Переселение туш

В приграничье активизировались мясные контрабандисты. Как поставить заслон на границе?

Несмотря на усилия пограничников, милиции, обустройство сигнализационного комплекса на белорусско-украинской границе, нелегалы по-прежнему везут контрафакт. Без ветеринарного контроля, неизвестного происхождения и, как следствие, сомнительного качества. Как поставить заслон на границе?


Свинство в мешке не утаишь

Контрабанда уже не приносит былых доходов. Однако погони со стрельбой за нарушителями продолжаются, а их методы становятся все более изощренными. По оперативным данным, конечная цель многих поставок — российский рынок. А вот там стоимость груза существенно возрастает. Нелегалы по-прежнему наживаются на разнице в цене, а борется с ними целый ряд служб и ведомств Украины, Беларуси и России.

Первые нарушители в этом году пытались скрыться от пограничников в Пинском районе в феврале. Экшен с погоней начался после того, как нелегалы наткнулись на наряд. Водитель квадроцикла с телегой набрал скорость, и началось преследование. Остановился он только после предупредительных выстрелов. В прицепе лежало пять свертков с мясом общим весом около 200 килограммов. Все они попали в нашу страну перегрузкой из Украины. 

Более крупная партия всплыла 19 марта в Столинском районе. Официальный представитель Пинского погранотряда Михаил Бут-Гусаим делится подробностями:

— В районе поселка Речица сотрудники оперативного подразделения погранотряда задержали Volkswagen местного жителя. В прицепе — 37 мешков с мясом и 4 телячьи туши. Груз также шел с сопредельной стороны. В этот же день тревожная группа обнаружила еще одно авто, на котором неизвестные попытались удрать. Брошенную машину нашли в рабочем поселке. На реке Горынь в поле зрения попал плот, на котором нелегалы сплавляли 35 туш телятины и мешок с мясом. Общий вес — 2,5 тонны. 

И вот еще одна мартовская новость “с огоньком”. На сей раз из Малоритского района. Ночью наряд заметил подозрительные автомобили и подал знак об остановке. Один из них дал ходу. И снова пограничникам пришлось открывать предупредительный огонь из автомата. По словам официального представителя Брестской погрангруппы Сергея Дмитриева, в общей сложности из Украины везли 36 телячьих туш. Масса мяса — 1630 килограммов. Стоимость — 4075 рублей. Сергей Дмитриев добавляет, на Малоритском направлении контрабандисты выбирают участки, где еще не до конца установлен сигнализационный комплекс.

В подобных задержаниях активно участвует и милиция. Начальник Малоритского РОВД Виталий Гончарук делится оперативной информацией:

— Контрабандой, как правило, занимается молодежь. Работать не хотят, ищут легких денег. Еще пару лет назад за одну “ходку” можно было заработать до 1000 долларов. Сейчас цены упали, но это явление, как и преступность в целом, наверное, пока не искоренить. Контрабандисты всегда играли на диспаритете цен.


От украинского берега к белорусскому контрабандисты сплавляют мясо на плотах. Один из таких “рейсов” попал в поле зрения пинских пограничников на реке Горынь.
Фото gpk.gov.by

Фишкари в дозоре

Описать среднестатистический портрет нелегала непросто. Попадаются люди разного социального статуса. Большинство — безработные местные жители, но есть и те, кто “халтурит” на границе в свободное от основной работы время. Здесь надо понимать, что баснословных барышей “ходки” не приносят. Так же, как, например, “чартерные” рейсы с топливом и сигаретами в Польшу. Так что даже ушлый “контрабас” вполне может оказаться примерным тружеником приграничного хозяйства. Возраст нарушителей тоже варьируется. К примеру, одному задержанному перевозчику в Столине было 47 лет. А в Малорите со стрельбой задержали парней 1988 и 1993 годов рождения.

Схема преступного промысла отточена годами. Действуют перевозчики организованными группами, где у каждого своя роль. Есть грузчики, разведка, так называемые фишкари, которые дежурят у милиции и пограничников, наблюдая за нарядами и участковыми. 

Есть в группах старший. Он договаривается с украинскими поставщиками, корректирует действия, распределяет деньги. Оплата по степени сложности работы. “Фишкарь”, например, заработает около 10 долларов. Но он, как и сам организатор, особо ничем не рискует. За руку его не поймаешь, ведь ничего противозаконного тот не делает. Доказать что-либо очень сложно.

Высокие ставки у перевозчика. Ориентировочно 0,3—0,5 доллара за килограмм, в зависимости от цены на мясо. А ведь в машину можно набить товар весом до двух тонн. Правда, здесь нужно учитывать вычет стоимости топлива, амортизацию авто и риски. Штрафы за нарушение пограничного режима и незаконную предпринимательскую деятельность исчисляются десятками базовых величин. Грозит и конфискация машины. 

Не случайно нарушители стараются скрыться от пограничников и милиции. Лучше удрать или в крайнем случае бросить машину с мясом, чем попасть в руки силовиков. Отсюда и своеобразный тюнинг авто. Транспорт современных “флибустьеров” можно узнать сразу. Как правило, это бусы или полноприводные “Ауди”. В салоне может быть только одно сиденье, водительское. Остальное — место для груза. С учетом того что пограничники и милиция стали постреливать, Виталий Гончарук говорит, что нелегалы начали укреплять машины. Сталкивались милиционеры и с другими хитростями. Например, “гонщики” запенивали колеса, чтобы они не сдувались, напарываясь на шипы.

Если раньше нелегалы предпочитали после перегрузки делать схрон в районе, например, в заброшенных деревенских домах или на глухих хуторах, то теперь тактика поменялась. Участковые и пограничники основательно отработали тыл, так что нарушители стараются, получив партию, сразу же вырваться за пределы района. У кого-то получается. 

В прошлом году на белорусско-украинской границе наши силовики задержали около 6,5 тонны незаконной мясной продукции. С начала этого года — свыше 4 тонн. За руку ловят криминальных бизнесменов и на сопредельной стороне. Начальник сектора по вопросам взаимодействия со СМИ северного регионального управления госпогранслужбы Украины Виктор Вырва приводит данные:

— На участке украинско-белорусской границы с Брестской и частью Гомельской областей за прошлый год было зафиксировано 7 случаев задержания нелегалов, пытавшихся вывезти мясную продукцию в Беларусь. Около 10 тонн. В этом году задержали на “зеленке” 60 туш говядины. Нарушители пытались вывезти мясо и сало вне пунктов пропуска. Как правило, это жители приграничья. Думаю, товар они закупают у населения. С белорусскими коллегами у нас налажено постоянное четкое взаимодействие на всех уровнях. Обмен информацией ведется постоянно.

Рисунок Олега Попова

В среднем силовики в приграничье задерживают до 20% нелегальных перевозок. Это легко проследить, если взять цифры по изъятию “теневого” мяса внутри области. Официальный представитель УВД Брестского облисполкома Сергей Дученко приводит впечатляющие данные:

— За прошлый год в регионе было задержано более 40 тонн нелегально перевозимого мяса. С начала этого года — 5 тонн в Кобринском и Барановичском районах. В пересчете на деньги — почти 183 тысячи рублей по 2017 году и уже свыше 33 тысяч по этому. 

Правда, здесь стоит учесть, что часть задержанного, возможно, имеет отечественные корни. К примеру, совсем недавно Пинский межрайонный Комитет госконтроля проверил ОАО “Полесская Нива” в Столинском районе. Оказалось, что за последние несколько лет на территории предприятия забили огромное количество крупнорогатого скота. Общий вес — без малого 100 тонн. Это животные так называемого вынужденного убоя — скот, который получил тяжелую травму. Продукцию в большинстве своем в хозяйстве отгружали местному предпринимателю фактически без ветеринарного контроля. 

Что отдают на съедение?

Украинские контрабандисты закупают туши и разделанную продукцию в приграничье. По сговору с нашими дельцами перебрасывают партии вне пунктов пропуска, чтобы не получить серьезную статью за незаконное пересечение границы. Наши посредники прорываются вглубь страны и дальше. По оперативной информации, везут мясо либо в Россию, либо сбывают внутри Беларуси. 

Возможно, часть туш украинские предприимчивые люди покупают у населения. Впрочем, глубокую заморозку на подворьях не проведешь. Требуется промышленное оборудование. Директор департамента агропромышленного развития Волынской областной госадминистрации Юрий Горбенко говорит, что в регионе можно насчитать с десяток предприятий, занимающихся переработкой мясной продукции. Они работают официально, экспортируют мясо, в том числе и в дальнее зарубежье, даже в азиатские страны. 

Здесь надо понимать, что в стоимость закладываются расходы на убой, оформление пакета документов. И тут, если сравнивать предложения оптовиков, сильной разницы между украинскими и белорусскими производителями нет. Цены легко найти в интернете. К примеру, частная фирма из Дубно, города в Ровенской области, предлагает за кило говяжьей полутуши чуть менее 5,5 рубля (в переводе на наши деньги. — Прим. ред.) за кило. С полным пакетом документов, в том числе и для Беларуси. А вот частная фирма в Минске выставляет мясо быка глубокой заморозки за 5,6 рубля без НДС. 

Не сильно отличается и розничная цена. За кило говядины в украинских магазинах попросят в пределах 7—8 рублей. В Бресте килограмм этого же мяса оценят в среднем в 9—10 рублей. Так что сорвать большой куш на торговле этой продукцией с учетом того, сколько человек задействовано в переброске, думаю, нереально. Другое дело, если брать в расчет “серые” схемы. Сомнительное мясо без документов и ветосмотра. Есть его, конечно, весьма рискованно. Зато в цене оно должно упасть в разы. 

Юрий Горбенко не случайно подчеркнул, что вскоре и они придут к европейским стандартам убоя скота. Как в Беларуси, где на своем подворье корову или свинью не зарежешь. Нужно везти на специализированную бойню. Так же, как и предприятиям сельского хозяйства, где разрешен только экстренный прирез. 

Государственная монополия на убой, с одной стороны, повысила цены на мясную продукцию, ведь от хозяина, который выращивает и готов продать мясо на рынке, до самого рынка появился посредник. И это вызывает удорожание. С другой стороны — это те деньги, которые потребитель в конечном счете платит за безопасность продукции. Пример приводит директор ТУП “Брестский рынок” Александр Ивашкевич:

— Вы убили на скотобойне свинью или кабана. Там дают ветсвидетельства, справки. Привозите продукцию на рынок. Здесь же при запуске на КПП ее осмотрят, спросят товарно-транспортную накладную. Дальше — на хоздвор. Потом — в лабораторию, которая изучит все документы, отсюда, если будут сомнения, перезвонят на бойню. И только тогда продавец попадает в зал. Там же за ним будут смотреть контролеры. 

Скорее всего, контрабандный товар расходится внутри нашей страны так же, как и ввозится: незаконно. Часть отправляется в Россию. И уже там левые партии накрывает Россельхознадзор. Пресс-секретарь ведомства Юлия Мелано говорит о сотнях тонн нелегальной продукции, которая изымается повсеместно:

— Проблема, несомненно, есть. Мы неоднократно устанавливали факт ввоза по поддельным белорусским документам продукции из Украины, которая поступала к нам с территории Беларуси. Напрямую из Украины контрафакт не идет, так как у нас с ней есть официальная граница с таможней и соответствующим режимом. С Беларусью же нет такой границы, поэтому, как правило, нелегальная украинская продукция проходит через вашу страну.  К сожалению, контрабандисты наносят вред имиджу белорусских производителей. 

С этим доводом нельзя не согласиться. Качество белорусских официальных производителей наши восточные соседи ценят по достоинству. Александр Дунькович, генеральный директор ОАО “Беловежский”, одного из лидеров продаж мясной продукции, говорит, что конкуренцию нелегалы не составляют, но работают на подрыв авторитета:

— Они за качество не отвечают. Имидж страдает. И здесь демпингом проблему не решить. Если производитель снизит цену, соответственно ее уменьшат и нелегалы. Но у нас говядина итак убыточна...

Пробовать не рекомендуется

К примеру, без малого три тонны продукции, которую выявили пограничники Пинского погранотряда в этом году, на прилавках рынков не появится. Главный ветеринарный врач Пинского района Борис Коптюх объясняет, в чем опасность контрафакта, куда его списывают и какие требования предъявляются к легальному импорту:

— Если говорить о свинине, то она просто подлежит уничтожению, так как в Украине и прилегающих странах регистрируется вирус африканской чумы свиней, и мясо может являться основным разносчиком этой инфекции. Что касается туш телятины и говядины, то у нас есть ветсанправила, где прописано, что на мясо должны быть соответствующие документы. Мы не знаем его происхождения. Есть инфекционные заболевания, которые передаются людям от животных. Мясо после проварки идет на корм животным. Продукция, которая ввозится легальным импортом, должна иметь ветеринарное освидетельствование, клеймо прохождения экспертизы ветеринарной службы, которая осматривала голову, внутренние органы. Мы ее не в состоянии провести, потому что не видели, например, здоровым было убито животное или нет.

Тропы нелегалов постепенно перекрываются. Нарушителей наказывают рублем. И эти меры дают реальные результаты. Именно поэтому левое мясо везут мелкими партиями в микроавтобусах. Вряд ли сегодня кто-то рискнет набить фуру телячьими тушами без документов, чтобы после встречи с сотрудниками ОБЭП потерять грузовик с холодильником-рефрижератором стоимостью десятки тысяч долларов. 

Мнения

Михаил Ковалев, доктор физико-математических наук, профессор, декан экономического факультета БГУ:


— Пока что в Украине та же свинина дешевле, чем в России. Отсюда и контрабанда. Со временем рынок все урегулирует. Но само явление останется, ведь всегда в мире найдутся одна-две позиции с разницей в ценах. Что-то будет дешевле в Беларуси, что-то в соседней стране. В науке это называется “арбитражные операции”: возить туда-сюда те или иные товары. Что же касается мясной контрабанды, то даже сейчас, на мой взгляд, ее доля весьма незначительна. Это сотые доли процента от легальных поставок. Поэтому, по-моему, россияне могли бы закрыть на такое явление глаза, а не создавать на пустом месте проблему. Я приведу обратный пример. В Россию идут беспошлинные товары из Китая, а потом они же завозятся к нам на рынки. Там объемы и суммы довольно значительные. Но мы же шума из-за этого не поднимаем.

Антон Бычковский, официальный представитель Государственного пограничного комитета:


— Те меры, которые нами принимаются, уже существенно снижают потоки контрабанды. Сегодня мы уделяем основное внимание украинскому направлению в части совершенствования системы охраны границы. Проводится большая работа по подготовке рубежей охраны, основных инженерно-технических сооружений. Строительство широкими темпами идет практически на всех направлениях украинского участка. Все ведется к тому, чтобы практически пресечь преступную деятельность и административно-таможенные правонарушения.

alexbresta@gmail.com



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...