"Певица мира" Надежда Кучер: в детстве я была пацанкой и чуть не стала кондитером

Ей рукоплескали в Китае, Швейцарии, России, Нидерландах и других странах

Надежда Кучер
Надежда Кучер

Родилась: 18 мая 1983 года  в Минске

Семья: мама – Зоя Яковлевна (филолог), старшая сестра – Юлия (заведующая кассой в отделении банка), средняя сестра – Екатерина (режиссер массовых праздников), муж – Дмитрий (начинающий симфонический дирижер)

Образование: Минское музыкальное училище им. Глинки по специальности «музыковедение» (2003), Санкт-Петербургская государственная консерватория по специальности «сольное пение» (2011)

Карьера: солистка Пермского театра оперы и балета им. Чайковского (сопрано), дважды лауреат Национальной театральной премии «Золотая маска» (2013, 2015), 1-я премия на фестивале духовной музыки «Магутны Божа» (Беларусь, 2006), на конкурсе оперных певцов «Санкт-Петербург» (Россия, 2007), Гран-при, приз зрительских симпатий и приз имени Иеронима Босха – на конкурсе вокалистов в Хертогенбосе (Нидерланды, 2012), победительница международного конкурса оперных певцов BBC Cardiff Singer of the World (Великобритания, 2015)



Ей рукоплескали в Китае, Швейцарии, России, Нидерландах и других странах. А несколько недель назад она выиграла самый престижный международный конкурс оперных певцов BBC Cardiff Singer of the World («Певец мира»), став лучшей среди 350 исполнителей со всего земного шара. В проекте «Ребята с нашего двора» – солистка Пермского театра оперы и балета Надежда Кучер.

– В Беларуси бываю редко. Но в этом году решила провести отпуск у мамы в Минске. Хотя уже забыла, когда была на море в последний раз.

– Какими вкусностями мама балует дочку?

– Она прекрасно готовит, ей нравится экспериментировать. Благо сейчас интернет под руками с огромным количеством разных рецептов. Очень люблю мамины драники. Нет ничего вкуснее белорусской картошки. Сама хорошо с выпечкой справляюсь, в детстве мечтала стать кондитером.

– Если бы мы встретились в Перми, чем бы угощали?

– Конечно, фирменными блинами. Это первое блюдо, которое я научилась готовить. Мне тогда было одиннадцать лет.

– И как же вас занесло в музыку?

– Мама вовремя остановила и не пустила в кулинарное ПТУ, которое находится возле нашего дома. Спасибо ей за то, что, когда в подростковом возрасте отпало желание заниматься, она настояла на уроках в музыкальной школе. Боролась со мной как могла. Никто же не хочет часами сидеть за роялем, когда сверстники на улице прыгают в резинку. Но в то же время никто не знает, как бы сложилась моя жизнь, если бы поступила в училище. Может, сейчас вы бы брали интервью у преуспевающего кондитера.


– Я очень усердная. Всегда иду к своей цели. А вот перфекционизма во мне многовато. Пытаюсь избавляться, но не получается

– Чувствуется, что воспитывали вас строго.

– Конечно. Я же из военной семьи. Но мама была строже отца. Она скрупулезно занималась нашим с сестрами воспитанием. Еще до поступления в школу (Надежда окончила среднюю школу № 85 в Минске. – Прим. «ЗН».) я умела и читать, и писать. Все школьные годы за мной был тщательный надзор, чтобы хорошо училась. Плохих оценок не приносила. Правда, случались двойки иногда. Но за разгильдяйство, скорее. Забуду, например, что задавали на дом, и не подготовлюсь. В аттестате всего несколько четверок. По белорусскому языку, физике, геометрии, истории Беларуси, химии. Мне не давались точные науки и история. Всегда трудно запоминала тексты, учила параграфы или стихотворения.

– А как сейчас с этим?

– С музыкой стихи запоминаются намного проще. Я бы сказала – элементарно.



– В Минске вы прожили до 23 лет, а затем поехали в Россию поступать в консерваторию…

– Первые несколько лет в Санкт-Петербурге было тяжело. Достаток нашей семьи был очень средненький. Мама на момент моего поступления осталась одна, на пенсии. Я, конечно, могла подрабатывать. Но упустила бы драгоценные часы в оперной студии театра консерватории. Тогда это было важнее. Обходилась малым: если еда, то самая дешевая, никаких развлечений. Но это нормально. Так большинство людей начинают свою карьеру. Через такое нужно проходить. Когда собственными силами, без посторонней помощи, справляешься с трудностями – это хорошая школа жизни. Классно, конечно, если с детства все дано. Но вдруг что-то произойдет и ты останешься один, абсолютно беспомощный. Сейчас с уверенностью могу сказать: я самодостаточная и, если останусь одна, с голода не умру. 

У меня есть любимая работа, и это важно. После того как маэстро Теодор Курентзис предложил поработать в Пермском театре оперы и балета им. Чайковского, а я не смогла отказаться, моя жизнь сильно изменилась. 

– Изменилась не только жизнь, но и, наверное, ваш двор.

– Нет уже тех турников, деревьев, которые облазала сверху донизу. Я ведь была пацанкой. В школе даже играла в мальчуковой команде по баскетболу. Хорошо получалось забрасывать мяч в кольцо. С девочками не ладила. И с возрастом это не поменялось. Между женщинами отношения складываются хуже, мне кажется. Хотя в женскую дружбу верю. У меня есть подруга, с которой мы вместе с самого рождения.

Когда приезжаю в Минск, люблю кататься на трамваях. Они неспеша едут, успеваешь посмотреть на город. Если выпадет возможность, обязательно так и сделаю. Или же просто прогуляюсь. Нравится ходить пешком.

– Сейчас в отпуске можно немного расслабиться, не следить, например, за голосом?

– В книге народного артиста СССР, профессора Евгения Нестеренко «Размышления о профессии», где он рассказывает о работе певца-ак­тера, прочитала интересную мысль и запомнила ее. Смысл в следующем: певцу надо закаляться, а не кутаться. Зимой ходить с непокрытой головой, ночью спать с открытым окном. И это правильно. Потому что певец всегда в экстремальных условиях. Если предстоит перелет на другой конец земного шара, то нужно перенести акклиматизацию. Я всегда должна быть в форме, чтобы выдерживать жесткий режим. А если артист часто болеет и не справляется с такими нагрузками, это скажется на его работоспособности. Я живу как нормальный человек. Просто перед ответственными, особо важными событиями пристальнее слежу за тем, чтобы не просквозиться или не переохладиться.

– Вы очень усердная…

– И это хорошо. Всегда иду к своей цели. А вот перфекционизма во мне многовато. Пытаюсь избавляться, но не получается. Еще я очень самокритична. И не только касательно работы, но и жизни в целом.

– Уже отошли от победы или эмоции до сих пор через край?

– Не могу отоспаться. Хотела бы дольше, но просыпаюсь раньше времени. Адреналин еще не стих. К вечеру от этого очень устаю. На конкурсе участвовала в двух номинациях и провела там две недели. Впервые за свою карьеру, а это был 13-й конкурс, я открывала программу. И дело не в жеребьевке. На многих европейских конкурсах другая система – организаторы сами формируют порядок выступления. Это было очень непривычно и волнительно. Ведь сколько стереотипов существует на этот счет. Мол, первый номер жюри быстро забывает, выступаешь типа на разогреве. Нужно было задавать планку. А какая она? Но справилась, вышла и отработала. На победу, конечно, не рассчитывала. Самую крепкую пятерку финалистов мне ни разу не удалось послушать на сцене. Поэтому во время борьбы не могла оценить свои шансы и ситуацию в целом. Я просто работала, делала свое дело так, как могла. И вот такой получился результат. Если речь идет о конкурсах такого уровня, нельзя быть уверенным. Например, спортсмен едет на Олимпийские игры, он же не знает, выиграет золото или серебро. Я просто подала заявку. И, кстати, во второй раз. Два года назад дошла до живого прослушивания, а в финал меня не пропустили.


– Были моменты, когда хотелось все бросить. Любая профессия очень тяжелая. Работать тяжело в принципе, если делаешь это хорошо

– Вы всегда представляете Беларусь?

– Я гражданка этой страны. Поэтому не вижу ничего странного. К примеру, в Cardiff Singer of the World участвовал тенор, который уже десять лет живет во Франции, но представлял Украину.

– Какой конкурс следующий?

– Хватит. Во-первых, по возрасту не подхожу. А во-вторых, после победы в этом конкурсе в других нет смысла. И мне уже неинтересно. Наконец основные силы направлю на работу. А то были моменты, когда хотелось все бросить. Такие серьезные вспышки, которые пугали даже близких. Любая профессия очень тяжелая. Работать тяжело в принципе, если ты это делаешь хорошо. Но неделька-другая отдыха – и в голове все возвращается на свои места. Начинаешь смотреть на все снисходительно. В течение следующего года я буду петь в Женеве, в Перми, во Франции и Чили.

– О чем мечтает Надежда Кучер?

– О детях. О пятерых. Но это уже мало осуществимо. Мечта всей жизни перешла в разряд несбыточных, к сожалению. Но ради детей я готова отказаться от гастролей и проектов. На некоторое время.

– А если муж скажет: завязывай!

– Дима так никогда не скажет. Он знает, что работа значит для меня. Мы женаты год, а вместе почти шесть лет. Познакомились в общежитии в Санкт-Петербурге. Кстати, он тоже минчанин. Дима поступил тогда на первый курс хорового дирижирования, а я уже училась на четвертом. Сразу обратила на него внимание. И он, наверное, тоже. Прихожу в комнату, а на кровати розочка. Открываю страничку «ВКонтакте», а на стене от него песенка. Мы романтики. А я тем более – женщина же.

Сейчас у нас появилась редкая возможность побыть в Минске вместе, рядом. Потом он уедет в Москву, где учится в консерватории, я в Женеву – работать. Видимся раз в месяц на недельку. И то это роскошь. Но все временно.

Справка "ЗН"

Международный конкурс «Певец мира» проводится с 1983 года раз в два года в столице Уэльса Кардиффе. В борьбе за статуэтку конкурса оперных певцов Би-би-си состязались 350 кандидатов со всего мира. Но только два десятка исполнителей соревновались под прицелами телекамер английского медиахолдинга в финале, который прошел 21 июня в концертном зале Святого Давида.

machekin@sb.by

фото Павла ЧУЙКО из личного архива Надежды Кучер
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости