Перемелется, мука будет. Неконкурентноспособная?

Способна ли Беларусь сполна обеспечить себя мукой?

Говорят, хлеб всему голова. Но если вдуматься, то понимаешь: голова-то мука! Именно она основа того хлеба, что у нас на столе. Способна ли Беларусь сполна обеспечить себя этим стратегическим во все времена продуктом? Безусловно — да. По производству зерна на душу населения – почти тысяча килограммов — Беларусь превзошла наиболее развитые аграрные страны Европы. Поэтому логично, что, с точки зрения большинства потребителей, мука в зерновой державе не должна стоить дорого. Но почему при практически ежегодном росте урожайности зерновых, она постоянно дорожает, не выдерживая ценовую конкуренцию с импортной, а мукомолы жалуются на крайне низкую рентабельность?



Ни логики, ни логистики

На полках магазинов мука есть всегда. Цены разных отечественных производителей отличаются несильно. Например, 2 килограмма пшеничной муки высшего сорта Лидского КХП стоят 20300, Минского – около 19 тысяч рублей, килограмм обходится покупателю в среднем по 8—10 тысяч. Много это или мало? Все относительно, а стоимость этого стратегического продукта не поддается никакой логике в сравнении, скажем, с бутиллированной водой. А вот по сравнению с импортной – наша дороже. Недавно на прилавках появилась украинская мука, трехкилограммовый пакет которой стоит около 22 тысяч рублей. Нужно в таком случае спрашивать, кому отдадут предпочтение домохозяйки? Достаточно почитать мнения на форумах в интернете, которые в основном сводятся к одному: наша мука дороже, но ее качество никак не лучше импортной. Почему так?

В Беларуси 22 комбината хлебопродуктов, подведомственных Минсельхозпроду, в прошлом году намололи свыше 630 тысяч тонн — 84 процента к 2013 году. Из них на хлебопечение идет 330, в розницу — порядка 160 тысяч тонн муки, закрывая потребность внутреннего рынка. Но она дорожает, спрос падает – это, как теперь говорят, тренд последних нескольких лет. Казалось бы, законы рынка должны сработать: раз муки в магазинах завались, значит, снижайте цены. Это почему-то не срабатывает. Более того, сам производитель еле держится на плаву: рентабельность белорусских «мельниц» — от нуля до максимум 10 процентов.

Основные потребители на внутреннем рынке – хлебопекарные предприятия – не могут предложить мукомолам адекватные рыночные цены из-за жесткого регулирования цен на хлеб. Этот механизм — серьезное препятствие для экономического развития не только мукомольного, но и хлебного рынка. Мельницы находятся между двух огней – рост цен на зерновые и низкие цены на хлеб.

Но последние два года закупочные цены на пшеницу Минсельхозпрод не повышает. А мука все равно дорожает, затраты на ее производство не снижаются.

Грубый помол

Из чего складывается себестоимость муки? На разных комбинатах хлебопродуктов она отличается. Это зависит от сырьевых зон, мощности складов, и, конечно же, закредитованности предприятия. Например, Минский КХП — крупнейшее в республике предприятие, ежегодно перерабатывающее около 200 тысяч тонн пшеницы, ржи и ячменя. Сырьевая зона — свыше пяти сотен хозяйств практически во всех регионах республики, с которыми комбинат заключает договоры. Проблема в том, что складские мощности комбината не позволяют хранить весь объем зерна. Значительная часть «ждет своего часа» в хозяйствах, и тарифы за его хранение постоянно растут. Приемка и отгрузка зерна — свыше 20 тысяч рублей за тонну, доставка тонны в Минск – около 100 тысяч рублей. Комбинат заключает договоры с транспортными предприятиями, а если хозяйство везет зерно своим транспортом, возмещает ему затраты. Доставка по железной дороге увеличивает стоимость от 25 до 40 процентов. Причем железнодорожные тарифы, понятно, тоже не стоят на месте. Например, в 2012 году доставка тонны сырья стоила 15—17 тысяч рублей, в 2013-м — 53 тысячи. В прошлом – в пределах 65 тысяч.

Все эти затраты — дополнительный «груз» к закупочной цене на зерно, которая повышается из года в год. Цена тонны пшеницы, например, в 2012 году выросла на 65 процентов, в 2013-м — на 77 и только на урожай прошлого и нынешнего годов не повышалась. Тонна мягкой озимой и яровой пшеницы в зависимости от массовой доли клейковины стоит сегодня от 1,84 до 2,25 миллиона рублей.

Поднимать закупочные цены нужно, чтобы хоть частично компенсировать хозяйствам удорожание ресурсов и услуг при производстве растениеводческой продукции и для выравнивания цен с сопредельными странами, считают в Минсельхозпроде. В уборочную 2014 года стоимость азотных и фосфорных удобрений увеличилась на 20 процентов, горюче-смазочных материалов – на 24, энергоресурсов – на 37 процентов. Выросли цены на средства защиты растений, завозимые из-за пределов республики. В целом рост себестоимости производства продукции растениеводства в среднем превысил 20 процентов.

Но чтобы «не положить» зерноперерабатывающую отрасль, Минсельхозпрод пока остановил рост закупочных цен на пшеницу, которая в себестоимости муки занимает до 65 процентов. Добавьте сюда затраты мукомолов на дорожающие энергоресурсы, банковские проценты за пользование кредитами, необходимый ремонт и обслуживание оборудования, запчасти и прочие производственные и хозяйственные расходы. В среднем (из-за разных сроков хранения и плавающих тарифов) себестоимость килограмма пшеничной муки высшего сорта превышает 4,5 тысячи рублей при рентабельности не выше 5 процентов.

На Минском КХП в 2014 году рентабельность производства пшеничной муки – 0, ржаной – в минусе.

Найдешь причины — поймешь тренд

Эту формулу профессиональных трейдеров можно применить к ситуации на нашем мукомольном рынке. Пока действуют причины, породившие тренд, ничего не изменится. В нашем случае — высокая себестоимость переработки не дает конкурировать даже на внутреннем рынке, а экспансия дешевой российской муки сильно напрягает. В прошлом году по сравнению с предыдущим импорт муки в республику вырос более чем в 3 раза и превысил 26 тысяч тонн. Но надо как-то конкурировать, но как, если наша мука по определению дороже из-за постоянно растущих производственных затрат?

По мнению начальника главного управления по хлебопродуктам Минсельхозпрода Вадима Побединского, рецепт и прост, и сложен одновременно: предприятия должны оптимизировать затраты. «Мы мало говорим об увеличении производительности труда. Это и оптимизация процессов управления, численности работников, новейшие технологии, энергосбережение и многие другие факторы. Проблема в том, что техперевооружение проведено, но работают предприятия не одинаково эффективно. То есть и ресурсы, и резервы есть. Все-таки производительность труда у нас ниже, чем в европейских странах и передовых российских».

Общая проблема — нередко слабый маркетинг, а порой вообще его отсутствие. Это же ход, например, увеличив объемы продаж, чуть снизить цены.

— Можно ссылаться на рост торговых объектов, имеющих собственное производство хлебобулочных изделий, сырьем для которых в основном служат недорогие импортные готовые мучные смеси и более дешевая импортная мука, на низкий уровень реализации из-за ценовой конкуренции с продуктами зернопереработки из России. Но никто сегодня не создаст нам тепличных условий. Минимизировать затраты и увеличивать производительность – единственный путь, — считает Вадим Петрович. – Главное – мы должны и можем конкурировать. В прошлом году мы импортировали порядка 24 тысяч тонн муки, но продали-то в Россию более 60 тысяч. С начала нынешнего года ее импорт снижен почти в три раза: за первые 4 месяца ввезено 4,3 тысячи тонн, в 2014-м – 11,8. Сами произвели 138,2 тысячи тонн пшеничной муки — 101 процент к соответствующему периоду предыдущего года.

А может быть, все-таки нужно жестче защищать свой рынок? Это ведь нормальная практика всех цивилизованных стран. Даже в Евросоюзе есть четкие квоты – больше определенного количества продукции ты не имеешь права поставить на рынок. Все серьезно регулируется. У нас же двери открыты. В результате на белорусский рынок приходят транснациональные торговые сети, которые взаимодействуют с транснациональными производителями. А наши в итоге остаются на обочине этого процесса.

Но вот вопрос: используют ли предприятия полученные возможности, чтобы завтра их товары были конкурентоспособны? Столько раз, например, лицензировали ввоз российской муки, однако белорусская по-прежнему дороже. Не исключено, что, когда все запреты на ввоз импортной продукции будут сняты, белорусские товары будут неконкурентоспособны в квадрате. И потом, если мы введем меры защиты, то мы можем сами себя наказать, получив ответные. Не зря же говорят: не бросай камень в окно соседа, если сам живешь в стеклянном доме.

germanovich@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости