Писательский дом творчества

Владимир Наумович: Нам нужна программа "Писательский дом", не обязательно касающаяся только мастеров слова

«Усе мы з хат» — такое название имеет один из сборников яркого и щемяще–душевного белорусского прозаика, писателя из деревни Зубревичи на Оршанщине Янки Сипакова, воспевшего свои родные места в удивительном эпичном полотне «Зубрэвiцкая сага». Сейчас писателя нет с нами. Как же поживает его родной дом в милых с детства краях? Куда приезжал, обкашивал траву на подворье, «летовал», как и Янка Купала в тех же местах, в Левках, проживая там от прилета птиц до их отлета, когда приходилось глазами провожать журавлиный клин «у вырай». Оцените словцо! «Вырай» — белорусское, без эквивалентной лексики. Похожего слова не найдешь ни в одном языке мира. Тем и живы! Отличием, самобытностью, самостью. Статья в «СБ» (№ 76) с вдохновенным призывом «Кто хочет иметь домик в деревне», где говорилось о том, что «в наших деревнях почти 14 тысяч ветхих домов», взывает к размышлению.

Левки. Музей-дача Янки Купалы.
Фото БЕЛТА

Скажем, писательские дома, оставленные в деревнях на попечение родственников, но поневоле уже сегодня заброшенные после того, когда родные и близкие умерли. Домик стоит, пустует, выветривается, к нему не доехать из–за отдаленности, занятости, и что с ним делать, ума не приложить. Того и гляди попадет под бульдозер: права давно утрачены, их надо доказывать заново. Продавать жалко и некому. «Когда–то в больших и маленьких усадьбах кипела крестьянская жизнь» («СБ»), отраженная творцами в белорусских прозе, поэзии и драме. Речь идет даже не столько о писательских «матчыных хатах» (Леонид Гаврилкин), а намного шире — о «земле наших предков» (Борис Саченко).

Как бы с мутной водой не выплеснуть нам и ребенка! Когда мы будем показывать то железное кольцо, прикрепленное под потолком в деревенской избе, на котором подвешивалась «калыска», благодаря которой мы все получали нашу вечную прописку на этом клочке земли. Речь о тысячах пустующих изб, гнезд, из которых вылетели «в вырай», в большую жизнь наши мореходы, космонавты, архитекторы, врачи, певцы и музыканты, композиторы, артисты, учителя, да и просто умелый трудовой народ, мастера своего дела, чьими руками поднималась и строилась наша независимая, суверенная Беларусь. Тут под бульдозер, как выставку абстракционистов на Манежной площади в Москве при Хрущеве, не пустишь: ни домик окнами в сад, ни ясень, посаженный еще прапрадедом при «первых Советах» или пращуром по возвращении из партизан с Денисом Давыдовым, в лесах под Симаковым возле Мира в войне с Наполеоном. В родовом гнезде гениального Ф.М.Достоевского на Брестчине остался лишь фундамент склепа. Гении рождаются в деревне, но их именами называют большие города, заводы, пароходы. Пусть среди современной белорусской интеллигенции не каждый заслуживает открытия музея, мемориала, памятника. Но дух творчества в белорусах живет, тепло родного очага греет. Тропинка, выведшая когда–то за село, приводила некоторых «за акiяна хвалi» (П.Бровка). В моем Кореличском районе школу в Еремичах вместе с огромным садом в бывшем панском поместье приезжий председатель колхоза давно сровнял с землей — он здесь не учился, какая память. В Зальцбурге, на родине Моцарта и Стефана Цвейга, мне захотелось зайти в сохранившийся дом писателя, впервые красочно заговорившего о «звездных часах человечества». Слышим в ответ: Nou! Nou! Private cimmer!

Нам нужна еще одна программа «Писательский дом», не обязательно касающаяся только мастеров слова, но и других творцов, которые по желанию смогли бы перевезти свои избы поближе из отдаленных мест. Нужна воля для выделения участков, не на пахотных землях, хотя бы там, где подлесок, заросшие лозняком берега. Может, подсказкой будет пример члена–корреспондента Национальной академии С.С.Лавшука, который на вопрос, часто ли бывает в родных Василевичах на Гомельщине, ответил, что перевез избу поближе к столице и сейчас греется, прислонившись щекой к кафелю с василевичского кирпичного завода. Можно воспринимать сказанное как шутку, но все же... С учетом, что сегодня и гонорары ничтожно малы, и выпуск книг осуществляется зачастую на собственные средства, такая помощь писателям, как выделение земельных участков, была бы довольно ощутимой. Глядишь, и свой дачный поселок, подобный Переделкино под Москвой, ставшего для Евгения Евтушенко, прожившего много лет за океаном, в США, вечным пристанищем, мог бы появиться в живописных местах Вилейщины и окрестностях Радошковичей, на Вяче, в Наднеманском крае на Узденщине, под Заславлем, близ городов — спутников Минска в сегодняшней обновленной стране.

Владимир НАУМОВИЧ, член президиума, председатель приемной комиссии ОО «СПБ».

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости