Пчелы против меда

В мире, пожалуй, нет примера более тесной исторической, культурной и ментальной связи государств, чем у Беларуси и России...

В мире, пожалуй, нет примера более тесной исторической, культурной и ментальной связи государств, чем у Беларуси и России. Факт! Нет и аналогий единства политических и оборонных интересов. Но, зная это, уже несколько лет кряду мир вкушает остросюжетный сериал об интеграции двух стран. Особенно смакует серии «войн» — молочных, табачных, сахарных, нефтяных, пивных, газовых... Не много ли для 15 лет? Да, в браке уже дело давно подошло бы к разводу. Но заявление о расторжении союза никто писать не собирается...


Операция «Кооперация»


Наши экономики исторически взаимодополняемы. Они переплетены между собой, как тысячи нитей в канате. Но каждый раз, как только возникает спор по углеводородам, главная российская страшилка — это надвигающийся коллапс белорусской экономики, остановка предприятий, банкротство государства и прочие беды. Как тут не вспомнить известное изречение: «Чем хуже дела в приходе, тем больше работы звонарям».


Посмотрим с другой стороны. Тесные экономические связи с белорусскими производителями сегодня имеет более 800 российских предприятий. На белорусский МАЗ работает 600 (!) российских предприятий. Для многих из них, как, например, для Ярославского моторного завода, такой белорусский клиент — единственная возможность иметь стабильный сбыт продукции. Правда, проблемы на ярославском «Автодизеле» вынудили МАЗ искать других поставщиков. И сейчас его неплохо заменяет Минский моторный, налаживаются связи с германскими заводами. Да, МАЗ не использует в производстве газ, но электроэнергия, вырабатываемая из него, занимает в себестоимости немалую долю. Более того, производство очень металлоемкое. Поэтому и российские «Северсталь» и «Магнитка» заинтересованы в том, чтобы МАЗ работал бесперебойно.


Если в Беларуси остановится Минский тракторный завод, то такие же проблемы ждут 157 работающих с ним в связке предприятий России. Не будем забывать и о запчастях, которые не смогут получить российские аграрии, фермеры и простые крестьяне. Ведь бессменно около 80 процентов всего сельскохозяйственного парка России занимают именно тракторы «Беларус».


Сегодня 99 белорусских предприятий поставляют 1.880 наименований продукции для 255 оборонных заводов России. А 940 российских субъектов хозяйствования имеют в своих главных клиентах 67 предприятий в Беларуси. Доля белорусских поставок в оборонном заказе России — 15 процентов. Причем это главным образом высокотехнологичная продукция: авианавигационные приборы, средства спутниковой и космической связи, оборудование для радиостанций. По оценкам российских экспертов, если разрушить белорусско–российскую кооперацию в «оборонке», только на организацию альтернативных производств России единовременно потребуется несколько миллиардов долларов.


Сырье мое


Нанося сырьевые удары по Беларуси, Россия каждый раз попадает по своим. Как только были введены экспортные пошлины на нефтепродукты, на грани остановки оказалось порядка 70 российских химических предприятий. От поставок из Беларуси зависят «Комитекс» в Сыктывкаре, «Стеклонит» в Уфе, тверской «Полиэфир», «Полимерстрой» в Смоленске, «Сибур–Холдинг» в Санкт–Петербурге и многие другие. И это только за счет резкого изменения цен. Например, на такое вещество, как полиэфирный гранулят. Его эксклюзивный производитель на всем постсоветском пространстве — могилевское «Химволокно». Он необходим для производства нитей, которые потом составляют основу обивочных тканей для автомобилей и мебели. Так вот, в прошлом году килограмм этого самого гранулята стоил 27 российских рублей, сегодня — 40. Российские химзаводы теперь не знают, либо работать в убыток, либо останавливаться.


А что делать? Могилевское «Химволокно», в свою очередь, производит полиэфирный гранулят из параксилола, который закупается в России. Поскольку он относится к нефтепродуктам, из–за введения пошлины подскочила и цена. Ведь доля этого вещества в себестоимости — почти 70 процентов. В общем, нахимичили в Москве... В Могилеве, правда, уже нашли новые рынки сбыта гранулята в Дании, Испании, Португалии и Прибалтике. А в августе надеются получить пробную партию параксилола из Европы. Без «специальных» экспортных пошлин. При этом у российских предприятий альтернатива только одна — Южная Корея. За что боролись?


Затрону еще одну болевую сырьевую точку. Сегодня Белорусский цементный завод 100 процентов своего экспорта направляет в Россию. Это приблизительно 1/5 от всего производимого цемента. Главные рынки, это, конечно, Смоленская и Брянская области плюс Москва и Санкт–Петербург. Техническая модернизация предприятия и переход от мокрого способа производства на сухой делает белорусский цемент лучшим предложением. Хочешь в мешках, хочешь вагонами. Близко, недорого, качественно. Машины с российскими номерами — постоянные очередники у заводской проходной. Вагоны в российском направлении уходят один за одним. Для БЦЗ газовый вопрос — главный. Над энергосберегающими технологиями работают. Запускают газотурбинные установки, что сокращает стоимость электроэнергии в два с половиной раза. Процентов на 10 снижает себестоимость. Но совсем без газа нельзя. С чем без него останутся российские строители? Вопрос...


Создание СП, сборочных производств и товаропроводящих сетей в России белорусские предприятия начали, едва почуяв давление на рынке. То пошлины, то техрегламенты, то квоты, то еще что–то. Но тут, что называется, худа без добра не бывает. Ведь до этого без малого 10 лет на крупных, и не очень, заводах Беларуси господствовали российские посредники. А теперь, по самым приблизительным подсчетам, в тесных кооперационных экономических связях с Беларусью задействовано около 15 миллионов россиян. Больше 10 процентов всех жителей Российской Федерации! Жаль только, что о них никто не вспоминает, начиная очередную маленькую торговую войну.


Бей своих!


Парадоксальными выглядят неуклюжие действия Москвы по отношению к Минску еще и вот по какой причине. Россия стала инвестором номер один в нашу экономику. Ее бизнес здесь прочно пустил корни. Причем основные активы олигархов — все входят в рейтинги «Форбса» — находятся в самых рентабельных и прибыльных белорусских отраслях: нефтегазовой и банковской.


Например, «Лукойл–Белоруссия» — первая среди частных и вторая по всей стране компания по количеству АЗС. На конец прошлого года в ее активе числилось 78 АЗС, 5 нефтебаз и 3 газонаполнительные станции. А президент и совладелец ОАО «НК «Лукойл» Вагит Алекперов из всех российских бизнесменов самый частый визитер в Минске.


Пытается его догнать и другой известный российский миллиардер Михаил Фридман — председатель наблюдательного совета и совладелец консорциума «Альфа–групп». Ему подконтрольна компания «ТНК–ВР Менеджмент», которая имеет 40 АЗС и 5 нефтебаз в Беларуси. Параллельно «дочка» занимается у нас поставками нефти, ее переработкой и экспортом бензина. Неужели нефтегазовые «войны» обходят эти активы стороной? Не думаю. Что будет делать без белорусского цемента Олег Дерипаска? Ведь одна из его компаний «Главмосстрой» является соучредителем «Московской инвестиционно–строительной компании», реализующей в Минске проекты по застройке двух микрорайонов. Что будет с рентабельностью его строительства при взвинченных ценах на газ?


Металлоемкость белорусских производств, естественно, не могла не привлечь внимания к стране миллиардеров–металлургов. В активах, например, Владимира Лисина, председателя совета директоров Новолипецкого металлургического комбината, Молодечненский трубопрокатный завод. Предприятие производит трубы для машиностроения.


Впрочем, масштаб присутствия российского частного капитала в белорусской экономике просто меркнет перед размахом некоторых реализуемых у нас проектов российских госкорпораций. Не удивляйтесь, но крупнейший среди российских компаний собственник на территории нашей страны — это «Газпром». В его владениях магистральный газопровод Ямал — Европа, половина «Белтрансгаза» плюс дочерние структуры. В их числе Столбцовский кирпичный завод, торговая компания «Спецкомплектимпекс». Также через ряд дочерних структур «Газпром» участвует в таких компаниях, как «Белстройтрансгаз», «Сибур Белсервис», «Белтехногаз», «Белруснефтегаз». Кроме того, российский газовый монополист — совладелец акций Мозырского НПЗ. Но и это еще не все. В банковской сфере «Газпрома» и «Газпромбанк» являются владельцами контрольного пакета «Белгазпромбанка». А также не будем забывать о контроле в «Брестгазоаппарате» — крупнейшем в СНГ производителе газовых и электрических плит и, кстати, одном из самых прибыльных ОАО Беларуси.


Владельцем сети нефтепродуктопроводов на территории Беларуси еще со времен Бишкекского соглашения 1992 года остается «Транснефть». «Российские железные дороги» имеют долю в «Трансмашхолдинге», поставляющем подвижной состав на БелЖД. Компания «Ростехнологии», объединяющая в России несколько сотен предприятий в ВПК и в высокотехнологичных сферах, представлена на белорусском рынке такими проектами, как строительство Полоцкой ГЭС и развитие в Беларуси сети WiMax. Правительство Москвы не только имеет в Минске мини–мэрию, но и контрольный пакет банка «Москва–Минск». Не забудем про «Московскую инвестиционную строительную компанию», получившую подряды на возведение двух микрорайонов в Минске.


Это далеко не все российские активы в нашей стране. Поэтому возникают два простых вопроса. Почему пчелы против меда? Или пчелам меда мало?

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...