Первые залпы войны

В Бресте помнят Кижеватова, Воробьева, Гаврилова, Зубачева и многих других героев первых дней великой войны, вписавших свою лепту в ее исход

Есть две даты в году. Их объединяет война, но они разные. По сути. День Победы и день начала войны. 9 Мая — праздник жизни. 22 июня — день памяти. Для приграничного Бреста, одним из первых встретившего гитлеровцев, дата особая. Под бомбами, снарядами, градом свинца в первые минуты страшной войны гибли сотни мирных жителей и защитников Отечества. И тем не менее они не сдавались. Не только в легендарной цитадели. Пограничники, танкисты, летчики, все они дрались там, где можно было держать оружие. Уже с вечера 21 июня, кажется, каждый уголок Бреста вновь переносится в сорок первый.

Подполковник Владимир ЯКИМЕНКО показывает экспонат в музее облвоенкомата.

Последний мирный вечер

Вечер 21 июня. Последний мирный. Иду улочками «Южного городка». Смеркается, теряюсь во времени, которое живет вне меня. Прохожу возле КПП 38-й десантно-штурмовой бригады. В 41-м году здесь размещалась 22-я танковая дивизия, бойцы которой не просто контратаковали противника 22 июня, но и отбросили гитлеровцев за Буг. Не случайно именем комдива генерал-майора Виктора Пуганова, погибшего во время контратаки на второй день войны, в этом микрорайоне названа улица.

Центр Бреста. Памятная табличка на одном из домов по улице Дзержинского напоминает о первых днях войны: «На этом месте в здании, где размещались Брестские областной и городской военкоматы, 22 июня 1941 года героически сражались с фашистами бойцы и командиры, партийные, комсомольские и советские работники. Не сломив сопротивление, гитлеровцы до основания разрушили здание».

Михаил СТАФЕЕВ.
Подполковник Владимир Якименко, офицер Брестского облвоенкомата, показывает мне небольшой музей. На экспозиции — архивные документы, воспоминания и фото из сороковых. Со старой карточки смотрит майор Михаил Стафеев, первый военком области. Под его командованием небольшое здание стало крепостью на пути врага. Владимир Якименко рассказывает о последнем мирном дне:

— Утром в областной военкомат были вызваны городские и районные военные комиссары для ознакомления с новым мобилизационным планом, обстановка на западной границе накалялась. Тщательно проинструктировав дежурного по облвоенкомату лейтенанта Рощина, майор Стафеев и его заместители около 10 часов вечера ушли домой, чтобы немного отдохнуть после напряженного дня. В два часа ночи в городе внезапно погас свет. Первым попытался разобраться в создавшейся ситуации дежурный по военкомату лейтенант Рощин. Связи не было... В городе уже работали вражеские диверсанты.

Под обстрелом врага

В 4 часа утра 22 июня 1941 года внезапный артиллерийский огонь фашистов обрушился по заставам пограничников, военным городкам в Бресте и особенно по Брестской крепости. Услышав артиллерийскую канонаду, майор Стафеев первым прибежал в облвоенкомат. Как только начались обстрел и бомбежка города, к зданию военкомата стали прибывать офицеры, военнослужащие и партийные работники. Владимир Якименко продолжает:

— Вооружившись и организовав круговую оборону, работники военкомата уничтожили документы. Семьи военнослужащих укрылись в подвале. Обстреливать военкомат гитлеровцы начали уже с семи утра. У осажденных защитников появились первые раненые и убитые. Одним из первых был ранен руководитель обороны майор Стафеев. Однако он продолжал руководить боем.

Часть семей удалось эвакуировать на старом райисполкомовском грузовике. Остальных вывели в период затишья. Самуил Ушеров, Брестский райвоенком, который встретил войну вместе с Михаилом Стафеевым, вспоминал:

— Тяжелой была сцена прощания. Никто из нас не надеялся больше встретить своих близких, и каждый из них испытывал такое же чувство. И сейчас еще слышу умоляющий голос сыновей — Бориса и Макса: «Папочка, дорогой папочка, разреши остаться с тобой». Сопровождать семьи поручили старшине Судакову, которого переодели в форму почтового служащего. Он должен был провести их до ближайшей деревни и укрыть у надежных людей.

Уже потом стало известно, что в период оккупации гитлеровцы расстреляли большинство семей военнослужащих гарнизона. В том числе и семью Самуила Ушерова.

Ожесточенные бои в военкомате шли до вечера. На здание сыпались бомбы и снаряды штурмовых орудий. К концу дня оставшиеся защитники небольшого гарнизона попытались прорвать окружение, но навстречу бегущим ударили пулеметы и автоматы немцев. Многие погибли, некоторые попали в плен.

Дважды раненый майор Стафеев был убит в развалинах второго этажа, откуда вел огонь до последней секунды своей жизни. За мужество и героизм, проявленные при обороне облвоенкомата, майор Михаил Яковлевич Стафеев удостоен ордена Отечественной войны I степени (посмертно). Его именем названа улица Бреста. Сегодня на ней выросло множество красивых современных зданий. В них живут брестчане, растят детей. Жизнь продолжается. С памятью в сердце.

Панорама обороны облвоенкомата.

Воздушный бой над городом

А вот еще одна брестская улица. Лейтенанта Рябцева. Знаменитому тарану летчика посвящена инсталляция в Брестском областном краеведческом музее. Его директор, Алексей Митюков, обращает внимание на модели советского самолета И-153 и немецкого Ме-109.

Героическая история, возможно, осталась бы незамеченной, не узнай о ней Сергей Смирнов во время одной из встреч с защитником крепости Самвелом Матевосяном, который рассказал, как 22 июня в 10 утра в окружении, отбивая атаки немецкой пехоты, красноармейцы заметили воздушный бой в небе над Брестом. Четыре советских истребителя сражались с 8 гитлеровскими. Несколько летчиков люфтваффе были сбиты. А в конце боя одна из наших машин устремилась навстречу «Мессершмитту» и столкнулась с ним в воздухе. Охваченные пламенем, оба самолета пошли к земле и скрылись из виду. Сергей Смирнов пишет:

— По словам Матевосяна, подвиг неизвестного пилота глубоко взволновал защитников крепости. Все они были уверены, что герой погиб, и отважный поступок его придал им новые силы в их невероятно трудной борьбе.

Писателю удалось восстановить эту историю. Оказалось, летчик Петр Рябцев выжил. Спасся на парашюте. Алексей Митюков приводит выдержку из истории 123-го истребительного авиационного полка, летчики которого вели бои над Брестом:

— 22 июня 4 истребителя — капитан Мажаев, лейтенанты Жидов, Рябцев и Назаров вступили в бой с Ме-109. Самолет лейтенанта Жидова был подбит и пошел на снижение. Три фашиста, видя легкую добычу, сверху стали атаковать его, но капитан Мажаев, прикрывая выход из боя лейтенанта Жидова, меткой пулеметной очередью сразил одного «Мессершмитта», а второй фашист был подхвачен лейтенантом Жидовым и подожжен. В конце боя у лейтенанта Рябцева был израсходован весь боекомплект. Рябцев, не считаясь с опасностью для жизни, повел свой самолет на противника и таранным ударом заставил его обломками рухнуть на землю. В этом бою было сбито 3 фашистских истребителя при одной своей потере.

Положение советской авиации в первые дни войны было трагическим, продолжает Алексей Митюков. Большинство самолетов было уничтожено прямо на аэродромах, которые впоследствии захватили гитлеровцы и использовали по прямому назначению. И тем не менее многим пилотам ВВС Красной армии удалось выйти победителями из первых боев, получив бесценный опыт.

Брест. Улицы Кижеватова, Воробьева, Гаврилова, Зубачева и многих других героев первых дней великой войны, вписавших свою лепту в ее исход. Идя по ним, вспомните тех, кто погиб под обстрелом, не успев проснуться, кто выводил технику из горящих боксов и вел танки в первые отчаянные контратаки, кто лежит во рвах лагерей, в безымянных могилах по всей Европе. Кто, глотая пыль отступления, с горечью потерь и поражений смог выстоять. И победить.

mityakov@sb.by

Фото автора.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости