплый плед, шерстяной кардиган и сладкие угощения.

Когда я приехала, постояльцы смотрели телевизор. В фойе яркими огнями переливалась гирлянда на елке. Вручаю фрукты, которые каждый получит на ужин. Затем перехожу в просторную комнату, где тоже стоит украшенная елка, светло и от этого празднично и очень уютно. Младшая медсестра по уходу за больными Людмила Перковская замечает мое изумление:

– Здесь за порядок Надежда Михайловна отвечает. Всегда поддерживает чистоту.

Ко мне подходит невысокая старушка. На ее лице сияет улыбка. Протягиваю подарочный пакет, поздравляю. И вдруг Надежда Михайловна меня обняла. Растерявшись, не нахожу, что сказать.

А вот и Владимир Василь­евич подошел. Вручаю подарок. Дедушка оказался более сдержанным в эмоциях. Усажи­ваюсь поудобнее, чтобы послушать их истории.

Прокручивая воспоминания

Судьба человека – это целая книга со своими трагическими страницами. Кто-то пережил войну и концлагеря, кто-то успел похоронить детей. И когда остаешься один-одиноше­нек, все дороги ведут в специализированные учреж­дения.

Надежде Януть 87 лет, из них почти пять она живет в доме престарелых. Надежда Михайловна похоронила мужа, детей у нее не было. Сюда ее привела беда:

– Ночью через окно ко мне залезли бандиты и стали требовать деньги. Схватили за горло и начали душить. Деревня-то у нас маленькая, соседей не было, чтобы закричать да позвать кого на помощь. Подумала, что лучше все отдать, чтобы еще большей беды на себя не накликать.

Бабушка сказала, где хранятся накопленные средства. Ее сильно толкнули, деньги забрали и ушли. Надежда Михайловна была очень напугана, молилась до самого утра, чтобы неизвестные не вернулись. Уже потом обратилась к родным. Страшно было жить одной, да и в селе числилось всего пять человек, поэтому попросила старушка родственников, чтобы устроили в дом престарелых:

– Тяжело было попасть. Но мне повезло, что освободилось мес­то. Так и живу теперь тут. Чувствую себя хорошо и в безопасности.

92-летний Владимир Талайко – ветеран войны и ин­валид второй группы. Да и к тому же земляк Надежды Михайловны – оба родились в деревне Черем­шицы. Нелегко Владимиру Васильевичу вспоминать о том, как оказался в отделении круглосуточного пребывания:

– Жили с женой. Дочка выросла, вышла замуж за военного. Ездили они много по свету, да остановились в Смоленске. В 2011-м умерла жена, через два года – дочка. Побыл немного один, а потом приехал сюда.

Иногда Владимира Василь­евича навещают внуки. Приезжают на неделю весной и осенью, звонят время от времени. Многое может дедушка рассказать о военном прошлом:

– Попал на 3-й Украинский фронт. Участвовал в боях в Югославии, Венгрии. Около озера Балатон, незадолго до Дня Победы, тяжело ранили. Получил медаль «За отвагу» за взятие Будапешта и орден Отечественной войны первой степени.

Тяжело пришлось в послевоенное время Владимиру Васильевичу и Надежде Михайловне. Деревню отстраивали заново. Владимир Васильевич до войны успел окончить пять классов и по тем временам считался грамотным человеком. Работал сначала счетоводом в колхозе. А когда в Черемшицах открыли магазин, то перешел работать туда. 32 года посвятил любимому делу, за что получил много благодарностей.

Надежда Михайловна вышла замуж за парня из соседней деревни Карабаны, и уехала с ним на год за рубеж валить лес. Нелегкая это была работа, поэтому вернулись супруги на родину да устроились в местный магазин. Так и трудились там до пенсии.

С тоской о родных стенах

Наступающие новогодние праздники Надежда Михайловна и Владимир Васильевич ждут с нетерпением:

– Вот уже елочку поставили. Может, Дед Мороз с подарками придет. А с соседней деревни дети с концертом выступят.

Помнят бабушка с дедушкой, как раньше праздновали Рождество. Гуляли че­тыре дня! Дети ходили колядовать, молодежь ладила танцы, девушки ворожили на суженых. Взрослые в праздник (они его называли «гадавыя святкі») отдыхали. В селе на Рождество обязательно собиралась вся семья.

Перед Колядами следовало поститься. Зато потом на столы ставили мясные блюда – все самое лучшее, что только было. И обязательно готовили кутью. В детстве запомнила Надежда Михайловна еще одну кашу:

– Варили горох, а мама его раскладывала каждому в тарелку. Мы потом сидели и считали – кому больше положили, а кому меньше... В мороз замерзали окна, мы подбегали и дышали на них, чтобы видеть, когда родители будут возвращаться с угощениями.

С тоской вспоминают о доме пожилые люди. Надежда Михайловна еще бы и огород посадила, да силы уже не те. Привезла с собой постельное сукно, покрывала, которые сама когда-то ткала, фотографии. Владимир Васильевич взял ордена и благодарности. Вот только все равно не то. Они-то и улыбаются, когда рассказывают о доме, но глаза все равно грустные. Как бы ни было хорошо, родные стены ничто не заменит.        

tochickaya@sb.by

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?