Источник: Знамя юности
Знамя юности

Павел Деревянко: стараюсь не экономить как минимум на чувствах

В прокат вышел триллер «Подельники», главную роль в котором сыграл Павел Деревянко. По сюжету фильма, основанного на реальных событиях, у десятилетнего деревенского мальчика Ильи убивают отца. Преступник остается безнаказанным, и тогда ребенок устраивает настоящую охоту за убийцей… О своей долгожданной роли злодея, победе над депрессией, женском идеале и любимых дочках Павел рассказал «Знаменке».


– Поздравляю с премьерой «Подельников»! Это ведь очень нетипичная для вас роль, можно сказать, долгожданная? Расскажите, чем она вам дорога?

 – Дорога открытием и нового жанра, и ново­й ипостаси – настоя­щего злодея. А не просто обаятельного негодяя. Для меня роль очень знаковая, эпохальная. Во-первых, в процессе работы над «Подельниками» я полностью излечился от своей депрессии. А во-вто­рых, открыл для себя новую грань, сыграл человека, который очень сильно отличается от меня и внешне, и внутренне.

– Что за герой вам достался?

– Витя Людоед, внук шамана. Где-то в юности пошел по беспределу, посидел в тюрьме и вернулся домой, не стал развивать способности лечить людей, вместо этого держал всю деревню в страхе. Во­ровал тихонь­ко у местного насе­­ле­ни­я, и никто этому не сопро­тивлялся. Мой Витя, в общем, все понимал про сущнос­ть человека, его страхи и мелкую душу. И так полу­чилось, что однажды он убил своего собутыль­ника за то, что тот назвал его плохим словом. Вся деревня знала про это, но он остался безнаказанным. И только сын убитого решил отомстить за отца. Вокруг этог­о и строится вся история.

– А о самих съемках какие остались воспоминания?

– Мы снимали на Урале в поселке Кын Пермского края, на реке Кын. Удивительно живо­писные места. Люди там доб­рые, отзывчивые, не испорченные цивилизацией. А еще такого скрипучего снега, как там, я никогда в жизни не видал, это, видимо, от холода. Морозы жуткие стояли, временами под 37 градусов, но ощущались как все 45. Осо­бенно когда мы снимали на реке, где, как водится, большая влажность. Вся съемочная группа надела на себя все, что было, мерзла техника, и мы вооб­ще не могли снимать. Отогревали один объектив в палатке, быстро несли его, ставили на камеру, снимали один дубль, меняли на другой. Это было на самом деле тяжел­о. 

– Кын – древнее селение, может быть, чувствовалось что-то мис­тическое?

– Места там действительно сильные, не столько в самой деревне, но и в округе. Когда поднимаешься на гору, смотришь с высоты на деревню или едешь на снегоходе по реке. Кругом тайга, горы, завораживающая красота…

Кадр со съемок фильма «Подельники»

– Сами как к мистике относитесь, случались в вашей жизни какие-то необъяснимые вещи?

– Раньше случались мис­тические моменты. Очень давн­о мы ставили спектакль «Вий» на малой сцене в театре имени Пушкина. И в момент премьеры на улице разразилась грандиоз­ная буря, настолько сильная, что было слышно даже в зале. Мы иг­раем спектакль, я читаю за­упокойные молитвы, а на улице просто жуть: завывания вет­ра, гром, бешеный дождь. Когда звуки усиливались, по залу пробегал ропот. И мы, артис­ты, все в таком трепете были, смотрели друг на друга за кулисами возбужденно: «Вот это да! Вот как бывает!» В общем, дух захватывало, и страшно было временами.

– Вы кажетесь большим оптимистом, и тем удивительнее слышать, что эту роль вы получили, когда пребывали в состоянии затяжной депрессии. Впервые было такое состояние?

– Не скажу, что депрессия была сильно затяжной, в итоге она продлилась месяца четыре. Раньше у меня и по полгода похожие состояния случались, но не такой силы и глубины. Чувствовал себя очень потерянным и совершенно не понимал, как из этого состояния выбраться, что делать, как дальше быть, настолько все было ужасно в моей жизни в тот период. Как-то так все сразу навалилось, хотя ярко выраженной причины, почему меня накрыло это состояние, я не видел. Мы расстались в то время с Дарьей, матерью моих дочерей, но не это послужило причиной, а какие-то мои субъективные, внутренние моменты. Когда раньше случались подобные состояния, гораздо слабее по форме, я тоже не всегда понимал причины. Просто на пустом месте мне вдруг становилось ужасно плохо, я превращался в жуткого социофоба, не хотелось никуда выходить, не мог разговаривать, формулировать свои мысли. Пребывал в прострации. Но как эта депрессия появ­лялась, так же она и исче­зала.

– В прошлом году вы отметили юбилей – 45 лет. Можно сказать, что тот год стал для вас удачным?

– Возможно, это был самый удачный год в моей жизни, самый яркий, бодры­й, наполненный событиями.

– Есть такое выражение «закрыть гештальт». У вас в последнее время что-то такое было? Например, люди мечтают квартиру купить, дом построить, а у вас ведь это все как раз недавно случилось...

– Не скажу, что это за­крытые гештальты, они для меня только открываются. Впереди еще много свершений, много чего хочется сделать, купить в том числе квартиры для детей. Есть, кому покупать и строить, так что этот гештальт я не считаю закрытым.

– А вообще свой дом, место силы где у вас?

– Сейчас оно в моей московской квартире, которую купил год назад. Другое мощное место силы находится в родном Таганроге, где каждый вечер разливается широчайший лиман, где солнце, садясь за горизонтом, дарит удивительной красоты закаты. Там просто райские места. И еще одно у моей семь­и будет на Алтае, но там дом пока не достроен.

– Помню, раньше вы говорили, что не лю­бите экономить, что нужно уметь тратить деньги в больших количествах, чтобы они возвращались в том же объеме. Сейчас вы так же считаете или научились экономить?

– Экономить не научился. Моя природная широкая нату­ра и щедрость остались при мне. История показывает, что двигаюсь я в правиль­ном направлении. Ниче­го передо мною не закрывается, наоборот, открываются новые горизонты, много позитивного в жизни происходит. Значит, все верно, так и буду продолжать. Пока, по крайней мере. Не экономить как мини­мум на чувствах.

– Не могу не спросить, вы с Дашей снова вместе? У вас были невероятно теплые семейные фотографии с январского отдыха в Таиланде…

– Мы семья, но не пара. То есть у каждого из нас есть своя личная жизнь. И тем не менее мы настоящая семья, любим друг друга, уважаем, заботимся. У нас все идеально, насколько это может быть в наших обстоятельствах сейчас. И я ни секунды не сомневаюсь, что мы на правильном пути.

– Говорят, что в голове каждого мужчины есть идеальный образ женщины. Это может быть мама, одноклас­сница – первая любовь, Мэрилин Монро… У вас есть такой идеал?

– Внешне это, пожалуй, типаж Моники Беллуччи. Такой теплой, красивой, женственной, обаятельной, доброй, ироничной, сильной, но в то же время мягкой и умной женщины.

– А вообще, насколько ваше личное счастье зависит от присутствия в жизни любимой?

– Это очень важно. Долгое время я действительно был в сильном раздрае, потому что бесконечные мои увлечения утомляли, ничего не находил в этих отношениях цельного... Душе моей не было покоя, пока после долгой дружбы и рождения детей мы не начали вновь отношения с Дашей. А теперь они снова перешли в семейно-дружеские, если можно так их назвать. Нам всем очень комфортно именно так. При этом у меня достаточно активная личная жизнь, но нет того раздрая, что я чувствовал раньше, потому что теперь есть семья. Вот вчера они у меня всей гурьбой ночевали – дети, Дашу­ля...

– То есть личное счастье именно с ними связано?

С дочерьми Варей и Сашей
– Я думаю, да. Во многом благодаря дочкам и Даше я чувствую себя очень уравновешенно. Они у меня всегда есть и будут, и в то же время я свободен. Это гениально просто, я считаю.


– Девчонки ваши растут не по дням, а по часам. Успеваете контролировать процесс взросления?

– Да, они растут умницами и красотками. Им очень повезло с родителями. И нам с Дашей тоже, потому что наши дети растут свобод­ными, открытыми, увлекающимися людьми. У меня пока никаких претензий тут нет.

– Творческие личности?

– Варька творческая, но посмотрим, куда это все разовьется. Позавчера, когда они ко мне приехали, у Вари было так себе настроение. Я говорю: «Варь, что нужно, чтобы у тебя поднялось настроение?» Она отвечает: «Я готовить буду». Варвара прекрасно готовит, делает это каждый день. Возможно, этому способствовало то, что, когда она была маленькая, совсем не спала, Дашка очень мучилась и в процессе укладывания не сказки ей рассказывала, а рецепты начитывала. И сейчас Варя без ума от готовки. Вчера мне приготовила вкуснейшие булочки с корицей. Младшая Саша рисует, хорошо поет. А Варьке еще нравится математика. Посмотрим, что будет дальше. Ограничивать их мы не собираемся, хотим дать полную свободу, чтобы они понимали, что могут сами выбирать свой путь.

– Какой совет дадите дочкам, когда придет время выбирать профессию? Постараетесь отговорить от актерства, если проявят такое желание?

– Постараюсь, конечно. Ну, Саня точно не будет актрисой, а вот Варя вполне может. Пока не знаю, что скажу им. Раньше я говорил: «Актрисой только через мой труп!» На что Варя молчала, а недавно ответила: «Посмотрим». Мы оба засмеялись. Конечно, что захотят, то и будут делать. Ни от чего отговаривать по большому счету не будем. Просто объясним все возможные последствия, которые могут ждать на их счастливом пути.
ПАВЕЛ ДЕРЕВЯНКО

Родился: 2 июля 1976 года в Таганроге

Образование: ГИТИС (курс Леонида Хейфеца)

Семья: дочери Варвара (11 лет), Александра (7 лет)

Карьера: актер, снялся в 100 фильмах и сериалах, среди которых «Штрафбат», «Неваляшка», «Брестская крепость», «Обратная сторона луны», «Черные кошки», «Великая», «СуперБобровы», «Салют 7», «Гоголь», «Домашний арест», «Беспринципные» и другие
Лика БРАГИНА, (специально для «ЗН»), фото  из личного архива Павла Деревянко

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter