Перманентная печаль

Вячеслав ОРГИШ о реформе Избирательного кодекса

Штрихи к политическому портрету


Критики белорусской политической системы могут потирать руки — белорусская власть добровольно принялась разбирать один из главных, как они считают, правовых и политических заторов на пути демократического процесса в стране. 10 ноября на совещании у Президента Беларуси одобрены предложения Центризбиркома по реформе Избирательного кодекса. То, о чем так долго голосили и стенали борцы с «последней диктатурой Европы», вот-вот свершится.  Правда, как подчеркнул А.Лукашенко, реформа предпринимается исключительно ради «развития правового государства»,  а не по причине внешнего давления.  Но какая разница? В конце концов, важен результат, политическая ситуация меняется, причем в пользу оппонентов власти. «Несовершенный» Избирательный кодекс, в котором оппозиционные деятели усматривают одно из фундаментальных препятствий на своем пути в системную политику,  подвергается ревизии.  По логике противники политического режима должны с удвоенной энергией ринуться в борьбу за власть, широко используя предоставляемые  реформированным избирательным  кодексом  системные политические  возможности, легальные процедуры. Хочется верить, что именно  так и будет, однако опыт и многолетние наблюдения подсказывают, что будет скорее наоборот. Конечно, оппозиционные политики пойдут регистрироваться, будут тужиться, оглашать программы, разносить листовки. Но насчет серьезного результата... Независимый институт социально-экономических и политических исследований (зарегистрирован в Литве), который трудно обвинить в отсутствии объективного отношения к оппозиции, проводит регулярные опросы общественного мнения в Беларуси. Из года в год картина электоральной поддержки оппозиции нагоняет на ее сторонников смертельную тоску. Вот только ответы на один вопрос в течение одного года.


Как всегда мало


Как известно, социологи дают допуск на погрешность при сборе и обработке данных. Как раз в размер этой погрешности укладывается все электоральное  достояние наших борцов за демократию. Причем в таблице представлены  самые раскрученные оппозиционные деятели. О  рядовых оппозиционерах и говорить не приходится, их ресурс электоральной поддержки можно рассмотреть лишь под электронным микроскопом. Поэтому  ревизия Избирательного кодекса, честно говоря, вряд ли  что-то изменит в их политической перспективе. Сама по себе реформа этого документа не способна вывести политических оппонентов власти из состояния маргинального отчуждения и превратить полуодичавших квазиреволюционеров  в полноценных системных игроков. Для этого требуется нечто большее. Не будем много рассуждать о давно набившем оскомину — о том, что социальная база оппозиции  ничтожно мала и слаба, знает каждый первоклассник. Скажем о другом. О том, что весьма остроумно и точно подметил один мой знакомый печник.


«У природы вещей нет окончания», — загадочно изрек Александр Анатольевич (по жизни отличный печной мастер, а на досуге философ-позитивист), когда узнал, что предложения по реформе Избирательного кодекса одобрены Президентом.  И пояснил:  печаль оппозиции была не из-за несовершенства Избирательного кодекса. Есть демократические страны, где избирательный закон не хуже, но  и не лучше белорусского. И ничего, оппозиция довольна, охотно и успешно работает в системной политике. Наши революционеры  будут все равно недовольны, потребуют еще большей ревизии, еще больших уступок, потом еще… Новым требованиям не будет конца. С этой стороны, природа нашей оппозиции не имеет окончания.  Оппозиционная публика принципиально не готова вступить внутрь политической жизни государства, она психологически и нравственно привыкла смотреть на политический портрет  общества со стороны. Или свысока. Даже если оппозиции подарят места в Парламенте, она все равно начнет ежиться и сторониться, примется организовывать круговую оборону. Ибо пока она умеет только воевать и огрызаться и совершенно не обучена сотрудничать и конструктивно работать совместно с оппонентами, так завершил свою мысль Александр Анатольевич.


Конечно, суров печной  мастер, архисуров. И суждения его нелицеприятны, как могильный камень. Но разве от этого в них меньше правды?! Разве не факт, что конфронтационность мышления и поведения, неготовность работать в системном поле, неумение конструктивно взаимодействовать с различными политическими игроками, в том числе  властью — все еще отличительная черта белорусской оппозиции? Вопрос риторический и ответ на него ясен. В таком виде и с таким идейно-политическим арсеналом оппозиция еще долго будет прозябать на периферии политического процесса, никакой реформированный кодекс не поможет ей стать полноценным субъектом на политическом поле страны.


К чему готова оппозиция


Иначе говоря, реформа  Избирательного кодекса — дело стоящее и важное.  Но еще важнее (если обсуждать жизненные перспективы белорусской оппозиции в связи с возможностями обновленного избирательного закона)  уяснить две принципиальные вещи. Во-первых, понять, насколько оппозиционные партии, ассоциации   готовы к превращению в системных игроков? Способны ли они договариваться с правящим классом страны на условиях, которые   гарантируют также его жизненные перспективы?


Во-вторых, созрел ли правящий класс для того, чтобы предоставить контрэлите возможности для самореализации в системном секторе белорусского  политикума? Ответ на последний вопрос нельзя назвать очевидным, однако то, что решение относительно реформы избирательного законодательства (равно как и ряд предыдущих решений либерального свойства) правящая элита,  высшая власть государства приняли вполне обдуманно и самостоятельно, достаточно красноречиво свидетельствует о векторе их политической воли.


С готовностью оппозиции дела, как было сказано,  обстоят сложнее. Отбросим словесную лакировку и скажем открыто: сегодня политическая оппозиция, если и готова к чему-либо, так это к продолжению старой вражды с правящей политической элитой. Разумеется, с поправкой на новые условия, под которыми  многие оппозиционные политики понимают  «предательский» поворот западной дипломатии  лицом к белорусской власти, двусторонний диалог с ней. Основные надежды оппозиционных деятелей по-прежнему связаны с бесперспективными сценариями внешнего принуждения или понуждением белорусской политической системы к шагам, которые бы отвечали их представлением о должном.   Вся риторика оппозиционных идеологов  вращается вокруг их замшелых программ времен перестройки, главный пафос которых заключается в том, будто Беларусь обязана шагать за счастьем,  повинуясь указующим перстам демократов (ибо у них будто бы ключи от земного  рая и эффективные средства устрашения для непослушных).  «Есть два способа воздействия на власть,  — поучает ветеран оппозиционных игр и закулисный дирижер партии БНФ Александр Милинкевич. — «Пряник» (экономическое и гуманитарное сотрудничество, программа «Восточное партнерство») и «кнут» (прежде всего, визовые санкции). Я думаю, эффективнее сегодня использовать «дозирование пряника». Дверь для диалога можно открыть широко, а можно лишь чуть-чуть приоткрыть» (Из выступления на минской встрече делегации Парламентской ассамблеи ОБСЕ с представителями гражданского общества.)


Спору нет — замечательная новость: Александр Владимирович «думает»! Гигант политической мысли ничтоже сумняшеся придумал  «чудный» рецепт того, как руками чужого дяди  пощекотать нервы белорусской власти.  Однако это его открытие нисколько не прибавляет к решению  вопроса о том, как белорусской оппозиции выйти из тупика, оставаясь в котором она (в этом эксперты почти единодушны) может навсегда  завершить свои земные труды.


В поиске доверия


Справедливости ради надо заметить, что господин Милинкевич — все же политический «голубь».  Ветеран оппозиции догадывается,  в какое положение он и его политические коллеги загнали самих себя. Поэтому пытается говорить не только о «кнуте», но также о «прянике», о «диалоге». «Ястребы», которых в оппозиции хоть пруд пруди, настаивают только на «кнуте». И первые, и вторые ведут бесполезные споры друг с другом по поводу стратегии. Несмотря на видимые противоречия, эти господа  едины в главном — в сущностном неприятии политической системы,   в неистребимом желании очистить  от нее страну как от некой «скверны».  Реформированный избирательный кодекс такой оппозиции не поможет вписаться в системные политические  отношения. Ибо, помимо воли оппозиционных деятелей и их приверженцев, есть еще воля правящего класса, который вполне прагматичен и легко читает истинные намерения противника. Между прочим, так во всем цивилизованном мире — пропуск в системную политику получают те силы, которые отказываются от радикальных намерений в отношении правящей элиты, кто соглашается с тем, что  революция не может быть альтернативой эволюционному развитию политической системы, кто осознает, что примитивное отрицание политического противника порождает перманентную войну на взаимное  истребление.


Почему так долго тянется  арабо-израильский конфликт? Израильтянам отказывают в праве на существование. Они реагируют на это тем, что препятствуют созданию под боком у себя палестинского государства. Это тупик, из которого  не помогут выйти даже сотни резолюций ООН. Между сторонами нет доверия. Евреи  не сойдут с места, пока не убедятся в том, что их исторические соседи непритворно желают  им здоровья, а не смерти. Так же, как палестинцам надо убедиться, что Израиль искренен в своих декларациях относительно  создания палестинского государства.


Смысл аналогии, по-моему,  очевиден. Сам по себе реформированный Избирательный кодекс не распахнет белорусской оппозиции ворота в системные политические институты (особенно с учетом ее крайне слабой электоральной базы). Ей надо налаживать отношения доверия с правящими кругами страны. Оппозиционным партиям  время переходить от стратегии, нацеленной на коренное упразднение существующей политической системы,  к  стратегии вживания (встраивания) в ее институциональные основы с тем, чтобы соревнуясь с правящей политической силой,  в конечном счете попытаться придать белорусской политике желательные черты. Однако вначале (подчеркнем это еще раз) оппозиционным умам предстоит искренне и доказательно убедить правящую элиту в том, что оппозиция не держит камня за пазухой, искренне стремится к диалогу.


Пока, увы, оппозиционные деятели намеренно или нет  убеждают в обратном. Обнародованная властью реформа Избирательного кодекса вызвала у них весьма характерные  негативные отклики.  Вот наиболее типичные из них. «Изменения пока косметические», «Заявления будто бы революционные, а на самом деле — пустые», «Избирательная профанация сохранится», «Власть избирательный процесс из-под контроля не выпустит» и так далее в  том же духе (Радио «Свабода», 11. 11. 09). После таких речей уместно еще раз вспомнть слова печного мастера: печаль оппозиции не из-за несовершенства Избирательного кодекса. Наши революционеры будут все равно недовольны, потребуют еще большей ревизии, еще больших уступок… Встает вопрос: доросли они до системной политической работы?


Вячеслав ОРГИШ, доктор философских наук, профессор.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...