Пленных не брать!

Дети перестали играть в войну

Мне нравится наблюдать за детьми. Люблю смотреть, как они возятся в песочницах, что–то там «пекут», пересыпают, лепят. С удивлением и радостью взирают на дело своих рук. Домики строят забавные — без окон и без дверей. Канавки роют, о чем–то только им понятном договориться пытаются. Иногда ссорятся, толкаются, даже до плача и потасовок дело доходит. Тут родители и появляются, заталкивая смартфоны в карманы, растаскивают забияк, начинают строгими голосами поучать. Мальчикам говорят, что девочек нельзя обижать и так далее, и тому подобное. Уговоры и нравоучения действуют, но вскоре забываются. Иногда маленькие девочки мальчишек лупят. Так всегда в песочницах было и будет. Как и вообще на детских площадках: кто–то толкается, кто–то дуется, кто–то даже плачет. А дети постарше гоняют на самокатах, роликах, великах и со всякими новыми распрекрасными цацками.

Но я заметил, что совсем мало командных игр. Даже к футболу–хоккею школьники младших классов относятся прохладно. Не видел, чтобы носились по дворам с мячом, чтобы крик стоял, чтобы двор на двор, класс на класс. Чтобы мальчишка–увалень на воротах, а те, что пошустрее, лупили пенальти... Может, нынешней детворе уроков физкультуры в школе хватает? Но и летом, во время каникул, редко вижу детский футбол и волейбол. Не слышу, чтобы во дворе мяч стучал.

Но самое интересное наблюдение: наши дети перестали играть в войну. В «настоящую», с пленными, ранеными и убитыми, автоматами, пистолетами... Атаками и криками «ура!!!». С девочками–санитарками. С допросами пленных врагов. В такую, как мы играли.

Понятно, что современные дети вообще стали меньше проводить времени во дворах. Им некогда. Сидят себе перед компьютерами в наушниках, даже телевизор игнорируют, говорят, что там смотреть нечего. В команды и компании если и собираются, то в виртуальные, чтобы троллить кого–нибудь.

Кажется, что еще совсем недавно все было иначе. Я помню, как из доски при помощи ножа, напильника и ножовки делал автомат. А как им гордился и хвалился! Ведь у моего автомата приклад был обмотан синей изоляционной лентой, а сам он был выкрашен черной краской. В общем, выглядел как настоящий. И пистолеты такие же были. Деревянные, но тяжелые. Мне пистолет отец помогал делать. А потом, после школы, до зубов вооруженные, мы собирались за кирпичными сараями в парке Победы. Символично! Делились на команды, на русских и немцев, на своих и врагов, и начиналось... Сараи превращались в крепость. Одни ее защищали, не щадя живота своего, а другие — пытались захватить. Но прежде посылали разведчиков. Ждали, когда те приведут языка. Но и защитники крепости сиднем не сидели, тоже высылали разведчиков. Все было очень серьезно, по–настоящему. Доходило даже до того, что договаривались пленных не брать! И сражение могло длиться до позднего вечера, а иногда и на следующий день. Штабы были, командиры. Иногда и флаги. Пароли придумывали, награждали...

Все эти военные забавы продолжались довольно долго — десятилетиями звучали на всю улицу крики «ура!». Параллельно дети, но уже организованные учителями, играли в «Зарницу». Там своя форма была, автоматы одинаковые, флаги, песни, отряды и марш–броски.

И мне казалось, что эта игра–забава будет вечной. Что и мои дети, и дети моих детей будут продолжать бесконечную схватку, не ими начатую, что они лишь подхватят знамя предыдущего поколения. Что будут яростные, хотя и детские, атаки, как следствие — синяки и ссадины, но будет и победа.

Однако все это кончилось.

Пару лет назад в соседнем дворе видел, как дети бегали двумя командами. Спросил у мальчишки с пластмассовым пистолетом: «А во что это вы играете?» Он чуть притормозил, чтобы ответить: «В зомби!» Расспросить не удалось, малыш убежал — то ли он был «зомби», то ли ловил этого самого «зомби». Игра для меня так и осталась загадкой.

Растворились, как лед в воде, казаки–разбойники, классики, резиночки, индейцы в перьях и еще много всяких детских игр. Они стали поводом поностальгировать, вспоминая далекое и не очень детство. Взрослые мужчины теперь режутся в «танки», а подростки лишь пожимают плечами, глядя на отцов, зарабатывающих очки в виртуальных танковых схватках, покупающих новые бронированные машины...

Хорошо это или плохо, что наши дети не играют в войну? Думаю, но пока у меня нет ответа.

ladzimir@tut.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Александр,53,Бобруйск
Ответ вполне очевиден,как и то,что песочницы,как рассадник заразы необходимо ликвидировать.
Надежда
Я тоже санитаркой была. Торбочка  с красным крестом через плечо. И даже настоящая пилотка и погоны. А теперь для  внуков довожу песок в песочнику. Думаю как разверну бассейн во дворе. Буду возить в парк- там горки разные. А в парке то же смотри да смотри, что бы чиё дитё не толкнули.Мамы страшно агрессивные. Может теннисный стол установим- пусть прыгают возле дома. Двигаться негде- кругом машины. А было детство,какое было детство! По стройкам лазили, на городском бассейне пропадали днями, вечером в жмурки, в кинотеатр ходили... . Няма таго што раньш было.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?