Беларусь Сегодня

Минск
+15 oC
USD: 2.08
EUR: 2.32

Почему плачущий человек по-прежнему под запретом

Плакала

“Поплакала і знов фіалка розцвіла.
Засяяв день таємними знаками.
І мама молода й закохана мала.
На кухні всі однаково плакали”.
Каzка

Мои дети плачут. По пять раз на дню. Разбила коленку дочка, ревет взахлеб, идет на прямых ногах, лежит со скорбным лицом, еще парочку раз плачет — за что ей такое наказание?!

— Дай!

— Не дам.

— Да-а-а-ай!

Ревет малыш. Ему не дали. Не важно что, он уже забыл, самозабвенно рыдает, захлебывается ручьями слез, жизнь несправедлива.

— Мама! У нас самостоятельная по математике-е-е-е… А я забыла подготови-и-и-ться… Я не-е-е напишу, — опять ревет в трубку дочка.

— Не буду кашу! А-а-а-а-а-а! — плачет сын.

— Купи!

— Не хочу в школу!

— Дурацкий! Дурацкий ботинок! Не могу его надеть!

— Мальчик разбил мне телефо-о-о-он!

— Это он первый на-а-а-ачал!

— Нет, она-а-а-а-а!

— Уйди-и-и-и!

— Сама уйди-и-и-и!

АААААААА!!!

Детские слезы меня уничтожают. Вот была себе Человек-Человечище, стояла и смотрела в будущее с оптимизмом, а тут раз — и клином свет.

— Тихо! Тихо, вы!!! Не ревите.

Теперь все что угодно, лишь бы замолчали. Хватаю первое попавшееся под руку, делаю грозный вид, слез становится больше. Действенно только одно — самой заплакать. От бессилия и от желания просто, наконец, выплакать все напряжение. Ведь я тоже режу палец кухонным ножом, сталкиваюсь с трудностями в самый неподходящий момент, не нахожу, что надеть, теряю дорогое кольцо и тоже хочу на море, в конце-то концов. И на ручки-и-и-и!

Взрослые плачут редко. Детям невдомек, что все это совсем не потому, что у нас нет поводов. Им кажется, что мы сами строим свою жизнь и решаем, как и куда ходить, что покупать на ужин, не едим мокрую овсянку и не спим в тихий час. Дети думают, что взрослые не плачут, потому что счастливы. “Везет тебе!”— говорят они. А я обнаруживаю, что в прошлом месяце закончился техосмотр, но нужно ехать, и меня останавливает сотрудник ГАИ. Вот бы заплакать от такой несправедливости, но плакать не нужно, нужно платить по счетам.

Но иногда я плачу. Прямо за рулем. Услышу хорошую песню по радио или специально ее поставлю, еду и реву. В три ручья. Дорогой сотрудник ГАИ, я знаю, что это неправильно, но просто нет в этом мире ни одного места, где бы я могла плакать и это никому не мешало, а плакать внутрь не помогает. Иногда я даже думаю о такой терапевтической группе, куда бы можно было записаться “на поплакать”. Но тоже так себе вариант, это же придется выслушивать чужие истории, а хочется уже не думать о вселенском, а, как в детстве, только про свою вавку. Как хорошо было! Поранился, тут же поревел.

— Я не выучу этот стих! Я не выучу его никогда!!! — бьет себя книжкой по голове дочка и плачет, конечно же.

Выучит стих, пойдет и расскажет на десятку. Я знаю, я уже тысячу раз проходила. Шок. Протест. Слезы. Смирение. Преодоление себя. Рост самооценки. Везде, где было порезано, уплотнится, где напрягалось — вырастет, где работало — станет эффективным. Только вот что делать с невыплаканными слезами, которые наворачивались и были проглочены, украдкой стерты, запиханы назад? Исчезают ли эти слезы? Доктора говорят, что они превращаются в болезни, неврозы, депрессии и бессонницы. Но плакать все равно не приветствуется.

Помню, пришла на УЗИ во время беременности, сижу в очереди, женщины заходят и выходят. Одна весело болтала по телефону с мамой, а из кабинеты вылетела и бегом на лестницу, там ка-а-ак заплачет. Меня удивило, что она не в кабинете разревелась, хотя, видно, именно там узнала что-то неприятное, она держалась перед врачом, убежала, спряталась и только в закутке позволила себе вполне естественную реакцию человеческой психики на неожиданное заключение. Я зашла потом к доктору, говорю: “Там девушка плачет”. “Ой, только вы не плачьте!” “А что и у меня есть повод?!” Слава Богу, повода не нашлось. Но я тогда думала много, почему в этой ситуации женщине нельзя тут же сесть и поплакать нормально.

Люди отстаивают свои права, женщины за равенство вплоть до разрешения ходить топлесс, меньшинства тоже хотят семью и регистрируют браки, люди с ограниченными возможностями вливаются в активную общественную жизнь, цветные уже не воспринимаются третьей расой, но человек плачущий… по-прежнему под запретом! Негласным, непрописанным. Такое табу внутреннее — стыдно плакать и фу таким быть! Мы любим смех, но не приемлем слезы. Только когда уже через край, тогда в доме воцаряется тишина — МАМА ПЛАЧЕТ! Мне несут дары и обнимашки, расцветает фиалка, и день начинает сиять тайными знаками. Тишина на душе. Вот бы всегда так!

“Лице умий дощем, що треба ще?”

sulimovna@rambler.ru

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...
Новости и статьи