Наш корреспондент побывала в единственной в Беларуси геофизической обсерватории

Планете показана кардиограмма...

Небольшое здание в горпоселке Плещеницы Логойского района построили в 60-х годах прошлого столетия. Место выбрали не случайно — уровень природных и техногенных помех здесь невысокий, так как поблизости нет ни железных дорог, ни оживленных трасс. Спустя годы станция географических наблюдений развилась в крупную обсерваторию, информация которой регулярно поступает в международные центры данных. Корреспондент «СГ» побывала внутри и узнала, насколько точно можно зафиксировать здесь землетрясения и опасно ли изменение магнитного поля Земли.

В ПЛЕЩЕНИЦЫ едем вместе с ведущим специалистом-сейсмологом Центра геофизического мониторинга Национальной академии наук Аркадием Ароновым и научным сотрудником Татьяной Протасовицкой. В дороге узнаю: центр проводит специальные геофизические работы в стране, в том числе для функционирования системы мониторинга чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера и Национальной системы мониторинга окружающей среды. Всего в центре 21 наблюдательный пункт системы геофизического мониторинга по всей стране, из них 18 сейсмических пунктов, один геомагнитный и два геодинамических.

Заведующая обсерваторией Лариса ПУСТОШИЛО показывает аналоговые сейсмограммы.

Заведующая геофизической обсерваторией Лариса Пустошило работает здесь с 2002 года. За плечами Ларисы Лаврентьевны специальность «технолог», полученная в столичном радиотехникуме (ныне Минском государственном радиотехническом колледже), и «маркетолог» — в БГЭУ. Встречает нас на пороге и ведет в главное здание. Первым делом спускаемся в подвал, где на большом постаменте расположен сейсмический датчик:

— Обсерватория работает с 1958 года, а сейсмический датчик, который раньше занимал весь постамент, теперь компактный, как и вся геофизическая аппаратура. Сейчас здесь установлен канадский прибор, а сам постамент не соприкасается с полом подвала и уходит глубоко в землю, чтобы колебания здания не влияли на регистрацию сигнала. Электродинамическая система датчика очень чуткая и ловит любые движения земной коры — в результате возникает электрический ток, который переводится в цифровую форму и передается на регистрирующее устройство.

Аркадий Аронов добавляет: земля никогда не бывает в покое, малейшие шумы и дрожания записываются. Во время землетрясений, взрывов, падения метеоритов появляется особенно сильный сигнал, который потом нужно расшифровать. Инженеры в обсерватории определяют фазы сейсмических волн и время их регистрации, эпицентры и другие параметры, время и силу колебаний. У каждого дежурного наблюдателя своя смена, контроль ведется даже ночью, а датчик никогда не выключается.

Направляемся в архив обсерватории — здесь хранятся записи сейсмических событий с первых лет ее создания, зарегистрированные еще на фотобумаге и бумажной ленте с чернильной записью, а не в электронном виде на компьютере. Стопки рассортированы по годам и размещены на множестве стеллажей. Сбоку на каждом листе стоит штамп с датой. Лариса Лаврентьевна демонстрирует последние аналоговые записи от 2014 года:

Сейсмический датчик реагирует на любые движения земной коры.

— С помощью этих данных можно определить расстояние до очага, энергию и магнитуду события. Полученные данные сверяем с международными центрами и корректируем, если обнаруживаем неточности. Оперативный обмен информацией у геофизической обсерватории регламентирован — контактируем с геофизической службой Российской академии наук в Обнинске и аналогичными службами в других странах Европы.

По сейсмограмме, похожей на привычную многим кардиограмму, можно рассчитать и время проявления землетрясения. Заведующая обсерваторией обращает внимание на две волны: Р, то есть первую, и S. Время S отнимается от времени P, и по их разнице можно обнаружить, за сколько минут добежала волна. Например, японские землетрясения доходят до Беларуси всего за 11 минут 20 секунд, ведь скорость распространения волн в земле — от 6 до 8 километров в секунду.

— Большое значение имеет глубина, — уточняет Аркадий Аронов. — Например, 35 километров — именно столько от поселка Плещеницы до Логойска — это еще немного. Чаще всего на белорусской земле ощущаются сильные землетрясения в Восточных Карпатах (так называемая зона Вранча), что в Румынии, — толчки происходят на глубине до 200 километров, но и такая цифра не предел. В определенных местах взаимодействия тектонических плит это значение может достигать 700 километров.

Кстати, последнее землетрясение из зоны Вранча дошло до нас в 2016 году — его ощутили жители Гомельской области. До этого подземные толчки оттуда ощущались на нашей территории в 1977-м, 1986-м, 1990-м. А в 2004 году можно было почувствовать отголоски движения земной коры возле Калининграда.

Лариса Пустошило погружает меня в историю: когда-то прибор записывал сейсмограммы на фотобумагу электронным лучом. Позже их, как и старые снимки, нужно было проявлять, а для этого заходить в абсолютно темное помещение, снимать сейсмограмму, скручивать в тубус. Затем окунуть фотобумагу в проявитель, закрепитель, покрутить барабан глянцевателя. Замечаю, что со временем данные изменились: на старых документах немного линий, а бумага расчерчена на часы. Сбоку несколько латинских обозначений.

— Кроме записей сейсмических волн, здесь есть данные по магнитному полю Земли — сейчас его показатели измеряются магнитометрами, — уточняет Лариса Лаврентьевна и демонстрирует два небольших прибора. Протонный магнитометр — небольшая серая коробка — измеряет полный вектор магнитного поля. Феррозондовый магнитометр — оранжевый, с биноклем — определяет его склонение. Кстати, оба агрегата установлены в изолированных павильонах и чутко реагируют на любые изменения магнитного поля. Сбой может произойти, даже если в теле человека есть медицинские металлические пластины или штифты, а на одежде — молнии, стразы и заклепки.

СЛЕДУЮЩАЯ точка экскурсии — два небольших строения с окнами, через которые можно взглянуть на приборы без опаски. Удивляюсь: одно из них выходит на ровный промежуток между соснами. Мои провожатые поясняют: оказывается, именно за ними стоит мира — так в геодезии называется столб с метками. На него и «смотрит» прибор, а благодаря этому удается понять, насколько географические и магнитные полюса не совпадают — эти данные используются в решении проблем навигации и при составлении топографических карт. Пользуясь случаем, уточняю, не опасна ли заметная миграция магнитных полюсов Земли. Татьяна Протасовицкая развеяла страхи: процесс закономерный для нашей планеты и сейчас нет оснований для прогноза опасности.

Сигналы с приборов расшифровывают специалисты-наблюдатели, которые работают посменно. В обсерватории застаем двух: Нину Рабецкую и Светлану Белую. Нина Антоновна здесь почти сорок лет:

— Училась на географическом факультете БГУ, хотела быть преподавателем. Позже работала воспитателем в детском саду, а затем пришла сюда. В моих обязанностях — распознать сигнал, расшифровать его и записать в тетрадь результаты обработки землетрясения, в том числе время и место, где оно произошло. Кстати, время берется по Гринвичу и на три часа отстает от нашего. В работе нужна оперативность: если раньше передавать сводку в Обнинск нужно было по телефону, то теперь информация отправляется в Россию по интернету — на все про все полчаса.

На компьютер инженера Нины РАБЕЦКОЙ приходит сейсмограмма с датчиков под землей.

Точно определить, где произошло землетрясение, очень сложно, поэтому специалисты используют данные других станций наблюдений, в первую очередь информацию с сейсмической станции «Нарочь», что в Мядельском районе. Бывает, что уровень помех высокий из-за тяжелых грузовиков, которые проезжают неподалеку, или от того, что рядом с датчиком прошел человек. В таком случае, поясняет Нина Антоновна, следует позвонить коллегам на Мядельщину — если в это же время и там зарегистрировали сигнал, значит, это действительно землетрясение.

Компьютерных неполадок здесь не боятся: если сигнал в обсерватории пропадет, это увидят в столице в специальном подразделении Центра геофизического мониторинга и в случае необходимости приедут на помощь. Впрочем, чрезвычайных ситуаций здесь практически не бывает и все отлажено, как часы. Кстати, обсерватория в Плещеницах — один из среднеширотных стационарных пунктов геомагнитных наблюдений на ближайшие 700 километров.

haluza@sb.by

Фото автора.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...