Партнеры стали врагами

Конфликт среди соучредителей фирм закончился уголовным делом

Судебное заседание, состоявшееся в Ленинском суде Могилева, поставило точку в истории, корни которой уходят в прошлое.
Коллаж Олега Попова

В 1990-е годы Артем Соколов пошел по предпринимательской стезе. Он был очень талантливым инженером и организатором. Да и удача ему сопутствовала. Удалось выгодно купить производственные помещения и наладить выпуск обоев. Оборудование приобретал высокотехнологичное, надежное. Его дела быстро пошли в гору, львиная доля продукции шла на экспорт, сотрудники новой белорусской компании зарабатывали хорошие деньги.

Но вот настало время расширяться, а оборотных средств не хватало. Артем решил подыскать частного инвестора. Выбор пал на земляка Павла Вильчинского, который и стал соучредителем фирмы, получив половину доли в уставном капитале.

Поначалу оба трепетно относились к своему детищу, заботились о репутации. Но потом, как говорят в бизнес-среде, начали “оптимизировать налоги”. Явление это до недавнего времени было весьма модным в некоторых деловых кругах. Тем более что под “оптимизацией” подразумевалось использование схем не криминальных, а построенных на использовании лазеек в законодательстве.

Индивидуальные предприниматели всегда работали в более привилегированных условиях, чем владельцы предприятий. Этим Артем и Павел и воспользовались. Они стали сотрудничать с ИП по имени Алла. Теперь по документам на их производстве выпускалась не собственная продукция, а якобы по заказу индивидуального предпринимателя. Вроде поначалу всем было выгодно, но вскоре возникли осложнения, в офисе компании прописалось недоверие.

На счетах у красавицы предпринимателя скопилась крупная сумма, принадлежавшая обойному предприятию. Встал вопрос, как учредителям забрать свои деньги? Был найден далеко не лучший способ вернуть капиталы. Алле предложили якобы выкупить долю в уставном фонде предприятия, переведя на его счет деньги, которые ему же, по сути, и принадлежали. Все тогда посчитали, что это простая формальность, но на деле получилось иначе.


Если раньше компаньоны при принятии любого решения были равноправными, то теперь победителем становился тот, кто сможет перетянуть на свою сторону Аллу. Доли в уставном фонде фирмы распределились так: по 45 % у Артема и Павла и 10 — у Аллы. В общем, в случае любого разногласия — 45 против 55. Причем складывать свои случайно полученные полномочия бизнес-леди явно не собиралась, вмешивалась во все дела, присутствовала на собраниях, а доводы, что она компаньон только на бумаге, на нее не действовали.

Обстановка накалялась, и постепенно учредители стали больше интересоваться вовсе не успехами на производстве. Каждый теперь боялся стать жертвой обмана, заговора, пытался защитить свою собственность. Вырвать, ухватить, отжать стало главным. Вчерашние добрые друзья больше ни в чем не сходились во мнении, не могли договориться.

Много ли вы знаете бизнес-тренеров, консультантов, которые учили бы предпринимателей в любой ситуации сохранять человеческое лицо, садиться за стол переговоров, заботиться не только о собственных интересах, но и об интересах партнеров, находить компромиссное решение? А на сторону каждого из учредителей встали родственники, близкие и далекие, а также приятели, в том числе случайные. Действуя по их научению, недавние единомышленники буквально рвали фирму на части — выводили из нее деньги, основные средства. Передавали своим доверенным лицам оборудование, а потом сами себе сдавали его в аренду.

А затем Артем решился на очень серьезное преступление — выманивание валютного кредита в банке. Около 300 тысяч долларов заемных денег он возвращать изначально не собирался — получив, сразу отправил на кипрский офшор. На тот момент он был директором компании. Но вскоре Алла переметнулась на сторону Павла, который, воспользовавшись ситуацией, назначил директором предприятия своего сводного брата и продал здание предприятия за бесценок. Выпуском обоев занялась другая фирма.

Что касается валютного кредита, то проследить его дальнейший путь следствию не удалось — известно только, что с Кипра вся крупная сумма ушла в страны Балтии.

Впрочем, о судьбе части этих денег все же удалось узнать благодаря свидетельским показаниям. Артем привез крупную сумму в дипломате в один из московских банков, чтобы разместить в ячейке на хранение. Однако арендовать ячейку на свое имя не решился: открылся московскому другу Юрию и попросил его о содействии:

— Давай оформим сейф на твое имя, а ты мне напишешь доверенность, чтобы я мог распоряжаться деньгами.

На том и порешили. Но стоило Артему покинуть российскую столицу, его “друг” вернулся в банк, написал заявление о потере ключа от ячейки и аннулировал доверенность. Когда же Артем вскоре приехал в банк, то узнал, что доступ к деньгам для него закрыт. Метнулся в полицию, но там в возбуждении уголовного дела отказали — дескать, нет состава преступления, доллары забрал их законный хозяин, который и разместил их в ячейке на хранение.

Сохранилась запись телефонного разговора между Артемом и Юрием. Житель Беларуси попытался воззвать к совести своего московского друга:

— Я к тебе с доверием, а ты меня кинул.


На что Юрий цинично ответил:

— Ты лучше вспомни, как сам кинул своего компаньона.

...И все же главным врагом Артема по-прежнему оставался Павел, на борьбу с ним он бросил все свои силы. Вильчинский в долгу не оставался. Пострадала и Алла: у нее неожиданно сгорела машина и она подозревала в этом своих бывших компаньонов.

К счастью, время серьезных бандитских разборок уже осталось в истории. Компаньоны стали заявлять в милицию друг на друга с требованием “призвать к ответу по всей строгости закона”.

Уголовные дела возбуждались, но все понимали их подоплеку. Тем более что на каждого из соучредителей работали очень сильные адвокаты. Не последнюю роль играл и авторитет бывших партнеров, который они нарабатывали годами. Да и материальное положение у них оставалось прочным. Особенно благополучным выглядел Артем, имевший в своем распоряжении катера, недвижимость, большой парк автомобилей, включая “Бентли”.

Уголовное дело удалось довести до конца, только когда оно попало к могилевскому следователю, сумевшему беспристрастно оценить личности бизнесменов и докопаться до сути их деловых маневров. Дело было передано в суд. За злоупотребление служебными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия, завладение имуществом, совершенное должностным лицом с использованием своих служебных полномочий в особо крупном размере, Артем был осужден на 5 лет и 3 месяца лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в колонии усиленного режима. Кроме того, выйдя на свободу, еще пять лет он не сможет занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных обязанностей. Павел отправился в места не столь отдаленные на четыре года, у него также конфисковано имущество.

КОММЕНТАРИЙ


 Елена Сафонова, старший прокурор отдела прокуратуры Могилевской области:

— Уверена, что точка в этом деле еще не поставлена. У главных фигурантов будет достаточно времени осмыслить свои поступки, раскаяться, сделать выводы, чтобы в дальнейшем не повторять ошибок. И хотя обоим сегодня под 50, вернувшись из мест лишения свободы, каждый из них еще сможет, успеет все начать сначала и принести немало пользы обществу. Такие, как они, — с аналитическим складом ума, работоспособные, образованные — могут сделать очень многое для нашей страны. Ведь их самих и их компанию сгубили вовсе не отсутствие бизнес-идей или некомпетентность. Напротив, оба работали успешно и добивались впечатляющих результатов даже в экономически нестабильное время, пока не нарушали законы, не пытались уменьшить налоги сомнительными способами, пока доверяли друг другу.




Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости