Народная газета

По большому счету

Долги по “коммуналке” не греют и не светят

Как бороться с должниками по “коммуналке” — вопрос непростой. В интернете можно найти немало громких случаев: то у матери забирают ребенка из-за долгов, то выселяют инвалида, то на улицу гонят 25-летнего парня. Истории, на первый взгляд, неоднозначные. Ведь в списках неплательщиков попадаются не только маргиналы и асоциальные личности, но и матери-одиночки, люди, потерявшие работу или здоровье. В таких ситуациях на одной чаше весов — закон и чувство социальной справедливости, на другой — судьба человека. Как найти золотую середину?

Фото Сергея Лозюка

Новость претендует на звание скандальной. На сайте ЖКХ одного из райцентров обнародовали списки должников по “коммуналке”. Это, конечно, незаконно, но и коммунальщиков понять можно: если у одних суммы долга 40—50 рублей, то у других доходят почти до 4000. И взыскать их бывает очень непросто.

Незавидное наследство

С 19-летней Мариной мы встречаемся в 20.00. Раньше у нее не получается. Смена кассиром в супермаркете длится 12 часов. В месяц выходит лишь пару выходных. Она хочет поскорее рассчитаться с коммунальными долгами: по кварт-плате “висят” неоплаченные 400 рублей и около 1300 рублей — за свет. Девушка говорит:

— О том, что у нас есть задолженность по квартплате, я узнала, когда мне было лет 16. Сразу поняла — это не шутки. Подрабатывала: расклеивала листовки, была официанткой — и половину заработка отдавала маме на погашение долгов. Но, похоже, не все деньги шли по назначению.

Если говорить официальным языком, семья Марины неблагополучная. Мама принимала наркотики, бабушка злоупотребляла спиртным. Девочку трижды отправляли в приют. После совершеннолетия дома она бывала редко — чаще ночевала у подруг. Около 8 месяцев назад мать оказалась в местах лишения свободы. Все заботы обрушились на хрупкие плечи Марины. На руках у девочки осталась бабушка с целым букетом болезней. Женщина почти не ходит и плохо разговаривает. Только на лекарства и подгузники в месяц уходило по 200 рублей. А еще крупная собака и кот — их нужно кормить, выгуливать. До “коммуналки” руки дошли не сразу. Пришлось вникать еще и в тонкости оплаты. 

И если про квартплату девушка знала и ранее, то долг за свет стал открытием:

— Когда пришла в “Энергосбыт”, мне сказали, что за последние несколько лет оплата поступала только дважды. Дважды! Сейчас у меня часть зарплаты уходит на погашение долга за жилищно-коммунальные услуги по исполнительным листам. Конечно, приходится себе во многом отказывать. Одежду могу позволить только если поднакоплю пару месяцев. Но я справляюсь.

По-человечески в местном расчетно-справочном центре Марину понимают. Но платить надо. Сейчас девушка в поисках еще одной подработки. С долгами планирует рассчитаться к маю, а после этого завершить ремонт. Квартира ей досталась в жутком состоянии. С помощью друзей Марина сделала шпатлевку стен и потолка в жилых комнатах, но на обои денег пока нет. После того как проблемы будут решены, намерена продолжить обучение по полученной в колледже специальности, только уже в университете. Но дома она оставаться не хочет:

— С мамой я сейчас не общаюсь. Она мне пишет, обещает измениться. Просит передачи. Но мне пока сложно разобраться в своих чувствах. Я хочу, чтобы эта ситуация стала для нее уроком. А когда мама выйдет, въедет в отремонтированную квартиру без долгов — здесь она сможет начать новую жизнь.

Цена былых ошибок

Сегодня проблемами должников занимаются многие службы. Достаточно месяца просрочки, и в ход идут напоминания, предупреждения, телефонные беседы, встречи. Корреспондент “НГ” отправился в рейд по неплательщикам вместе с юрисконсультом РСЦ № 6 Московского района Минска Дарьей Кныш и начальником ЖЭС № 14 Московского района Минска Владимиром Зятьковым. Первый адрес — коммерческая квартира, где за 14 месяцев скопился долг 2197,04 рубля.

Оксане на вид лет 50, одета аккуратно, но без изысков, лицо немного припухшее. Она лишена родительских прав и должна выплачивать государству деньги за содержание своего 16-летнего сына. Официально нигде не работает, алименты не платит. Ранее отбывала за это наказание в местах лишения свободы.

Начинается беседа с простого вопроса — почему не оплачивается долг по “коммуналке”? Ответ наготове:

— Не имела возможности. Три месяца меня не было в Минске.

Чуть больше чем за год ей выслали около 30 писем. Реакции ноль. Хотя женщина уверена в обратном:

— Мы с сыном обсуждали, как задолженность погасить. Он получает 200 рублей по потере кормильца. Я объяснила ему: либо тебя выселяют и потом дают какую-нибудь халупу, либо давай будем оплачивать. Допустим, по 150 рублей в месяц.

План спасения заставляет опешить. Вот это расчет! А ведь ребенок, за содержание которого женщина и без того должна, здесь совершенно ни при чем. Вариант самой отвечать за свою безответственность Оксане, похоже, не по душе. Впрочем, решать уже не ей. 

Идем дальше. Аккуратная металлическая дверь, на вид как новая.

— Ого! — удивляется Владимир Зятьков. — Зачастую жилье злостных неплательщиков видно за версту — старые, пошарпанные, иногда разрисованные деревянные двери, замок может быть сломан или вырван — заходи кто хочешь.


Звоним, стучим — никто не открывает. Прислушиваемся — похоже, дома никого нет. Может, на работе? Не повезло и по следующему адресу. Зато после него — удача. Дверь открывает женщина лет 40 в красивом домашнем костюме, приглашает зайти. В квартире — свежий ремонт. На стенах недешевая декоративная штукатурка, на полу — светлый ламинат. Долг по “коммуналке” — 150 рублей. О нем женщина знает:

— Я с ребенком два месяца на больничном. Дочь заболела микроспорией, оплачивается только 14 дней, а два месяца — на неоплачиваемой справке. 

Я вам сейчас покажу!

Через пару минут женщина возвращается со справками. Дарья Кныш, посмотрев документы, интересуется:

— Если у вас такая ситуация, почему не ставите нас в известность?

— А что, так можно? — искренне удивляется должница.

— Конечно, можно позвонить нам в РСЦ, объяснить причину неуплаты. В противном случае будут приняты меры.

Заканчиваем на позитивной ноте — женщина обещает до конца недели погасить долг. Хотя такой исход бывает далеко не всегда. Зачастую неплательщики не открывают двери или, открыв, выгоняют работников госслужб. На эмоциях нередко кричат, хамят. А для похода к некоторым должникам в рейд берут сотрудника РУВД — для безопасности.

Как бы не ток

Как только у человека образовывается просрочка, ему начинают ежедневно звонить. Это делает компьютерная программа: напоминает о необходимости оплаты услуг. Нередко звонят и работники РСЦ. Когда долг более двух месяцев, в ход идут более жесткие меры. Все они закреплены в нормативно-правовом акте: мероприятия в отношении должников у нас описаны на законодательном уровне,  рассказывает Дарья Кныш:

— Если задолженность более 2 расчетных периодов, мы оформляем гражданам предупреждения. Списки таких должников передаем в организацию, которая предоставляет коммунальные услуги. Если неплательщик не пополнил счет через пять дней после письменного уведомления, ему приостановят подачу воды или электроэнергии.

Неплательщиков посещают по месту жительства, могут направить информацию о наличии долга на работу,  чтобы получить содействие по его оплате. Если собственник продолжает игнорировать “коммуналку”, решение вопроса переходит в иную плоскость. Дарья Кныш говорит:

— Юрисконсульты РСЦ подают необходимые документы для совершения нотариусами исполнительных надписей в отношении должников и членов их семей, имеющих задолженность за ЖКУ 2 и более месяца. После направляем исполнительный лист по  месту работы, либо, если человек достиг пенсионного возраста, в ФСЗН — на взыскание через пенсию. При наличии спора оформляем иск о взыскании, и решение принимается через суд.

Кроме того, РСЦ плотно сотрудничает с управлениями образования. Туда направляются списки граждан, имеющих просрочку от 3 месяцев, где зарегистрированы несовершеннолетние дети, — это тоже прописано в законодательстве. Порой такая информация позволяет выявлять неблагополучные семьи и принимать меры по защите детей, в том числе изымать их у нерадивых родителей. Недавний случай: в Могилеве у безработной забрали 10-летнего сына из-за долгов по “коммуналке”. 47-летняя женщина не оплатила 415 рублей. Ее не раз предупреждали о просрочке, приостанавливали обслуживание электрощитка. Только после того как ребенка поместили в приют, могилевчанка погасила задолженность.

Впрочем, порой единственный выход воззвать неплательщика к совести — выселение. По коммерческому жилью подать иск на выселение без предоставления другого жилого помещения можно уже через два месяца после образования задолженности. Для частных квартир — статья 155 Жилищного кодекса. Через полгода просрочки — иск о понуждении к отчуждению жилого помещения.

Однако выселение — это не самоцель, даже здесь неплательщику дается шанс. В Министерстве жилищно-коммунального хозяйства приводят статистику: за 9 месяцев этого года было подано 798 исков на выселение. Сменить местожительство довелось гражданам в 178 случаях. По собственникам картина такая: 156 исков, отчуждено самими собственниками 34 квартиры. Дарья Кныш говорит, что уже сама по себе угроза выселения порой становится действенной мерой:

— Несколько лет назад была такая история. Долг около 10 млн неденоминированных рублей. Квартиру не приватизировали. Когда она перешла в статус коммерческой, мы подали иск на выселение без предоставления другого жилого помещения в соответствии с Указом № 563. На заседание явился один из жильцов, на следующий день весь долг уже был погашен. Пока же не встал вопрос о выселении, платить никто не собирался. С того момента, кстати, этот адрес ни разу не попадал в список должников — ни за один месяц, ни за два. Возникают вопросы — всегда звонят.

Свет в конце тоннеля

Подобные подходы к неплательщикам существуют далеко не везде. Взять, к примеру, США. Оплату “коммуналки” можно привязать к банковскому счету или кредитной карте. Условно говоря, все долги стекаются в банк. А по кредитным долгам именно финучреждение будет принимать санкции к неплательщикам. Разбираться в “сложных жизненных ситуациях” никто не станет.

В Китае в квартирах в относительно новых домах стоят депозитные приборы учета ресурсов с электромагнитными клапанами. В аппарат собственник вставляет специальную карточку. На ней должны быть деньги — тогда электромагнитный клапан открывается, и идет поставка электроэнергии, воды и газа. Если деньги закончились — поставка ресурсов тут же приостанавливается.

Принцип предоплаты действует и в Германии. Только иначе: проводится анализ потребления ресурсов за прошлый год и на основе этого делается прогноз на следующий. Высчитывается сумма оплаты — ее нужно внести заранее. По итогам года производится перерасчет: избыточную сумму вернут, а если не хватает, придется доплатить.

Стоит признать: наша система куда гуманнее. Это касается не только методов борьбы с неплательщиками. Можно, например, получить помощь в виде безналичной субсидии. Ее дадут тем, у кого на оплату уходит 20% от совокупного дохода семьи в городе и 15% — в сельской местности. С января по сентябрь такой возможностью воспользовалось более 14 тысяч семей. Если трудности временные — можно сообщить об этом РСЦ и отсрочить санкции. Те, кто живет за границей, могут оплатить услуги наперед.

Таким подходам наверняка позавидовал бы любой немец или китаец. Однако у нас, судя по всему, это не очень ценится. Цифры по Минску: за полгода задолженность по “коммуналке” набежала более чем на 5,1 млн рублей. Сумма немаленькая. Тем временем работа с должниками тоже требует финансов. Гуманность обходится дорого.

После очередной неудачи — хозяев не оказалось дома — идем по последнему адресу. Еще по домофону узнав, кто пришел, хозяйка ждет нас с распахнутой дверью. Это жилье куда скромнее предыдущего: в маленькой квартирке простенькие обои, на полу линолеум, из мебели лишь самое необходимое. Все чисто и аккуратно. Здесь живет Анастасия, у нее трое малышей-дошкольников. Дети ни на секунду не отходят от матери — буквально виснут на хрупкой женщине. Как и огромный долг — 878,82 рубля. Анастасия заверяет — перед Новым годом положит на счет 300 рублей:

— Сейчас нужно деньги на садик сдать — от новогодней видеосъемки мы уже отказались, будем брать только фото. На алименты, честно сказать, трудно подать. У нас папа не работает, милиция его разыскивает. Получить что-то вряд ли удастся. Свет я по чуть-чуть, но оплачиваю. В январе возьму справку, что трое детей прописаны, чтобы меньше платить. После Нового года рассчитаюсь полностью по основному долгу, потом буду выплачивать пеню. Хоть по 10 рублей, бабушка поможет. Нет сил получать письма-предупреждения. Стыдно.

История здесь не простая. В прошлом детей Анастасии забирали из семьи. Но женщина опомнилась: устроилась дворником, исправно платила алименты. Суд вынес решение оставить детей с матерью. Сейчас она регулярно погашает долг по “коммуналке” — ежемесячно кладет на счет 50—200 рублей.

Пример позитивный, но таких немного. Измениться способен не каждый. Среди тех, у кого большие суммы долга, немало “хронических” безработных. Депутат Палаты представителей Юрий Дорогокупец говорит:

— В Минске сейчас вакансий больше, чем людей, которые хотели бы работать. А это значит, что трудоустроиться можно. На это направлена и новая редакция Декрета № 3 — дать возможность устроиться на работу или организовать самозанятость любому желающему. Те, кто ведет аморальный образ жизни и имеет большие долги за ЖКУ, относятся к другой категории — они не хотят трудиться. Но кто будет все оплачивать за них? Таких людей, значит, нужно заставлять работать. И без жестких мер в некоторых запущенных случаях не обойтись.

МНЕНИЯ

Виктор Клименко, директор частного ЖЭС “Аймалин М”:

— Вопрос борьбы с должниками комплексный. Для меня удивительно, как мы еще раньше не осознали, что глупо предоставлять услугу без предоплаты. Это как идти в магазин, съесть колбасу и сказать — я потом рассчитаюсь. Мы приходим, покупаем продукт, а если нас он потом не устраивает, можем предъявить претензии. Так же должно быть и с “коммуналкой”. Когда есть предоплата, не нужно ходить и выбивать долги. И потребитель знает, что без оплаты он не получит услугу. На суды будет меньше нагрузка. Безусловно, у нас государство социально ориентированное, но порой мы сами порождаем иждивенческие настроения. Однако прежде чем переходить на такую систему, нужно решить иные вопросы. Во-первых, прийти к 100-процентной оплате услуг. Чтобы прекратить разбирательства, как тариф считался и почему он такой. Во-вторых, внедрять дифференцированные цены на ряд услуг. У нас все дома вне зависимости от сложности и уровня комфортности сегодня обслуживаются по одному тарифу. Что высотка, напичканная всевозможными системами — лифты, дымоудаление, что пятиэтажка. Но дом дому рознь.

Геннадий Каленов, исполнительный директор Международной ассоциации менеджмента недвижимости:

— Тема задолженности населения за ЖКУ у нас пока не такая острая, как, например в России. Но если посмотреть на 5—10 лет вперед, то обсуждать эту тему нужно уже сейчас. В странах ЕС платить за ремонт дома, гасить задолженность за поставку электроэнергии — это обязанность собственника. У нас же это право потребителя. В результате у граждан проблем нет, но они есть у реального сектора. Как соблюсти баланс? Нужно переходить к усилению ответственности, чтобы люди понимали, что они являются коллективными собственниками дома и государству здесь ничего не принадлежит, нужно самим объединяться и решать проблемы. Тогда в дальнейшем можно перейти к работе над двумя блоками: законодательным, который четко определяет, что есть жилищно-коммунальные платежи, и техническим, который позволяет препятствовать образованию задолженности при помощи различных технических приемов. Что касается первого, то, к примеру, если мы говорим о совместном домовладении (а у нас таковые все многоэтажки, за исключением арендных домов), то согласно мировой практике оплата идет вообще не за ЖКУ. Ресурсы используют инженерные системы всего дома. Поэтому в законодательных актах Великобритании, Австрии, Германии четко прописано, что такие платежи — это задолженность собственника перед совместным домовладением и он должен ее погасить за год вперед. Но для удобства имеет право платить ежемесячно. Если образуется долг за 2 и более месяца, суд может обязать собственника заплатить за год вперед. Эти правоотношения намного жестче, чем наши. С точки зрения экономики, это лучше, но у людей вызовет недовольство. Поэтому и нужна поэтапная подготовка.

gavrusheva@sb.by


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена без письменного разрешения редакции. Цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости