Письмо здравому смыслу

Сколько еще волейбольных лет борьба за общее большое дело будет подменяться решением узких, местечковых, а зачастую и меркантильных задач?

Вообще–то хотелось написать о другом. Хотелось рассказать о том, как женская волейбольная сборная России съездила в Стамбул на олимпийскую квалификацию. Но там ничего интересного не произошло. Вопреки опасениям некоторых российских спортсменок в Турции команде не встретились кровожадные янычары, а она сама достаточно легко пробилась на Игры в Рио–де–Жанейро. Зато удалось выудить кое–что примечательное в прошедшем в Берлине квалификационном турнире среди мужчин. Россия и там получила заветную путевку на Олимпиаду, а одним из лучших игроков в ее сборной оказался в недавнем прошлом игрок юниорской сборной Беларуси Егор Клюка.

Как такое возможно и доколе будет продолжаться?

Атакует Егор Клюка.

До недавнего времени в центре внимания журналистов белорусский волейбол оказывался после того, как его представители начинали писать письма. В 2013–м женская сборная написала открытое послание всему миру, потому что вовремя, до чемпионата Европы, не получила форму и вообще амуницию. В прошлом году, и снова перед чемпионатом Европы, к эпистолярному жанру обратились мужчины — но писали они исключительно руководителям спортивной отрасли, а уповали на проблему с оплатой страховок. Но случай Егора Клюки не говорит, а кричит о том, что проблем в нашем волейболе гораздо больше, чем представлялось после прежних посланий. Ныне, похоже, пришла пора написать новое письмо — на этот раз Здравому Смыслу.

Представив себя в волейболе пасующим, я набросал конспект.

Достопочтенный Смысл!

Силюсь понять, но не могу: ПОЧЕМУ?

Почему так происходит исключительно в волейболе? Почему баскетболист Валерий Дайнеко, сделавший великолепную карьеру в российских клубах и наверняка имевший немало перспектив в сборной России, не перешел под знамя страны–соседки? Почему в гандболе, если и были отмечены единичные случаи подобных кульбитов (Тучкин, Горбок), то обязательно сопровождались в дискуссиях набором идиоматических выражений? Почему в женской баскетбольной сборной никто и подумать не может о смене белорусского гражданства? Почему хоккеисты бьются и выигрывают борьбу почти за каждого игрока (Старостенко), почему в биатлоне могут быть искусными дипломатами и вытаскивать из Ханты–Мансийска Домрачеву, а в волейболе словно спят в шапку? Почему в футболе даже скандальный переезд в Киев Артема Милевского умудрились превратить в трансферную революцию в пределах бывшего Советского Союза, а в волейболе все годы суверенитета, кажется, лишь фиксируют да умножают?

Выходец из Гродно Александр Бутько стал олимпийским чемпионом Лондона под руководством Владимира Алекно, делавшего первые шаги в волейболе в Полоцке и Минске.

«Факел» из Нового Уренгоя осенью выбил из Кубка вызова борисовский БАТЭ–БГЭУ, а журналисты отметили, что его состав пронизан белорусами вдоль и поперек. В основном составе российского клуба играли опытный воспитанник гродненского «Коммунальника» Игорь Колодинский и молодые Денис Богдан из Гродно и Егор Клюка из Кобрина. Кроме того, в «Факеле» ныне работают и тренируются менеджер Андрей Жариков, наставник молодежного состава Валерий Андриевич, а также еще совсем юноши Никита Крот из Слуцка и Кирилл Кранин из Гродно.

Теперь вот Алекно вместе с Клюкой, ставшим в его команде едва ли не главным доигровщиком (а проще говоря, забивалой), завоевали путевку в Рио.

Для того чтобы заявить иностранного игрока в чемпионат России, нужно заплатить Всероссийской федерации волейбола 70 тысяч российских рублей (уже меньше тысячи долларов). При этом клубам разрешено заявлять не более двух иностранцев и еще одного игрока, сменившего так называемое волейбольное гражданство. Стоимость трансферного сертификата, получаемого в Европейской федерации волейбола, при переходе игрока из белорусского клуба в российский колеблется от 3 до 5,5 тысячи евро в зависимости от возраста волейболиста, привлечения его в сборную и других подобных факторов. Конечно же, такие скромные суммы не создают никаких проблем для воплощения любых пожеланий имеющих весьма внушительные бюджеты российских клубов.

Уважаемый Смысл, история подтверждает, что Беларусь всегда снабжала кадрами российский волейбол. Знаменитый тренер свердловской, а ныне екатеринбургской «Уралочки–НТМК» Николай Карполь родился в деревне Березница Коссовского повета Полесского воеводства Польской Республики (ныне — Пружанский район). Братья Сапеги — славные волейболисты московского ЦСКА, к сожалению, с трагической судьбой, вышли из Гродно.

Анна Климец

На прошлой неделе молодежные сборные Беларуси (юноши и девушки) успешно миновали барьер первого раунда квалификаций к чемпионатам Европы, и в кругу специалистов сейчас много говорят о минчанине Кирилле Кубаре, брестчанке Вере Костючик, а еще об Анне Климец. Эта девушка только в прошлом году окончила школу в Барановичах, а сейчас является одной из основных доигровщиц «Уралочки».

Ты знаешь, Смысл, а Карполю в истории с Климец надо отдать должное. Он не претендует на ее паспорт и не создает проблем для выступлений за сборную Беларуси. А вот с Егором Клюкой вышло иначе. Сегодня в многочисленных интервью он говорит, что по–прежнему считает себя белорусом, но мечтает сыграть на Олимпиаде. Понять его можно. Даже если абстрагироваться от высоких олимпийских материй, легко объяснить поступки молодого волейболиста тем, что волейбол в российской суперлиге значительно выше уровнем, чем в чемпионате Беларуси. И суммы в контрактах игроков имеют куда большее число нулей. Но как объяснить то, что три года назад Клюку и еще нескольких белорусских парней отпустили в Новый Уренгой, словно по бартеру? По согласованию с тогдашним руководством Брестского облисполкома их обменяли на несколько средней руки новобранцев брестской команды «Западный Буг».

Ты понял, Смысл?

А мне хочется спросить, сколько еще волейбольных лет борьба за общее большое дело будет подменяться решением узких, местечковых, а зачастую и меркантильных задач? Наш волейбол ничуть не реже, чем гандбол, был участником континентальных первенств, но почему лишь один Владимир Козлов в середине 2000–х во весь голос заявлял о стремлении пробиться на Олимпиаду? Для достижения больших целей нужно шуметь, бить в колокола, разжигать сердца патриотизмом. А тишина? Она хороша для совершенно иных дел... Вот и олимпийскую мечту команды девушек Владимира Козлова затерли, как и его самого. Сегодня мало кто знает, что один из создателей минского «Коммунальника», выигравшего в 1987 году Кубок кубков, бывший главный тренер сборной страны с трудом пытается оправиться после перенесенных инсульта и инфаркта.

Школы работают, команды играют — ну и что? Если однажды выясняется, что Клюка уже в Рио, а наши сборные погрязли во внутренних разборках, то что думают в этой ситуации другие молодые игроки?

Смысл, если ты хотя бы задумался при ответе на последний вопрос, вот тебе еще один факт. В ноябрьском интервью нашей газете главный тренер юниорской сборной Беларуси Сергей Кононов бросил в сердцах: «За последние пять лет мы потеряли человек семь. Егор Клюка, Денис Богдан, Алексей Ковальчук...» Последний, Смысл, сын Оксаны Ковальчук — капитана и многолетнего лидера женской сборной нашей страны. Именно ее постоянно (и абсолютно справедливо!) называют образцом патриотизма. Оксане Ковальчук много раз предлагали в России сменить гражданство, а она много лет играет за Беларусь. Вот и на последнем чемпионате Европы она была лучшей в нашей команде. Но... 16–летний Алексей Ковальчук решил повышать свое мастерство в Новом Уренгое, а Сергей Кононов стал считать его отрезанным ломтем. Неужели и он уйдет следом за Клюкой? Хочется спросить об этом у многих. Хочется споров и даже битья посуды.

Но вокруг — тишина.

gord@sb.by

Советская Белоруссия № 6 (24888). Четверг, 14 января 2016
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...