Патологии времени

Хиппи в XX веке воспринимали окружающий мир как насквозь лживый, искали выход в пренебрежении внешними формами, музыке, сексуальной революции, но в результате налицо патология: наркотики, асоциальность, ранний уход из жизни. У них была масса свободного времени, и никто не заметил, как оно стало обузой, а не идеалом, о котором мечтал Маркс. У людей сегодня столько свободного времени, о котором раньше и мечтать не могли. И что же? Мы его используем неэффективно, часто радуемся, когда заканчивается очередной день, и воспринимаем как тоскливое испытание.

Мы постоянно говорим о величии человека, его неисчерпаемых возможностях и одновременно молчаливо соглашаемся все с новыми патологиями: терроризмом, разрушением института семьи. И не заметили, как функции семьи стали выполнять государство, Церковь, нация, но вовсе не те, кто для этого предназначен природой. Наблюдая современные войны, столкновения государств, мировоззрений, идеологий, мы осознаем простую истину: человек так же готов к разрушению, как и к созиданию. Мы не рабы, но достаточно давно заговорили о всевластии роботов. У нас есть позиция, и одновременно мы молчаливо признаемся в собственном конформизме. Ученые говорят о патологии отчуждения: вот мы создали государство, международные структуры и не заметили, как стали подчиняться им. Человек отчужден от созданного им же. Он в этой ситуации становится зависимым от одобрения других, чувствует себя неуверенно, обеспокоен и большую часть времени тратит на то, чтобы скрыть от окружающих свое беспокойство.

Далеко не случайно популярным термином сегодня стала «коммуникация». Налицо уход в себя, частная жизнь становится смыслом и идеалом. Общественные ценности часто воспринимаются с сарказмом, а лозунг самореализации единственно годным для жизни. Потребность в коммуникации в этой ситуации становится не просто психологической компенсацией одиночества, а средством выхода для всех. Если раньше французский король говорил: «Мне скучно!» — двор был готов идти на немыслимые жертвы, чтобы развеять эту скуку. Нынче констатация скуки означает одно: включаем компьютер, забираемся в социальные сети и удовлетворяемся эрзац–коммуникацией, эрзац–теплотой общения, угрожая собственной психике.

Но есть ли выход и можно ли лечить социальные патологии, будь то война всех против всех, тоска одиночества, непонимание детей родителями и детьми старшего поколения? Да, собственно, это постоянно и происходит, правда, с разной степенью успеха. И средства общеизвестны. Скажем, думали, что весь вопрос в образовании и надо «окультуривать» людей. Окультурили, бесспорно, и теперь убивают и насилуют высокообразованные подонки. Считали, что весь вопрос в материальном достатке, надо дать людям возможность работать и зарабатывать. Но ведь шизоидные личности налицо и в «работающей» среде. Лев Толстой говорил о важности преодоления духовного, морального обнищания, необходимости создания новой религии. Религий, кстати, появилось с той поры немало, а вот моральный прогресс условен и ограничен. Умница Фрейд считал, что все беды человечества происходят от вытеснения инстинктов, соответствующих побуждений. А где вытесненный инстинкт — там и невроз, в том числе и социальный. Фрейда внимательно выслушали, а неврозы приумножили. Эрих Фромм написал специальную книжку, называется «Здоровое общество». В русле столь популярной до сих пор конвергенции он полагал, что спасут нас только системные изменения: в промышленной и политической организации, духовной ориентации, социальном строе и т.д. До сих пор не спасли. Хотя сама идея о важности движения к искоренению патологий в единстве всех сторон такого движения востребована.

Вся великая мировая литература занята тем, что описывает наши собственные патологии. Вспомните Анну Каренину, господ Раскольникова, Базарова, Обломова, Печорина, Мастера, Маргариту и иных — что ж так плохо, что ж так проблемно? Опять странность: в каком–то смысле получается, что мы не только боремся с патологиями, но и культивируем их, в том числе и с самыми благородными целями.

Пыталась добиться невозможного власть эпохи социализма — сложно сказать, есть ли еще перспектива у этих попыток, на мой взгляд, есть, но ведь критика их разрушительна. Говорят, что «не учитывался иррациональный фактор», то есть человека нельзя «просчитать», построить в колонны и повести в светлое будущее. У человека, оказывается, есть подсознание, мистические склонности и прочее. Утверждают, что зло вечно точно так же, как и добро. И все это верно. Но здесь важно что–то делать, реально делать. Что–то строить, что–то собирать, куда–то идти, строгать, пилить, думать, писать — и далее до бесконечности. Наверное, от патологий спасет в первую очередь дело — то, которое не во вред другим людям. Нам, наверное, уже не нужны новые идеалы — все давно сформулировано. Нужно дело — и все равно, будет ли оно большим или малым.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Версия для печати
Александр,53,Бобруйск
Человечеству дали в руки самую интересную в мире игрушку,прозывается которая---интер-НЕТ,а там,этих самых комму- никаций,пруд пруди. Вот и живёт теперь человечество там,в облачных технологиях и только дама с косой может вернуть человечество на землю,в бренный мир. Человечество лишилось инстинкта самосохранения,в отличие от всего живого на земле и вот вам результат. Когда мальчикам стали делать обрезание!? Когда появилась одежда,а до неё ни у кого и в мыслях не было делать эту медицинскую проце-дуру,ведь крайняя плоть выполняла свою естественную функцию. Коро- че,зря Бог не предусмотрел появление интернета.зря. Есть и ещё один фактор---почти что тотальное заболевание мозга, воспаление,воспалённое воображение управляет человеком,что порождает зло.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости