Пестициды и пчелы: кто кого?

Вопрос о том, как защитить сельскохозяйственные культуры от насекомых-вредителей, не погубив насекомых-опылителей, становится все более актуальным. Считается, что по вине первых пропадает до 40 процентов сельхозпродукции, а благодаря вторым производится треть продовольствия.

В нескончаемой битве против вредителей используются все более сильные средства, но при этом невинными жертвами все чаще оказываются медоносные пчелы. В ряде регионов мира их гибель уже в разы превышает «нормы» недавнего прошлого. По данным Европейского агентства по продовольственной безопасности, в настоящее время угрозу для пчел представляют 29 биологических патогенов, а также 450 химических веществ, входящих в состав 5000 препаратов.

Многие зарубежные специалисты склонны считать пестициды главной причиной гибели пчел. Другие возлагают вину за беды пчеловодства прежде всего на клеща варроа, третьи — на «коктейль» из двух указанных и около 200 других факторов. Единство мнений здесь отсутствует, и вряд ли оно появится в обозримом будущем.

Во второй половине ХХ века признаком отравления пчелиных семей агрохимикатами служили холмики погибших пчел-фуражиров перед ульями. С тех пор значительно расширились масштабы применения и ассортимент этих препаратов. В 2008 году в сельском хозяйстве США, например, было использовано в 24 раза больше «экономичных ядов», чем в 1970-м. Изменились и симптомы отравления пчел. Теперь токсины заносятся в ульи в микроскопически малых, сублетальных дозах в результате контактов пчел с этими веществами; вместе с нектаром и пыльцой обработанных растений; с росой и водой из оросительных каналов и дождевых луж. Опасность для пчел представляют и пестициды, размещаемые пчеловодами в ульях для контроля клеща и других паразитов, а также искусственные корма, изготовленные из ГМ-кукурузы. Накапливаясь в воске, перге и других ульевых продуктах, эти вещества разрушают иммунитет пчел, делают их более легкой добычей для бактерий, вирусов, грибов, паразитов и естественных врагов.

Ситуация усугубилась с созданием системных инсектицидов — препаратов широкого спектра действия, которые, будучи нанесенными на отдельные части растения, разносятся по сосудистой системе в другие его части и попадают в нектар и пыльцу. Определить первопричину ослабления и гибели пчелиных семей стало практически невозможно.

Это иллюстрирует пример США, где ученые с 2006 года пытаются разобраться с явлением, именуемым коллапсом пчелиных семей. Его типичные признаки: пчелы покидают улей в течение нескольких дней, оставляя матку с ее свитой, расплод разного возраста и запасы меда и перги. Характерно, что другие насекомые остерегаются посещать покинутый улей, что дает основание подозревать наличие в нем «неких токсинов».

Растущую тревогу у пчеловодов вызывает применение неоникотиноидов — системных инсектицидов, действующим веществом которых является синтетический никотин. Запрет на продажу неоникотиноидов был введен только в тех странах, где были оперативно собраны неопровержимые доказательства массовой гибели пчел от этих препаратов.

В Германии Департамент защиты потребителя и безопасности продовольствия в 2008 году запретил применение для обработки семян 8 препаратов, содержащих имидаклоприд, тиаметоксам, клотианидин и матиокарб. Запрет был введен после гибели более 11 тыс. пчелиных семей в земле Баден-Вюpтенберг. Было установлено, что в 29 из 30 случаев пчелы погибли в результате контактов с клотианидином, которым дражировались семена кукурузы. «Bayer» выплатила пчеловодам компенсацию в 2 млн. евро.

В Италии в 2008 году после гибели 6 тыс. пчелиных семей были изъяты лицензии на использование неоникотиноидов при обработке семян рапса, подсолнечника и кукурузы. Ученые из Национального института пчеловодства в Болонье установили, что сублетальные дозы имидаклоприда негативно сказываются на ориентировании, фуражировании и размножении пчел.

Власти большинства других стран стараются избегать конфликтов с химическими гигантами, ограничиваясь декларациями о намерениях разбираться в причинах убыли пчел и увеличением дотаций на научные работы в этой области.

Европейский парламент в своей резолюции в конце 2008 года рекомендовал Еврокомиссии провести исследования на предмет определения «возможной связи между массовой гибелью пчел и применением неоникотиноидов». В апреле 2010 года комиссар Еврокомиссии Д. Дали заявил, что запрет на применение этих пестицидов «был бы не оправдан». Несколько позже были увеличены на 25 процентов ежегодные дотации пчеловодству стран ЕС из бюджета этой организации.

Можно предположить, что вскоре на мировом рынке появятся новые пестициды, превосходящие по своим характеристикам нынешние. Зарубежные эксперты считают, что сегодня уберечь пчел от отравления можно только одним способом: держать их как можно дальше от пестицидов. Вопрос лишь в том, насколько реально этого добиться. В Россию, например, препарат, содержащий неоникотиноид, впервые поступил в 2001 году. С тех пор число таких препаратов приближается к 20. В инструкции по применению одного из них сообщается: «высоко токсичен для пчел; пограничная защитная зона для пчел 4—5 км, ограничение полета пчел 96—120 часов».

Много ли найдется фермеров и пчеловодов, способных выполнять такие рекомендации?

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?