Минск
+16 oC
USD: 2.05
EUR: 2.28

О премьере в театре музкомедии - мюзикле "Моя прекрасная леди"

Пигмалион алых роз

Упорство, с которым Белорусский государственный академический музыкальный театр создает свою великую иллюзию мюзикла, вызывает восхищение. Такую чувственность, дороговизну эмоций и солнечную грусть не встретишь больше нигде на наших подмостках. Музыкальный театр — зона рискованного чудо–деяния. От постановки к постановке театр делает невыполнимое: не глядя на любые настроения за окном, предлагает свое и только праздничное меню. Премьера мюзикла «Моя прекрасная леди» Фредерика Лоу — фирменное блюдо, акт проявления сплоченного мужества труппы. Шикарный трехчасовой спектакль — еще одна работа широкой души режиссера Анны Моторной. До этого Анна ставила «Паяцев», «Мистера Икс» и «Цыганского барона».

«Моя прекрасная леди» — вещица знаменитая. Даже мой армейский друг и сосед Вератила нет–нет да и насвистит поутру, прикуривая первую сигаретку, что–нибудь из жизнеутверждающего клавира у себя на балконе. Например, такое: «Я танцева–ать хочу...» Наверное, мысленно представляя себя в этот момент кавалером Одри Хепберн. Не меньше.

Мюзикл действительно известный, а с такими вечные проблемы — каждый знает, как их нужно ставить. Блистали в нем когда–то, кроме Одри Хепберн, еще Татьяна Шмыга и Наталия Гайда. Версия Анны Моторной вполне себе в традиции. Может быть, только хореография Оксаны Кимкетовой немного более современная. После нескольких номеров Иржи Киллиан ну просто–таки должен завернуться в блин с черной икрой.

То, зачем стоит идти на «Мою прекрасную леди», — это, безусловно, новые лица труппы. Если харизму Илоны Казакевич и Сергея Сутько мы изучили уже очень хорошо, то вот дарование Александры Римкевич и Эдуарда Вайниловича для нас все еще в новиночку. Молодежь, однако, на сцене не тушуется.

На полную катушку режиссер Анна Моторная использует обаяние Александра Осипца — тяжеловеса жанра и локомотива комической оперетты и мюзикла. Его мусорщик Альфред Дулиттл нарисован жирными комедийными красками. Блестяще держит спину в роли экономки миссис Пирс Екатерина Дегтярева. У нее получился концентрированный сатирический образ, высмеивающий старую злую Англию.

Мир «Моей прекрасной леди» выстроен грамотно. Тут вам и гольф, и загородные пикники, и Биг–Бен на заднем плане.

Превратит ли профессор Хиггинс продавщицу цветов Элизу Дулиттл в светскую леди? Вот вопрос, над которым ломают голову зрители мюзикла. Ведь в основе — знаменитая пьеса Бернарда Шоу «Пигмалион». У нас она идет в театре им. М.Горького. В московском «Современнике» ее играли Валентин Гафт и Елена Яковлева. Для меня всегда было загадкой, в чем причина повсеместной популярности «Пигмалиона». Не устарела ли пьеса морально? Нет уже таких увлеченных орфоэпией профессоров, как Хиггинс. Нет таких продавщиц цветов, как Элиза. Привлекает, наверное, в этой истории то же, что и в фильме «Красотка» с Джулией Робертс, — чудесные возможности социального лифта.

Конечно, премьеру стоит посетить и ради музыки Фредерика Лоу, с которой оркестр театра под управлением Юрия Галяса обходится, как с дорогой китайской вазой. Мелодический язык Лоу — услада для натруженного уха. Есть здесь чистота и цельность австрийской традиции в лице Штрауса, завершенность и убедительность Гайдна, легкость Моцарта и даже какая–то русская щемящая нота Глинки и Чайковского. Лоу приписывают, кстати, известный афоризм: «Я не люблю свою музыку, но что значит мое мнение по сравнению с мнением миллионов». Не знаю, чего в этом афоризме больше — самолюбования, кокетства или искренности. Выбирайте сами.

Добрый зритель в 9–м ряду.

Советская Белоруссия № 79 (24709). Вторник, 28 апреля 2015
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...