Песни судьбы

20 сентября в Белгосфилармонии встречали богиню судьбы Макошу

Далеко–далеко в полесских болотах живет богиня судьбы Макоша. День и ночь ткет она волшебное полотно, в котором одна нитка золотая, другая серебряная, а третья сурового серого льна. Для каждой нитки своя песня. Для каждой песни свои сокровенные звуки, своя радость и печаль.

«Откуда вы брали эти мелодии?» — спросила я у композитора Константина Яськова, автора мистерии «Кросны Макошы».

Эвелина Щедрина.
Композитор в ответ только пожал плечами, потому что песни пришли к нему сами — из каких–то неведомых сборников, из случайных записей на обрывках нотной бумаги. Песни из тех незапамятных времен, когда язычество смешивалось с христианством и не было еще на нашей земле ни книг, ни картин, ни симфоний — только песни. Так называемые календарные — то есть приуроченные к разным событиям полуязыческого земледельческого календаря. Весенние, осенние, жнивные, троицкие, купальские... О жизни, о любви, о смерти, о простых человеческих заботах.

Мистерия — это таинство. И именно таинство происходило на прошлой неделе в Большом зале Белгосфилармонии. На пюпитрах у музыкантов Государственного камерного оркестра горели электрические свечи, от песни к песне день сменялся ночью, а ночь — холодным зимним рассветом, а потом вдруг наставал теплый летний вечер... Композитор сам сидел в будке осветителей и руководил процессом.

А дирижер Евгений Бушков с особой вдохновенностью руководил таинством музыки. Оно и понятно — «Кросны Макошы» создавались в тесном сотрудничестве с будущими исполнителями. Впервые в белорусской культурной истории Константин Яськов получил в Государственном камерном оркестре статус composer–in–residence, то есть композитора, официально приписанного к оркестровому коллективу. И этот опыт явно удался! Музыка звучала так, как будто прямо на наших глазах и рождалась.

Еще один соавтор и главнейший участник этого таинства — сама богиня Макоша, певица Эвелина Щедрина. Она поет народные песни так, как до сих пор поют их в деревнях, — без надрыва, завываний и горловых спазмов, которыми так часто грешат дешевые имитаторы. Сердцем, а не горлом. Легкая театрализация. Красивые приходы и уходы со сцены. Певица ушла — а песни продолжаются, только теперь их поют скрипки и виолончели. Удивительно, с какой органичностью белорусские народные песни ложатся на классический струнный оркестр. «Здесь нет ни одной сочиненной мелодии», — говорит композитор. Музыку создает народ...

Впрочем, было в этом концерте и еще кое–что, кроме «Макошы».

Во–первых, Симфония Си–бемоль мажор неизвестного автора XVIII века. Она 200 лет пылилась в архивах Забельского доминиканского коллегиума (Верхнедвинский район), найденных в Вильнюсе преподавателями Белорусской государственной академии музыки Алексеем Фроловым и Светланой Немогай.

По заказу Государственного камерного оркестра Константин Яськов ее отреставрировал и подготовил для исполнения. Причем сделал это гораздо тактичнее, с полным сохранением стиля эпохи, чем это делали его предшественники 20 — 30 лет назад. Получилась изящная вещь в стиле Гайдна, удачно предварившая «Макошу».

А во втором отделении была Струнная серенада Чайковского, исполненная так, что мурашки по коже.

Жаль только, что в такой удивительный вечер половина кресел пустовала. Кто–то отправился в концертный зал «Верхний город», где Тимур Сергееня начинал цикл «Все сонаты Бетховена». (Я бы и сама с удовольствием там побывала, но «Макоша»...) Кто–то предпочел другие мероприятия. Хорошо было бы, если бы кто–то координировал культурные события в городе, чтобы самое интересное не случалось в двух–трех местах одновременно! Мечты, мечты...

Но, с другой стороны, такая насыщенность нашей культурной жизни не может не радовать. Значит, живем и растем! А остальное приложится.

juliaandr@gmail.com

Фото автора
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?