Павел Деревянко: года идут, и мне все сложнее представить себя семейным человеком

21 июня в прокат вышла комедия «Ночная смена», где артист сыграл начинающего стриптизера. Накануне премьеры Деревянко пригласил «ТН» в загородный дом на Николиной Горе, где живут его дочери — семилетняя Варя и трехлетняя Саша. Павел рассказал о том, как изменило его рождение детей и почему он до сих пор ни разу не был в ЗАГСе.

С актрисой Анной Михайловской. Кадр из фильма «Ночная смена»
© Централ Партнершип

— Для начала давайте про «Ночную смену», а потом уже про вашу подрастающую смену… Тема фильма — будни стриптиз-клуба — вам знакома. Ведь вы уже играли  стриптизера в картине «Счастливый конец». Тогда вы тщательно готовились к роли, ходили в тренажерный зал, совершенствуя тело. Как было в этот раз? 

— Наш фильм — о приключениях двух незадачливых газосварщиков, уволенных с работы и волею судьбы оказавшихся в стрип-клубе. Мой герой — совершенно удивительный в своей простоте парень: открытый, наивный, смешной. Я давно уже не играл подобных ролей — героев из категории «братец Иванушка». В Таганрогское театральное училище меня взяли как артиста типажа молодого Леонида Быкова — этакого своего парня. А во время учебы в ГИТИСе однокурсница Нина Чусова ставила народные сказки, с которыми мы летом ездили по Черноморскому побережью. И была сказка «Как Иван-дурак за чудом ходил», где я играл понятно кого. Именно тогда я сделал вывод, что это одна из самых органичных моих ипостасей и народные комедии — мой конек. Настолько хорошо я чувствовал этого самого Иванушку. А со временем, конечно, стал уходить от этого образа, хотелось делать что-то более интересное, глубокое и разнообразное. И вроде как все получается. Но тут мой давний друг режиссер Марюс Вайсберг предложил поучаствовать в создании «Ночной смены». Компания подобралась хорошая, и я согласился — во многом ради Марюса.

— А как дались непосредственно сами сцены стриптиза?


— Подобное я уже играл в фильме «Счастливый конец», но тогда мне было на десять лет меньше и я был просто заточен под эту роль. Хотел сыграть ее круто и создать мегасексуальный образ. В этот раз не было такой задачи, да и мой герой по сути не стриптизер, а лишь стремится им стать. Помню, как наступил самый ответственный день съемок, в клуб нагнали много девчонок, и приехал настоящий стриптизер — Тарзан, который всех подбад­ривал. И вот мне неожиданно стало неловко, да чего там, я реально стеснялся раздеваться. А ведь десять лет назад мне это нравилось! И образ моего героя в «Счастливом конце» писался специально на меня. Тогда я добился больших результатов, научился по-настоящему танцевать стриптиз. А после съемок вернулся в Москву и попал на празднование Хеллоуина. И я надел туда сценический костюм своего стриптизера — галифе, грубые ботинки, фуражку и т. д. Мне хотелось ярких красок, праздника, безумства. Все обалдели от этого вида и подшучивали надо мной. А от некоторых девушек я услышал: «Какой-то ты стал другой… Не очень хороший». Мне это было неприятно. И, проснувшись на следующее утро, стал отматывать в памяти вчерашний день и ужаснулся: вчера был не я — а мой герой Паша Давыденко. Я настолько сроднился с ним, что не смог выйти из образа. Я испугался, тут же выбросил этот костюм, перестал ходить в тренажерный зал, меня накрыла депрессия где-то на полгода. Вот так мне далась та роль. В этот раз, слава Богу, ничего подобного не ощутил. Да там, по сути, был не столько стриптиз, сколько дурачество. Но говорят, получилось смешно.


Три дома — и все мои

— Вы в вечных разъездах. Чувство дома еще не утрачено? И где он сегодня, ваш дом?

— У меня есть моя конура — двухкомнатная квартирка в Малом Казенном переулке, которую я очень люблю. Это мое место силы, с очень хорошей энергетикой, где я могу провести несколько дней безвылазно. И второй мой дом — на Николиной Горе, где живут любимые дочки Варя и Саша. Туда я приезжаю максимально часто. И там меня всегда ждут и любят. И есть еще третий дом — на родине, в Таганроге, этим летом закончим его строительство и отметим новоселье. Я мечтал, чтобы там жили мои родители с братом, но папа под Новый год ушел от нас, осталась мамочка и старший брат Саша. А мы с девчонками будем к ним приезжать. Варвара мечтает о Таганроге, постоянно говорит о том, как там хорошо и скорее бы мы туда поехали.

— Как родители в свое время благословили вас на актерский путь? Не пытались отговорить?


— Мои родители всю жизнь трудились на заводе и были далеки от мира искусства. Но с мамой вместе работала сотрудница Алла Куделина, сын которой хорошо играл в баскетбол. Его взяли в московский ЦСКА, а потом и в сборную России. И вот мы постоянно слышали рассказы о том, куда он ездил на сборы, где выступал, что привез. И с тех самых пор я мечтал вырасти и попасть в Москву, много зарабатывать, чтобы моя мама ни в чем не нуждалась. Я мечтал о Москве, но не о том, чтобы стать актером. Это получилось случайно — судьба. А поначалу, уйдя из школы после восьмого класса, я за компанию с друзьями куда только ни поступал — в кулинарное училище, медицинское, на парикмахера… Куда-то все время меня тянуло, но я не мог понять, чем же хочу заниматься по-настоящему. В итоге меня увлекли занятия в районной театральной студии, и я поступил в театральное училище при нашем Таганрогском театре имени Чехова. Проучившись два года, поехал покорять Москву, поступил в ГИТИС на курс к Леониду Хейфецу. И когда заработал первые хорошие деньги, был счастлив, что смог облегчить жизнь родителям. И по сей день я стараюсь маму холить и лелеять, практически заставляю, чтобы она ни в чем себе не отказывала, ездила отдыхать, покупала все, что захочет. Помню, лет пять назад мама с моей тетей приез­жали ко мне на премьеру «Трех сестер» в Театре Моссовета. Я познакомил их с Андреем Сергеевичем Кончаловским, они были в диком восторге.


— Говорят, если мужчина не женился до 40, то пиши пропало… А вы в свои 41 официально до ЗАГСа так и не дошли, хотя у вас две дочки.

— Да, еще не случилось… Как-то так получилось по жизни. Это очень непростой для меня вопрос, на который я пока не имею ответа. Года идут, и все
сложнее мне представить себя семейным человеком. Я даже не знаю, что это за ситуация и что за человек должен быть, чтобы я отправился в ЗАГС в уверенности, что готов быть рядом с этой женщиной до конца дней. Может, жизнь и преподнесет мне такой сюрприз, как знать… Может, и с Дашей… Я очень на это надеюсь и хочу быть готовым к этому моменту. 

— У вас около восьмидесяти ролей в кино, но предположу, что ваша главная роль — роль отца?

— Безусловно. Изначально главная наша задача на земле — растить себя как личность и рожать детей. Воспитывать их, чтобы они были твоей улучшенной копией, отдавать им все, что можешь. Не могу сказать, что я всю жизнь мечтал о детях, и даже когда родилась  старшая, Варька, я не сразу осознал, какое это счастье. Лишь когда ей исполнилось года 3-4, я понял, что такое быть отцом, осознал всю меру ответственности и то, какой же я теперь счастливый.


Встреча с Дашей — это судьба

— Недавно вы написали на своей странице в Facebook слова любви и благодарности Даше Мясищевой — матери своих дочерей: «Восемь лет назад ты сделала меня счастливым, подарила мне Варвару и Сашу, наполнила мою жизнь смыслом! Спасибо тебе, ты самая лучшая!» А как вас судьба свела с Дашей — таких полярно разных? Она ведь не из актерского мира…

— Нас познакомила Вика Исакова, с которой мы в ту пору очень дружили и вместе играли в спектакле «Вий». И однажды она меня повезла на Николину Гору познакомить с семьей Мясищевых. Это было знаковое место, где собиралась творческая интеллигенция, люди известных фамилий — Харатьяны, Каплевичи, Мироновы, Балуев и другие. Именно в этом доме снимался первый фильм Валерия Тодоровского «Любовь»… Даша — внучка известного
советского авиаконструктора Владимира Мясищева, по образованию юрист, но уже несколько лет как открыла свою хлебопекарню, занимается выпечкой хлеба. Первые года три после знакомства мы с Дашей просто дружили, симпатизировали друг другу, но у нее была своя личная жизнь, у меня тоже, а потом в какой-то момент все закрутилось. Опять же судьба, которая в моей жизни играет огромную роль. Все знаковые события происходят неожиданно — стал артистом, хоть никогда не мечтал об этом. И понял, что только тут по-настоящему счастлив. Познакомился с Дашей, которая стала матерью моих детей. У нас нет друг к другу никаких претензий, мы ни разу в жизни не ссорились, любим и уважаем друг друга, в любви воспитываем детей. Даша и девочки в любом случае моя семья. А если бы мы жили вместе, то, конечно, давно бы съели друг друга.

— Дочкам ваши бунтарские гены и веселый нрав передались? Вы ведь в детстве были хулиганом. 

— Старшей, Варваре, абсолютно точно передались, а с младшей пока непонятно. Ясно лишь, что у Саши сильный, независимый характер, не похожий ни на кого в семье. С Варькой у нас тоже только после 4 лет начались доверительные отношения, сейчас мы очень близки. Надеюсь, что и с Сашей будет так же. Но хочу отметить, что Варя не хулиганка — наоборот, она нежная девочка, воспитанная, с большим чувством такта, ироничная. И что мне нравится, она совершенно не меркантильная, чем отличается от некоторых сверстников. Ничего не просит ей купить, а мне из-за этого хочется еще больше для нее делать. Варя растет ласковой и приветливой, похожа на меня в этом плане. Вот вчера были с ней в
магазине, Варя выбирает себе вещи, все ярких цветов — морковный, ярко-желтый. Я поразился: «Что это за цвета?!» Она отвечает: «Мне нравятся эти!» И тут я понял «А-а-а, так ты вся в меня! Папина дочь!» — ведь я сам еще пять-десять лет назад носил одежду самых безумных расцветок.

— Вы много снимаетесь. Как удается вносить свой вклад в воспитание дочек при таком графике?

— Почти все свободное время я посвящаю детям. Даже когда работаю, они приезжают ко мне на съемочную площадку. Мы постоянно на связи, обязательно ездим вместе отдыхать. Порой вечером, если есть пара часов, приезжаю, чтобы уложить дочек спать, почитать книжки на ночь. Девочки любят «Золушку», «Алые паруса». Вообще они постоянно заняты: танцы, плавание, рисование, зимой катаются на лыжах и коньках, летом — на роликах и велосипедах. Варька серь­езно занимается большим теннисом, а Санька, глядя на нее, тоже берет первые уроки. Но вот актерского будущего я для них не хочу, даже буду отговаривать, если вдруг решат стать актрисами. Это сложная профессия, в ней можно быть только успешным. Варька раньше и сама всегда этого боялась и стеснялась, а сейчас что-то вдруг проявляется, какие-то ужимки, мимика. У нее и в школе актерский талант отметили — дали главную роль Золотой рыбки в спектакле. Но и Даша точно не хочет, чтобы дочки становились актрисами: она их не любит, говорит, что многие из них кривляки. 


Беспроблемные дети

— С рождением детей стали замечать какие-то изменения в себе?

— Слава Богу, сильно не изменился. Но с годами мы все становимся осторожнее, аккуратнее. Уже не пускаюсь так бездумно в любовные приключения, как
раньше. И еще заметил, что стал очень сентиментальным. Хочется быть авторитетом для своих дочерей, а я понимаю, что это непросто. Авторитет не построишь на нравоучениях, крике — только на любви и доверии. 

— Как Варя закончила первый класс? Вы были у нее в школе?

— На собраниях не был, но регулярно встречал из школы, разговаривал с учительницей. Варю все любят, она какая-то совершенно беспроблемная, понимающая девочка. Ответственно относится к учебе, даже слишком, как мне кажется. На майские каникулы друзья организовали нам поездку в Анталью, в лучший отель. Но так получалось, что Варьке нужно было пропустить четыре учебных дня. И она категорически заявила, что никуда не поедет! Я объяснял, что мы едем на курорт, будем отдыхать и веселиться. А она плачет: «Нет, я же целых четыре дня не буду учиться!» Я был в шоке, говорю: «Не понимаю, ты в кого пошла, ты чья дочь?! Да если бы мне предложили в детстве поехать на курорт вместо школы, я бы прыгал до потолка!» В итоге я разговаривал с учительницей, чтобы она объяснила дочке, что можно поехать, мы будем делать уроки в отеле. Кое-как уговорили, особенно после примерки новых купальников — тут уж все сомнения пропали. 


— Не могу не затронуть тему любви, раз уж вы у нас пока завидный жених… Было ли в вашей жизни чувство, которая вас изменило?

— С Дашей у меня самые продолжительные отношения, так что она в любом случае и была, и остается главной женщиной в моей жизни. Но, пожалуй, самое сильное влияние на меня оказала Нина Чусова, с которой мы стали близки еще во время учебы в ГИТИСе. Отношения с ней сделали меня тем, кто я есть сегодня. Именно Нине я хочу сказать огромное спасибо за то, что она научила меня правильно понимать жизнь, взаимоотношения между мужчиной и женщиной, любить свою профессию, и, собственно, она и сделала меня артистом. 

— Чем вас может зацепить девушка? Какие качества вы цените? 

— Раньше я был большим поклонником женской красоты — не мог пройти мимо. Мне нравились красивые и талантливые, в меру ироничные, в меру стервы. Но с возрастом все сузилось до каких-то главных женщин. Я считаю, что мужчине важно оставаться порядочным в любых отношениях. Уверен: ни одна из моих бывших девушек не упрекнет меня в неблаговидном поступке, у меня почти со всеми остались хорошие отношения.

Павел Деревянко

Родился: 2 июля 1976 года в Таганроге 

Образование: окончил ГИТИС (курс Леонида Хейфеца)

Семья: дочери — Варвара (7 лет), Александра (3 года)

Карьера: актер Театра им. Моссовета. Снялся более чем в 80 фильмах и сериалах, среди которых: «Бой с тенью», «Девять жизней Нестора Махно», «Штрафбат», «Брестская крепость», «Обратная сторона Луны», «Оттепель», «Великая», «Салют-7»

Лика БРАГИНА, ТЕЛЕНЕДЕЛЯ

Фото Юлии ХАНИНОЙ.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...