Парни службу знают

Как наш корреспондент вместе с брестскими десантниками искал вражеских диверсантов

Взрывы, автоматный треск, километры лесных троп, бесконечные засады, блокпосты... Военный полигон Брестский сегодня — «зона круглосуточных боевых действий». Фронт без флангов, где в одной точке наши солдаты защищают свой лагерь от нападения диверсантов, а рядом ликвидируют террористов, добивая врага уже на его территории. Учеба в режиме, максимально приближенном к реальности. Бойцы 38‑й отдельной гвардейской десантно‑штурмовой бригады сил спецопераций эти слова подтвердят. 



«Побриться, привести в порядок внешний вид. Сбор через час. По пути не исключены нападения», — Алексей Веренич, командир роты, отпускает солдат готовиться к выходу в тыл противника. Пока парни собираются — осваиваюсь. Батальон разместился в закрытом от посторонних глаз палаточном лагере. Территория надежно охраняется как внутри, так и по периметру. На въезде — КПП с дежурными, дорогу преграждает цепь с шипами. Без команды не то что авто — мышь не проскочит. 

Здесь гвардейцы живут уже неделю. Комфорт «экономкласса» присутствует: электричество от автономных генераторов, кухня, умывальники, санитарные зоны. Палатки с койками обогревают переносные печки. Все компактно, аккуратно и вполне цивилизованно.



Общая легенда полевого выхода соответствует тем задачам, которые выполняют силы специальных операций — борьба с диверсантами. От зачистки на нашей земле до уничтожения боевиков на их территории. У бойцов десантно‑штурмового батальона 38‑й бригады заданий масса. Захватить вражеских лазутчиков на подступах к лагерю, обезвредить передающую станцию в тылу противника, зачистить от боевиков стратегический объект в городе — и это далеко не полный перечень.

Задача, в сущности, одна, говорит заместитель командира батальона Антон Жигирев: совершенствование боевого слаживания. В переводе на язык гражданский — десантников учат согласованным действиям в составе подразделения, ведь герои‑одиночки воюют только в боевиках. В жизни победа зависит от всей команды, но у каждого «игрока» своя роль. Как в футболе.



В назначенный час рота собирается на построение. Нам предстоит марш‑бросок во вражеский тыл, где проведем ближайшие сутки. Жить будем автономно, в землянках. Там же — район поиска условного противника. Секретные данные уже получены. Доведено: обезвредить замаскированный передвижной узел связи боевиков. До выхода — считаные минуты. Ротный проводит перекличку. Вроде бы все на месте. 

— А Леху, Леху забыли! — кричит один из бойцов. Недоумеваю, что за панибратство? В этот момент из‑за палатки выбегает пес охотничьей породы и бросается в объятия солдат. 



— Дезертировать решил?
— бойцы со смехом треплют за загривок собаку — талисман батальона. Его хозяин, старшина первой роты Александр Карпусь, постоянно берет четвероногого друга на полевые выходы. Для бойцов пес — больше чем отдушина. Он — боевой товарищ, прошедший с ними огонь, воду и медные трубы. 

Вот теперь можно идти. А потом — бежать. Потом — снова идти. Один, два, три... Счет километрам, пройденным по мхам, грязи, песку и топям, вести трудно. Пейзажи брестского полигона столь разнообразны, что снимать здесь можно кино про любую войну, вплоть до сражений в пустыне. Одно из его урочищ так и называется — Сахара. Это сплошной вязкий песок, простирающийся до горизонта. 

Поражаюсь выносливости спецназовцев. Я иду, в сущности, налегке. У парней — десятки килограммов веса. Рюкзаки, разгрузки, бронежилеты, оружие. Александр Рупейко несет семикилограммовый пулемет Калашникова, словно пушинку. 



— Тянет ноша? — спрашиваю, едва поспевая за бойцом.

— Поначалу тяжело было, — признается Саша. — Как и все в армии. Особенно дисциплина, порядок. Дома ведь как: свободного времени много, а обязанностей на порядок меньше. Встал, мог, кровать не заправив, пойти позавтракать когда вздумается. Здесь — все по распорядку и уставу. А без этого — нагрузок просто не выдержать. Ну и кому ты нужен тогда в бою? 

Останавливаемся на небольшой полянке. Здесь рота обустроит временный лагерь. Старшина Дмитрий Наплеха вместе с бойцами разворачивает мини полевую кухню. Солдаты готовят чумы. Это большие ямы, дно которых застилают еловыми ветками, а крышу накрывают брезентом. Не «Хилтон», но вполне теплый ночлег. После марша высыпаешься в нем за милую душу. Только спать нам особо не придется. Ротный берет в руки карту и обозначает квадраты, которые нам придется прочесывать. 

Разбиваемся на группы и — снова в путь. Никаких переговоров по радиостанции. Враг не дремлет. Беседы — только полушепотом. В общем, работа тихая, без огонька. Нужно набраться терпения. 



— Ну это же не битва за Москву, — улыбается сержант Вадим Брендин. — Я тоже просился в десантники, насмотревшись «9 роты», «Грозовых ворот»... А тут — солдатская проза. Бой — всего три минуты. Но сердце все равно екает при каждом налете противника, хотя и понимаешь, что за него наши же «играют». А вообще, романтика службы в другом. Это искренность отношений и настоящая дружба.

Несколько часов поиска, 15 километров за спиной — и вот он, грузовик с кунгом. Захват происходит в считаные секунды. Ценные документы и «язык» доставлены на временную точку. Противник остался без связи. Теперь ему никуда не деться. Данные передаются в полевой лагерь, где, пока мы бродили по тылам, успели задержать вражеского диверсанта. 



И вот уже другая рота выдвигается из стационарного лагеря на огневой рубеж. Стреляют ночью боевыми патронами. Огненные росчерки под полной луной — зрелище завораживающее. Мишени поражены, террористы уничтожены. Условные, конечно. И пока на защите Отечества стоят такие парни, как те, с которыми я познакомился на полигоне, чужие на нашу землю и ногой не ступят.

mityakov@sb.by
Фото: Алексей СТОЛЯРОВ
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей СТОЛЯРОВ
5
Загрузка...
Новости и статьи