Минск
+4 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

Певец природы дивной

Витольд Бялыницкий-Бируля, которого справочники называют русским художником-импрессионистом, писал о себе: “Я — белорус” ...Как и века назад, несет свои воды Друть, чтобы пополнить ими седой и могучий Днепр. Как и встарь, плещется в тихих белыничских заводях рыба, серебром чешуи пуская солнечные зайчики... Есть ипостаси, которым уготована вечность. Это и природа, неброская, неэкзотичная белорусская природа с ее мягкими красками, тихим нравом — наверное, от нее и пресловутая “памяркоўнасць” белорусов. Это и талант, творения которого многие-многие поколения потомков вдохновляют и радуют.

В жизни и судьбе известного художника-пейзажиста Витольда Каэтановича Бялыницкого-Бирули эти две ипостаси счастливо соединились, сделав его талантливейшим певцом красоты природы, ее необъятных богатств духовности. И пускай уже нет на земле той маленькой деревеньки Крынки, что под Белыничами на Могилевщине. Пускай не пощадило время и имение Быстрею, смотревшееся в воды Западной Двины возле Бешенковичей на Витебщине. Осталось имя художника-творца. Остались созданные его душой и руками полотна, хранящиеся в Национальном художественном музее Беларуси, в музее Бялыницкого-Бирули в районном центре Белыничи, в частных коллекциях.
В белыничской стороне — родина мастера пейзажа. На месте, где находилось село Крынки, на берегу реки установлен мемориальный камень, появившийся здесь десять лет назад. В родные места художник приехал сразу после окончания в 1897 году Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Потом некоторое время работал в Беларуси в послевоенные годы, уже будучи увенчан многими званиями и наградами. Однако достаточно любопытства ради “заглянуть” в Интернет и узнаешь, что Бялыницкий-Бируля — “...русский художник, мастер импрессионистического пейзажа в духе “Союза русских художников”. Но вот как говорил о себе сам художник: “Я — белорус... Отец служил арендатором, потом в днепровском пароходстве. Отправляясь в рейсы по Днепру, Припяти, Сожу, часто брал меня в свои служебные поездки. Это было величайшим счастьем и радостью, поскольку как раз тогда, в тех поездках, я открывал для себя ни с чем не сравнимую природу моей родной Беларуси”.
“Русским” Бялыницкого-Бирулю сделало то обстоятельство, что жил он преимущественно в Москве, а дачу имел в Тверской губернии, на берегу озера Удомля. Здесь, в знаменитой “Чайке” (так называлась дача), были созданы многие известные полотна.
Бесспорно и влияние на художника известнейших русских мастеров кисти. Ведь среди его учителей в училище живописи, ваяния и зодчества были Илларион Прянишников, Сергей Коровин, Василий Поленов, Николай Неврев. Последнего со своим учеником белорусская земля связала вечной дружбой. Дело в том, что по приглашению героя Шипки генерала М.Черняева Николай Неврев последние девять лет своей жизни прожил в доме его жены в деревне Лысковщина, что в Круглянском районе Могилевской области. Но после смерти именитого генерала отношения художника с родственниками последнего не сложились. Те требовали выселения гостя из дома. Конфликт дошел до суда. У 74-летнего Неврева, не нажившего к этому времени богатства, настроение усугублялось творческим и душевным кризисом. 3 мая 1904 года он застрелился.
Одинокого известного художника не нашлось кому достойно похоронить. Тогда средства на погребение, устройство часовенки и пятиметрового дубового креста на могиле своего учителя выделил В.Бялыницкий-Бируля. К этому времени он, несмотря на молодость, был уже известным мастером, жил на родине, а это совсем недалеко от Лысковщины. Его картина “Из околиц Пятигорска”, приобретенная Павлом Третьяковым, выставлялась в известной галерее. Он участвовал во многих выставках Московского объединения любителей искусства и Московского общества художников. И работал, работал...
Примерно к этому периоду относится и начало дружбы художника с Ильей Репиным. Бялыницкого-Бирулю вдохновило письмо, полученное от великого мастера. “Я так привык освежаться душою перед вашими живыми веяньями правды, простоты и пространства”, — писал тот.
До недавнего времени днем рождения Бялыницкого-Бирули считалось 29 февраля (по новому стилю) 1872 года. Выходило, что праздновать его можно было раз в четырехлетие. Однако недавно искусствоведы Третьяковки неизвестно из каких источников, поскольку записей и документов об этом не сохранилось, стали считать днем рождения художника 12 февраля. Их белорусские коллеги этого “новшества” не приняли. И подтверждение тому — открытие юбилейной экспозиции в Могилевском музее Бялыницкого-Бирули именно в последний февральский день. В нем принимал участие руководитель Союза русских художников Валентин Сидоров.
В России чтят белоруса. Будучи на гастролях в Могилеве, музей художника посетил главный “виртуоз Москвы” Владимир Спиваков. Оказалось, музыкант давний почитатель его таланта и в своей частной коллекции имеет три пейзажа В.К.Бялыницкого-Бирули. А тверяне во главе с губернатором остались весьма довольны тем, что увидели в именном музее “их” художника.
Действительно, с тверской землей связан почти сорокапятилетний период жизни Витольда Каэтановича. Здесь сформировалось его творческое кредо: “Природа пробуждает в человеке разные по своему характеру чувства и переживания. Различное состояние ее в жизни по-разному откликается в душе. Понять, почувствовать природу, суметь подслушать ее разговор — главное, что нужно художнику-пейзажисту”.
Здесь развертывалась и огромная семейная драма. Единственная дочь художника Любаша, актриса одного из московских театров, погибла, утонув в удомльском озере в 1948 году. По свидетельству самого Бялыницкого-Бирули, она была серьезно больна. Еще в октябре 45-го Витольд Каэтанович пишет об этом в ответе вице-президенту Академии наук БССР Гореву на предложение баллотироваться в действительные члены академии. Вот эти строки: “Мне 73 года, здоровье мое очень плохое, при мне моя единственная дочь тяжко психически больная, это обстоятельство меня совершенно связывает... Все это лишает меня радости быть среди вас, моих дорогих земляков. Но если я в чем-нибудь смогу быть полезен вам — то буду счастлив!”.
Позже, когда два года спустя художник все же приехал в Минск, то отмечал, что никогда не забывал белорусских лесов, рек, озер, которые бесконечно родные и близкие его сердцу. “Мне всегда казалось, что я в долгу перед Беларусью. Меня всегда беспокоила мысль, что я мало написал о ней, и поэтому сейчас, когда я вновь в родном краю, я стараюсь хоть немного наверстать упущенное”, — сокрушался мастер.
Несмотря на такое признание, у Бялыницкого-Бирули немало пейзажей с родными краевидами. И это — дань художника Родине. Большую дань таланту и памяти своего соотечественника отдают нынче белорусы. По инициативе известного белорусского писателя уроженца Могилевщины Виктора Карамазова в местах, где жил и работал Витольд Каэтанович, был проведен первый международный пленэр, посвященный его памяти. Участвовали в нем мастера кисти из стран СНГ. А полотна, которые они создали, остались в художественных музеях и галереях области.
На родине Бялыницкого-Бирули появилась первая системная экспозиция его работ и экспонатов, связанных с его жизнью и творчеством. Белыничский районный музей имени художника открылся в 1970 году. Способствовали его появлению тогдашняя директор Государственного художественного музея БССР Елена Аладова, передавшая из запасников более двух десятков картин и этюдов мастера, а также супруга Витольда Каэтановича Елена Алексеевна, подарившая его землякам три этюда. И сейчас практически не меняющаяся художественная экспозиция пользуется популярностью. По словам директора районного музея Надежды Полонник, в минувшем году ее посмотрело около восьми тысяч посетителей. И не только местных жителей. Белыничи расположены на трассе Минск—Могилев, и поэтому включены во многие туристические маршруты.
...На дворе весна. Солнышко уже пригревает и бегут веселые весенние потоки. Точь-в-точь, как на пейзажах Витольда Бялыницкого-Бирули.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...