Песня Татьяны Мархель

История одной фотографии актрисы Татьяны Мархель

Лет двенадцать назад прилетали к нам в гости друзья. Издалека прилетали, из Японии. Самые настоящие жители Страны восходящего солнца. Муж и жена. Обаятельные, очень вежливые и любознательные. И он — профессор, и она, правда, преподают в разных университетах.


Поехали мы с ними смотреть Беларусь. Погода хорошая. Летний дождь прошел, солнце выглянуло, радуга появилась, яркая и радостная на полнеба. Поля зеленые, дорога хорошая, автомобиль везет нас в Новогрудок с заездом в Мир и Несвиж. Едем, общаемся, японцы смотрят на наши красоты, на поля ухоженные, на леса, озера, реки... Все эту дорогу знают, что слова зря тратить. Я им что–то про историю Беларуси рассказываю, про войны бесконечные и тяжкие, про пожары, несчастья всевозможные. Даты называю, цифры потерь... Японцы кивают, соглашаются и смотрят в окна на пейзажи, на радугу радостную.

Может быть, мы так бы и ехали дальше, но случилось вот что. Из колонок, после того как прозвучал прогноз погоды или чуть погодя, поплыла песня. Именно поплыла. Женский голос мягко и ровно, без музыкальных инструментов, заполнил салон микроавтобуса. Японцы насторожились, переглянулись, муж тронул руку жены... Они превратились в слух. Песня плыла, как река, как дым над осенним полем в дождливый день, прижимаясь к земле. Мы перестали разговаривать. Водитель хотел выключить радио, но передумал. Японец, он занимается славистикой, знает русский, даже шею вытянул и лоб наморщил, пытаясь понять слова песни. Там было что–то совсем обычное, что всегда звучит в старых народных песнях: про молодую девку, про ее хлопца–жениха, которого забрали на войну, и она не знает, что с ним — жив ли он, уцелел, не зарубили ли его до смерти? Что некому его раны перевязать, кровь остановить, некому его пожалеть.

Пела ту грустную и тоскливую песню актриса Татьяна Мархель. Многие актеры поют очень хорошо. Ведь подобный талант — часть профессии. Но так, как это делает Татьяна Мархель, не умеет никто. Ее удивительный голос и манера узнаются сразу, с другими не спутаешь. Услышишь и вздохнешь: Мархель... Вроде и просто поет, как обыкновенная деревенская женщина, да не совсем. Уникально, по–другому и не скажешь.

Песня кончилась, а в машине долго стояла тишина. Потом, когда по ветровому стеклу побежали блестящие капли цыганского дождя, я рассказал гостям про певицу, даже народную песню попытался объяснить. Японцы понимающе кивали и грустно улыбались.

Большое и настоящее, оно ведь всем понятно, оно пробирает, трогает что–то важное, будит и успокаивает. Мне кажется, Татьяна Мархель одной песней объяснила нашим гостям и что такое Беларусь, и какие люди жили и живут здесь, и сделала это много лучше, чем все мои цифры, даты и прочее.

«Это да! Очень, да, песня хорошая!» — тихо сказал японец, сосредоточенно думая о чем–то своем. Он даже в блокнот записал имя и фамилию певицы.

ladzimir@tut.by

Фото любезно предоставил Евгений Фомич КОКТЫШ.

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?