Пчел держать — не в холодке лежать

Календарь и традиции

В календаре 5 июня — очень значимый день: мы чтим память преподобной игуменьи Евфросинии Полоцкой, так много сделавшей для просвещения и культуры Беларуси.


Как раз в это время цветет рябина, одно из самых любимых у нас деревьев. Когда–то по рябиновому цвету загадывали о погоде на будущую зиму. Большое количество раскрывшихся бутонов, которые к концу лета превратятся в яркие гроздья ягод, обещало суровую и морозную зиму. Если цветение умеренное — крепких морозов можно не бояться, зима будет мягкой. Рябиновый цвет заготавливали как средство для лечения бронхитов. Вообще рябина воспринималась деревом особым, несколько загадочным и даже таинственным, поэтому относились к ней осторожно, без нужды не ломали, ведь за это рябина может наказать человека, послав на него болезни и беды.

6 июня — день важный и приметный для «пчаляроў». Если погода стоит теплая, вылетевший рой обещает хороший медосбор: «Як выйдзець рой перад Янам, то будзе зямец панам». Первый полет пчел отмечался так же торжественно, как Медовый Спас: дети, знакомые и соседи угощались «прыхаваным» с прошлого года медом.

Пчеловодство относится к числу самых древних промыслов. Его архаичная форма, бортничество, было любимым и распространенным занятием и у наших предков. Но для того чтобы стать владельцем заветного дупла–борти, требовалось приложить немало усилий, походить по лесу — поохотиться на диких пчел и разыскать их чудесное дупло. У Андрея Мейера, автора «Описания Кричевского графства» от 1789 года, сообщается о довольно частых находках старых бортей с настоящими залежами темно–бурого меда весом до 150 — 200 килограммов (!) в каждой. Чтобы извлечь драгоценный продукт из дупла, изготавливали специальные приспособления («лязiва», «лiна», «плець», «жэнь»), представлявшие собой плетеные из сыромятной кожи, конопляных волокон или липовой коры веревки длиной 25 — 30 метров с сиденьем («крэслам») и крюком. При подъеме бортник перебрасывал такую «прыладу» через толстый сук и, сидя на «крэсле», сам себя подтягивал, отталкиваясь ногами от ствола дерева, до нужной высоты.

По «звычаёваму праву» человек, обнаруживший в лесу борть, становился ее собственником. Чтобы закрепить это право, на дереве высекался особый личный знак — «бортное знамя». Такая метка представляла собой геометрическую фигуру, составленную из различных линий, крестиков, ромбов, треугольников, елочек, или изображения животных, растений, плодов, оленьих рогов, птичьих перьев, сельскохозяйственных приспособлений. Помимо того что эти знаки выступали своеобразной печатью владельца борти, они несли еще и функцию оберега — их наносили, произнося особые сакральные слова, профессиональные заговоры, передававшиеся в семьях пчеловодов от отца к сыну только перед смертью старшего в роду.

В систему «звычаёвага права» входил закон, по которому кража меда наказывалась большим штрафом, а повреждение дупла–борти для тех, кто попадался на этом не в первый раз, могло иногда караться даже смертью. При выкорчевке леса дерево с дуплом–бортью всегда оставляли нетронутым.

В поэме Миколы Гусовского «Песня пра зубра» мы уже встречаем упоминание о «калодзе» как об улье. Изготавливалась она из цельного куска дуплистого дерева, чаще — хвойного. В ВКЛ бортнику разрешалось выпиливать из сломанного дерева и вывозить из лесу только саму борть, а «вершалiнку» и «камель» с корнями нужно было непременно оставить на месте.

Со временем научились делать борти, выдалбливая в дереве на солнечной стороне дупло на высоте от 5 до 15 метров. Незаселенная борть называлась «ялаўкай». Чтобы привлечь к ней внимание пчел–разведчиков, в дупло клали влажный мох, смоченный «духмяным настоем зёлак», мяту. Если пчелкам–разведчицам новое жилье приходилось по вкусу, сюда мог перебраться молодой рой.

Со временем стали возникать и «сядзiбныя» пасеки. Колоды размещали на краю огородов и в садах. Чтобы защититься от медведей, известных любителей полакомиться медком, устанавливали специальные площадки — «адзёры», в которые вбивали острые гвозди.

В Беларуси существовали целые деревни профессиональных «пчеляров». Обычно такие поселения носили говорящие названия — Бортники, Бортновичи, Колодники, Добрые Пчелы... Там долго сохранялись лучшие общинные традиции и нормы «звычаёвага бортнiцкага права». Золотая пчела — геральдический знак также на гербах Климовичей, Игумена, Видзов.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Ольга ПАК
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости