Пепел Иуды

Главный палач страны ненадолго пережил своего покровителя. 26 июня 1953 года он был арестован. Немало историков считают, что в тот же день он был убит.

САМЫМ серьезным потрясением для советских граждан после смерти Сталина было падение Берии

Главный палач страны ненадолго пережил своего покровителя. 26 июня 1953 года он был арестован. Немало историков считают, что в тот же день он был убит.

Спальня в самом центре Москвы

Некоторые исследователи, а также близкие Берии — его жена и сын — утверждали, что «всесильный нарком» был казнен сразу же после ареста в своем особняке на углу Садового кольца и Малой Никитской. В этом особняке царила семейная идиллия. Жена Берии, Нина Гегечкори, много лет жила за городом, в тщательно охраняемой резиденции. Его сын, Серго, женатый на внучке Максима Горького, жил в собственной квартире.

Жена Серго, Марфа Пешкова, вспоминала о Лаврентии Павловиче: «Когда он приезжал на дачу и супруги утром просыпались, сразу просили принести запеленатого ребятеночка. Клали между собой и могли час просто любоваться. Масса была снимков, где Берия возит коляску или держит внучат на коленях. После его ареста все эти фотографии у меня конфисковали».

Иногда они собирались в огромном доме в центре Москвы, и я не сомневаюсь, что здесь было уютно и весело, звучал смех, голоса детей, цветистые кавказские тосты. Правда, судьбы нескольких молодых женщин были сломаны в этом доме, в большой спальне, куда их силой приводили охранники наркома. Об этом давно ходили слухи в Москве, но документальное подтверждение они получили во время следствия над Берией.

Сюда, в эту часть Москвы, не долетали предсмертные крики замученных в расстрельных подвалах, проклятья сосланных в Магадан и на Колыму, здесь не говорили о страшных судьбах старых большевиков — соратников Ленина, маршалов, писателей, военнопленных. В этом доме несколько раз бывал Сталин в гостях у верного министра, произносил тосты за его здоровье. Пока Сталин был жив, здоровью Лаврентия Павловича на самом деле ничего не угрожало.

В тюрьму он ездил на… отдых

Лаврентий Павлович сажал и казнил людей вне зависимости от их национальности. Революционный порыв и жестокость в Советской России были абсолютно интернациональными. Как и пролетарская солидарность. Но факт остается фактом: Берия принес горе и беду очень многим, включая близких ему людей, даже после своей смерти.

Некоторые исследователи почему-то ищут разгадку всемогущества Берии в личных качествах нашего «героя». И в этом их принципиальная ошибка. Чтобы понять, почему Берия оказался во главе репрессивной машины первого социалистического государства, надо изучать не верных слуг и палачей режима, а его идеолога и создателя.

Первые руководители ВЧК-ОГПУ Феликс Дзержинский и Вячеслав Менжинский пришли к руководству карательными органами с безупречной репутацией профессиональных революционеров. Дзержинский был родом из дворянской семьи, Менжинский получил университетское юридическое образование. Часть их жизни прошла за границей, они прекрасно говорили на иностранных языках, были широко образованными людьми. Правда, их репутация была подмочена массовыми репрессиями, в которых они приняли активное участие.

Сменивший их Генрих Ягода не имел образования как такового, разве что умел читать и подписывать бумаги. Это ему сильно пригодилось, когда он тысячами штамповал расстрельные списки.

Николай Ежов закончил три класса реального училища и работал подмастерьем-портняжкой. Поразителен выбор Сталина: это были убогие, закомплексованные садисты, чиновники крошечного роста. У Ежова рост составлял 151 сантиметр, а у Ягоды — 146.

После ареста оказалось, что оба они были совершенно разложившимися людьми. Ягоду обвиняли в любовной связи с невесткой Максима Горького, а Ежова — в гомосексуализме. Но свою задачу по уничтожению возможной оппозиции Сталину они выполнили полностью.

Разумеется, Берия оказался не только умнее, но и хитрее, коварнее своих предшественников. Иначе ему не удалось бы продержаться столько лет на одном из ключевых постов в государстве.

Не случайным было и то, что Берия не относился к когорте старых большевиков. Более того, до 1931 года Сталин не был даже знаком с ним. Расправляться с соратниками Сталин поручил человеку, который не был связан со своими будущими жертвами ни подпольной работой, ни участием в революции и Гражданской войне. Принять это решение Сталину не помешали резкие, отрицательные характеристики, которые давали Берии хорошо знавшие его Сергей Киров, Серго Орджоникидзе, руководитель закавказских коммунистов Лаврентий Картвелишвили. Все эти люди впоследствии так или иначе погибли, но в результате либо интриг, либо прямого участия Берии. Наследство новому наркому досталось завидное. Политическая площадка страны была зачищена основательно. Первая задача, которую поставил перед ним Сталин, была понятной: ликвидировать тех, кто выполнял грязную работу. Слишком много знали эти люди, а некоторые еще и обсуждали это. Начали с верхушки.

В самую страшную и засекреченную тюрьму режима, о которой ходили мрачные слухи, «Сухановку», были доставлены заместители Ежова Михаил Фриновский, Леонид Заковский, резиденты внешней разведки и ГРУ за рубежом, видные чекисты из провинции, а вскоре и бывший нарком. Сам Берия приезжал в тюрьму поздно вечером, после рабочего дня. Вероятно, «работа» с подследственными была для него на самом деле отдыхом. О нравах, которые царили в тюрьме, говорит то, что при первом же походе Ежова из тюремной камеры к следователю «вертухай» Мальцев сломал ему руку. Ежов хорошо знал нравы сталинских застенков и, не колеблясь ни минуты, подписывал все показания, которые ему подсовывали. Но это не помогло.

Изъять тайно жену маршала и расстрелять…

Говорят, что нарком «очень боялся боли». Перед тем как получить пулю в затылок, он прошел пытки, избиения, издевательства. Однако Ежов заслужил все это. Но каково было остальным жертвам? Среди знаменитых сидельцев «Сухановки», куда попадали по личному указанию Берии, были легендарный советский разведчик, которого считают выдающимся нелегалом XX века, Дмитрий Быстролетов, пресс-секретарь МИДа Евгений Гнедин, личный архитектор Сталина Мирон Мержанов, организатор советской внешней разведки Меер Трилиссер, наркомвоенмор Азербайджана Чингиз Ильдрымзаде.

Но самыми страшными из числа обитателей «Сухановки» оказались судьбы трех людей, которые стали известны через много лет после их гибели. Иван Бовкун-Луганец, сотрудник ОГПУ и полпред в Китае, вместе с женой, которая работала шифровальщицей, был отозван в СССР и тайно арестован. Казнить публично его не решились. Берия поручил своим сотрудникам разработать специальную операцию по ликвидации дипломата.

Далее я привожу показания из допроса заместителя министра внутренних дел Грузии генерал-лейтенанта Шалвы Церетели. Этот документ стал известен совсем недавно: «Я был вызван в кабинет заместителя Берии Кобулова. Кобулов тогда объявил нам, что у нас есть двое арестованных, которых нужно ликвидировать необычным путем. Он объявил, что нам троим поручается выполнение этого задания и что мы должны это сделать прямо в вагоне, в котором будут ехать эти люди из Москвы в Тбилиси, на территории Грузии. Не доезжая до города Кутаиси, мы ликвидировали этих лиц. Влодзимирский молотком убил женщину, а я молотком ударил по голове мужчину, которого затем третий наш сотрудник придушил. Этот же сотрудник сложил затем тела в мешки и переложил в автомашину. Рапава же в соответствии с полученным заданием организовал автомобильную катастрофу. Мне известно, что тела убитых были похоронены где-то по указанию Рапавы, но затем было получено указание из Москвы похоронить этих лиц с почестями, и тогда тела были выкопаны, положены в хорошие гробы и вновь похоронены, но уже гласно».

Кстати, похожая операция с убийством, замаскированным под дорожное происшествие, а затем и с торжественными похоронами была проведена в 1948 году в отношении театрального режиссера Соломона Михоэлса.

В ответ на вопрос следователя палач, дослужившийся до генерала, вспомнил еще одну историю. «Я участвовал в тайном изъятии жены бывшего маршала Советского Союза Кулика. Выполнено это было по указанию Берии. Возглавлял эту операцию Влодзимирский, и он же затем доставлял эту женщину по назначению. Для чего она была изъята и что с ней случилось потом, мне неизвестно».

Об этой же истории дал показания бывший сотрудник МВД Вениамин Гульст: «Когда я явился к Берии, он задал мне вопрос, знаю ли я жену Кулика. На мой утвердительный ответ Берия заявил: «Кишки выну, кожу сдеру, язык отрежу, если кому-либо скажешь то, о чем сейчас услышишь». Затем Берия сказал: «Надо украсть жену Кулика, в помощь даю Церетели и Влодзимирского, но надо украсть так, чтобы она была одна».

История с «неизвестной женщиной» поражает своей жестокой бессмысленностью. В июле 1939 года бесследно исчезла рядом со своим домом одна из первых красавиц Москвы, молодая жена заместителя наркома обороны СССР Григория Кулика. Кулик обратился лично к Берии, и НКВД объявил всесоюзный розыск.

Девушку искали еще 10 лет, накопили 15 томов оперативно-розыскного дела. А жена Кулика, похищенная по приказанию Берии, допрашивалась в Сухановской тюрьме. Ее подозревали в шпионаже. На арестованную не было ни выдано ордера на арест, ни заведено следственного дела. Через месяц ее этапировали из тюрьмы и лично расстреляли начальник «Бутырки» Миронов и комендант НКВД Блохин в одном из лубянских подвалов. Сам Григорий Кулик впоследствии дослужился до маршала, был удостоен звания Героя Советского Союза. В 1947 году он был арестован и препровожден, естественно, в «Сухановку». Поводом стали тайно записанные разговоры трех крупных военачальников с критикой Сталина. В 1950 году все военные были расстреляны. Тогда же прекратили розыскное дело жены Кулика.

После смерти Сталина во время допроса в рамках следственного дела по обвинению Берии бывший министр внутренних дел Меркулов, человек сам достаточно жестокий, дал такие показания: «Признаюсь, это дело на меня произвело крайне тяжелое, жуткое впечатление, и я долго переживал этот случай. На мой взгляд, уничтожать эту женщину не было никакой оперативной необходимости». Меркулову было «жалко». Оно и понятно. Ведь один из учеников Берии, расстрелянный позже, он был не только чекистом, но и драматургом, литератором. Его пьесы под псевдонимом Всеволод Рокк шли в московских театрах. Остальных ему жалко не было.

Генерала-героя поставили к стенке на… носилках

Берия стал не просто близким, а самым близким и самым доверенным лицом Сталина в стране. То, о чем они говорили часами в кабинете вождя, неизвестно. Но догадаться можно. Близкие к Сталину люди вспоминали уже после смерти генсека, что иногда в присутствии других Сталин и Берия переходили на грузинский язык, вероятно, договариваясь о действиях, о которых никто не должен был знать.

Дотошные историки подсчитали, что при Берии размах массовых репрессий пошел на спад и на эшафот отправляли гораздо меньшее количество людей, чем при Ягоде и Ежове. Если брать количественные показатели, наверное, это правда. Но тот же ГУЛАГ если и не при Берии создавался, то именно при нем обрел функции государственной машины, важного хозяйственного объекта. Знаменитая фраза Берии, адресованная одному из подследственных: «Я сотру тебя в лагерную пыль», по существу, верно отражала его положение в обществе и возможности. Он в самом деле мог любого стереть в пыль. Во время следствия по делу Берии приводились факты того, какая атмосфера царила в стране, где любое неосторожно сказанное слово могло привести к длительному сроку заключения, а нередко и к расстрелу. Малограмотный рабочий в разговоре со случайным попутчиком в трамвае пожаловался, что никак не может приобрести калоши. Собеседник проводил разговорчивого пролетария до барака, где тот обитал, — и работяга отправился в лагерь на 10 лет за симпатию к троцкистам.

Молодая учительница во время подготовки школы к октябрьским праздникам сказала ученице, выбирая плакаты лидеров: «А вот этот поставьте пока к стенке». Такой ничего не значащий факт оформляется как террор. Ошеломленная такой фальсификацией, учительница сошла с ума и не смогла даже подписать жалобы на десятилетний приговор суда.

Существует мнение, что Берия в период Великой Отечественной войны проявил себя как хороший организатор оборонной промышленности, контролировал работу СМЕРШа, боролся со шпионами и саботажниками, возглавил работу по созданию атомной бомбы. Все это правда. Но правда и то, что десятки тысяч людей полегли костьми во время строительства атомных городов, тысячи лучших умов страны ковали щит победы в шарашках, а не в лабораториях, лучшие разведчики после победы оказались в лагерях.

Потрясает история с гибелью элиты советской авиации осенью 1941 года. Незадолго до начала войны по обвинению во вредительстве, шпионаже и прочей ерунде группа высокопоставленных руководителей ВВС была заключена под стражу. Казалось бы, после первых поражений надо дать возможность защищать Родину всем, кто этого хочет. Но Берия распорядился по-другому. Опасаясь падения Москвы, по его приказу стали «разгружать» столичные тюрьмы. 28 октября в поселке Барбыш под Куйбышевым было расстреляно 20 этапированных сюда заключенных. В их числе — Герои Советского Союза генерал-лейтенанты авиации Павел Рычагов, Евгений Птухин, Иван Проскуров, генерал-полковник Георгий Штерн. Генерала Якова Смушкевича, дважды Героя Советского Союза, тяжелобольного к тому времени человека, который не мог ходить, на расстрел принесли на носилках.

Тогда же был казнен муж Марины Цветаевой, сотрудник НКВД Сергей Эфрон, а в Орловской тюрьме расстреляны 157 заключенных. Среди них бывший председатель Совнаркома Украины, старый большевик Христиан Раковский, знаменитая революционерка, левый эсер Мария Спиридонова, профессор-медик Дмитрий Плетнев, который «сознался» в убийстве Горького, а также сестра Льва Троцкого, брат Николая Ежова.

Пулю в лоб Берии пустил маршал Батицкий

После войны карьера Берии достигла пика. С 1946 года он член Политбюро, куратор разработок ядерного оружия, Герой Социалистического Труда, почетный гражданин СССР. Но Берия не забывает и об основной своей обязанности. Сотни тысяч бывших военнопленных прямиком из нацистских концлагерей двигаются в ГУЛАГ. Те из них, кто прощен Родиной, тоже движутся — в трудовые лагеря. И все это хозяйство Лаврентия Павловича. Раскручиваются «дело врачей», «ленинградское дело». Есть и не менее важные хлопоты.

Берия расчищает пространство вокруг Сталина, пытаясь опять стать единственным и незаменимым. С его подачи расстрелян секретарь ЦК Алексей Кузнецов, ставший на короткое время куратором органов госбезопасности, арестован начальник охраны Сталина генерал Николай Власик, уволен руководитель секретариата вождя Александр Поскребышев. В тюрьмах сидят, на всякий случай, жены Молотова, Калинина, Поскребышева, Куусинена.

После смерти Сталина его ближайшему окружению стало понятно, что на второстепенных ролях Берия долго не усидит. Да и сам Лаврентий Павлович явно примерял на себя мундир вождя, стал влезать во внешнюю политику, кадровые вопросы, экономику страны.

26 июня 1953 года он был арестован в Кремле, а 23 декабря расстрелян после суда в подвале Московского округа ПВО. Пулю в лоб ему пустил лично генерал, а позже маршал Павел Батицкий. Говорят, что по личной просьбе полководца, и этим поступком он гордился всю жизнь.

После расстрела Берии десятки высших офицеров спецслужб были казнены или осуждены на большие сроки. Пострадали и родственники «всесильного наркома». В своем самом первом письме после ареста на имя Георгия Маленкова, с которым Берия дружил много лет, он писал: «Георгий, прошу, если это сочтете возможным, семью — жена и старуха мать — и сына Серго, которого ты знаешь, не оставить без внимания».

К этой просьбе прислушались и без внимания близких Берии не оставили. На его родине, в Грузии, где именем Берии были названы десятки предприятий и учреждений, учинили скорую расправу над его родственниками. Мать и теща были выселены из тбилисских квартир и направлены в дом престарелых, где они вскоре скончались.

Специальным решением ЦК компартии Грузии мать Берии была объявлена «глубоко верующей женщиной», которая «посещает церкви и молится за своего сына — врага народа». Спрашивается, за кого ей надо было молиться, не за Хрущева же?

А всего в списке ЦК партии было 20 человек, в числе которых его шурины, свояченицы, зятья, племянники и родственники жены. Всех их выселили за пределы Грузии.

В тюрьму отправились жена Берии Нина и сын Серго. Внучка Максима Горького Марфа, жена Серго, тоже оказалась с детьми под арестом на одной из загородных дач Министерства госбезопасности. От расправы ее спасло только письмо матери Клименту Ворошилову. Молодую женщину, у которой были две дочери пяти и двух лет и беременность, пожалели.

Если верить недавно опубликованным протоколам допросов Берии, держался он достаточно уверенно, не валялся в ногах у следователей и практически ни в чем не признался. Да, собственно, обвинения в шпионаже, саботаже, работе на иностранные разведки были смехотворными и никак не подтверждались. А вот преступную деятельность Берии по уничтожению тысяч невинных людей, фальсификацию судебных дел по-настоящему не рассматривали. Это и понятно. Слишком многое пришлось бы тогда раскрыть, и на скамье подсудимых рядом с Берией разместилось бы все Политбюро.

Единственный крематорий в Москве располагался тогда на территории Донского монастыря. Здесь тело Берии сожгли. У очевидцев этого зрелища зашевелились волосы, когда покойник стал корчиться в языках пламени и подниматься с огненного ложа. Санитары в ужасе от доверенной им миссии забыли перерезать мертвецу сухожилия. Это считается обязательным, если во время кремации есть посторонние свидетели. Было бы кощунством, если бы пепел палача остался на кладбище Донского монастыря. Здесь, в могиле невостребованных прахов, глубина которой достигает пяти метров, захоронены останки его жертв. Тот, кто принимал решение о похоронах Берии, вероятно, об этом подумал. Пепел его развеяли в неизвестном месте, на какой-то реке.

Рафаэль ГУСЕЙНОВ

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости