Плохие дети

Куда уходит ген родительской любви?

Всякий раз, когда начинаю размышлять об отношениях детей и родителей, из памяти непременно выплывает то судебное заседание. На скамье подсудимых оказался тридцатисемилетний сын, который, по свидетельствам соседей, регулярно избивал свою мать.

Судья — строгая на вид женщина в очках — спросила прямо, почему он так поступал с человеком, давшим ему жизнь. Таким же простым и коротким был ответ. Смысл его заключался в том, что, дескать, мать мешала ему заниматься сексом с сожительницей.

Коллаж Николая ГИРГЕЛЯ

Судебные процедуры продолжались, а я недоумевал, почему судья не задала еще более простой вопрос подсудимому: не считает ли он, что в такие годы пора позаботиться о своем жилье и оставить пожилую мать в покое?

Процесс этот не был из так называемых громких. В зале, кроме размалеванной косметикой сожительницы обвиняемого, его самого, матери и свидетелей, была небольшая горстка людей. Мне еще тогда подумалось, что именно такие судебные заседания должны были бы освещаться широко и громко. Мужчину осудили на два года отбывания срока в обычной колонии. Не знаю, как развивались события дальше, чем закончилась та история. Но именно тогда открылись вся глубина и смысл украинской поговорки, которая звучит так: «Три беды есть у человека — старость, смерть и… плохие дети».

Большинство событий, с которыми сталкиваемся в окружающей жизни, мы вольно или невольно проецируем на свои собственные ощущения и поступки. Вот и я, всякий раз касаясь этой темы, листаю в памяти эпизоды из своей жизни…

Вот отец ведет меня из школы домой. Я там провинился — порезал лезвием бритвы обидчику из соседнего класса новенькое зимнее пальто. Когда на улице нет людей, отец время от времени «угощает» меня подзатыльниками. Понимаю, что дома достанется больше. Так и вышло бы, но вмешалась мать и защитила меня.

А вот я сообщаю, что новенькие часы, которые родители подарили мне на день рождения, из-за моего ротозейства украли… И вновь отец готовится добраться до меня с ремнем, но вмешивается мать…

Вот мы приехали в деревню к его сестре и пошли за грибами. Зашли в лес, а там в вересе красавцы подосиновики. Пять, десять… Сколько же их? Отец держит меня за руку, чтобы я не побежал и случайно не наступил на эту красоту, и сам не торопится наполнить кошелку. Любуется и хочет, чтобы я тоже ощутил эти мгновения.

А вот я — девятиклассник, вывожу исхудавшего отца за руку, и он смотрит на построенный дом. На глазах слезы. Ему всего сорок пять лет, он, хирург-фронтовик, спасший сотни человек от смерти, сам вынужден вот-вот уйти из жизни из-за неизлечимой болезни.

Матушка неоднократно прилюдно корила себя за то, что в свое время редко посещала родителей, живших в тихой деревеньке. «Ах, если бы можно было их вернуть и отмотать время назад», — тяжело вздыхала она… Намного позже я понял, почему она так говорила именно в моем присутствии. Видимо, знала, что я повторю ее ошибки. Так, впрочем, и случилось. Теперь, когда не стало и ее, многое бы отдал за то, чтобы лишний раз увидеть и пожать теплую руку.

Бегут быстрые годы, а я все продолжаю благодарить судьбу и Господа, что ген любви к родителям никуда не делся из моей души. Где он вообще обитает — этот ген? В душе? Мозгу? Памяти? И почему он, переданный нам по цепочке от кровно близких людей, коими, безусловно, являются родители, куда-то у многих исчезает?

Почитайте милицейские сводки. Сын убил старенькую мать из-за того, что та не дала денег на выпивку. Пожилого отца зарубил топором недавно вернувшийся из мест заключения сын-рецидивист. Примеров преступлений, совершенных на так называемой бытовой почве, множество.

Что же происходит? И при чем здесь ген любви? На мой взгляд, природа и здесь поступает мудро. Не убирая от человека сам этот ген любви, она дает ему возможность начинать и вести дальше свою жизнь с чистого листа. Ты — свободен. Можешь любить своих родителей, можешь не любить. Они ведь тоже не всегда готовы проявить к тебе родительскую любовь и привязанность на всю жизнь. Думается, что любовь — это тоже своеобразный труд, непростая ноша. В нашем случае — хрупкий кувшин с драгоценным напитком. Труд же всегда требует от нас усилий. Ведь есть же среди нас и лентяи, и признанные труженики. Последним всегда в итоге воздается больше.

Так откуда берутся плохие дети? Однозначного ответа на этот вопрос, как и во многих других областях человеческих отношений, здесь, видимо, нет. Вряд ли мои суждения на этот счет тоже можно принять на веру. Полагаю, что в каждом отдельном случае есть свои нюансы и скрытые либо явные детали. Неоспоримо лишь одно: тот, кто потерял по каким-то причинам этот солнечный лучик в своих ладонях и не сумел пронести его по жизни — имею в виду любовь к родителям, — безусловно, человек, обокравший самого себя. Он по-своему несчастный. Иной вопрос — стоит ли ему сочувствовать, ведь такой путь он выбирал сам, никто не отнимал у него этот шанс. И уж тем более не виноват тот, кто подарил ему жизнь и желает только добра.

Любовь к родителям — благотворное целительное чувство. Сила его в том, что с годами оно только крепнет, становится более осознанным. Заодно и напоминает, что время и жизнь слишком скоротечны, чтобы тратить их попусту, не наполнять достойными делами. Пусть у каждого из нас будет меньше воспоминаний, в которых уже ничего нельзя изменить.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?