Парили, как над вулканом

Голубь совсем обессилел. Он даже не дышал, а как-то странно хрипел. Не знавшее сострадания солнце меж тем жарило вовсю… Поймать изможденную от жары и удушливого дыма птицу не составило труда, но ребята не собирались причинять ей вреда. Они дали голубю попить. И, спустя совсем немного времени, тот освоился настолько, что аккуратно пощипывал присевших отдохнуть авиатехников за руки, прося новую порцию живительной воды…

Для экипажа вертолета Ми-8, вернувшегося из России, наступили обычные трудовые будни. Но о беде, постигшей страну-соседку, они не могут забыть до сих пор.

Голубь совсем обессилел. Он даже не дышал, а как-то странно хрипел. Не знавшее сострадания солнце меж тем жарило вовсю… Поймать изможденную от жары и удушливого дыма птицу не составило труда, но ребята не собирались причинять ей вреда. Они дали голубю попить. И, спустя совсем немного времени, тот освоился настолько, что аккуратно пощипывал присевших отдохнуть авиатехников за руки, прося новую порцию живительной воды…

Людям приходилось не намного легче. Там, в кабине вертолета, температура вообще доходила до 44 градусов. Вентилятор туда-сюда гонял горячий, да еще пропахший дымом лесных пожаров воздух. Вот и сейчас, просматривая сохранившееся на память о командировке в Россию видео, ужасаемся: под винтом вертолета — бескрайние леса, то тут, то там затянутые дымом. А вот и что-то необычное в кадре: гигантское белое с серой макушкой облако. Это вестник верхового пожара — «вулкана», как называет пляшущее по верхушкам деревьев пламя командир воздушного судна Государственного авиационного аварийно-спасательного учреждения «Авиация» МЧС Беларуси Алексей Костин. Он — один из тех белорусских вертолетчиков, кто отправился на выручку российским коллегам, в неравном бою противостоявшим огненной стихии. Для вертолета в верховом пожаре главное — не попасть в огромную вспышку пожираемой огнем свежей хвои: угодить в зону высокой температуры очень опасно. Именно это, кстати, по одной из версий и стало причиной гибели в 1967 году заслуженного летчика-испытателя СССР и Героя Советского Союза Юрия Гарнаева, помогавшего тогда  тушить лесные пожары на юге Франции…

Костин пришел в авиацию совсем юным. Два года минский паренек учился летать на Боровой, будучи членом ДОСААФ. И без неба жизни уже не представлял. В 1992 году, сразу после школы, «набрался-таки наглости» (как шутя говорит сам) и поехал поступать в совсем другое государство — в Россию в город Сызрань Самарской области, в высшее военно-авиационное училище. Поступил!.. Отучился на вертолетчика, на последнем курсе женился. Жена Оксана — местная. Но немного погодя молодая семья все же переехала на родину мужа… Когда Алексей Костин пару месяцев тому назад гостил у тещи в Сызрани, предвестники беды уже были: и сушь, и выгоревшая на солнце трава, и деревья с иссушенной листвой… Правда, как некие знаки судьбы все это воспринимается лишь сейчас. Тогда же Алексей даже не подозревал, что на российскую землю ему доведется вернуться так скоро.

За день до вылета в Россию, 3 августа, экипаж вертолета Ми-8 тушил торфяной пожар в Кричевском районе. А утром 5 августа начальник аэромобильного отряда Николай Губко, командир воздушного судна Алексей Костин (более 37 часов проведут они в небе над Тамбовской областью, сменяя друг друга за ручкой управления), а также бортовой инженер Николай Бограенок, захватив на борт представителей технической службы Дмитрия Панькова, Дмитрия Черноусика, Сергея Ефтеева и  Павла Шарапаева, взяли курс на Москву. Подмосковный аэропорт «Раменское» из-за сильного дыма принять белорусов сразу же, как планировалось, не смог. Ребят перенаправили под Рязань, но в итоге садиться им пришлось все-таки в «Раменском». Попали, что называется, «в яблочко»: буквально через полчаса после приземления на аэродроме снова все затянуло таким густым дымом, что и за 15 метров не видно было ни зги.

— Этот необычный «туман» и серое от пожаров солнце, кажется, навсегда врезались в память, — говорит начальник аэромобильного отряда Николай Губко.

Сначала их хотели направить в Саранск, потом в Йошкар-Олу, Пензу. Но в «Раменском» белорусскому экипажу пришлось задержаться. Все из-за того же дыма они не могли подняться в воздух еще целых два дня.  Утром 8 августа небо наконец немного прояснилось. Два с небольшим часа — и наши уже в Тамбове. 

— Местные ребята молодцы, встретили нас хорошо: сразу же поинтересовались, может, что необходимо для работы. Они впервые столкнулись с использованием авиации для тушения лесных пожаров. А нам действительно очень нужно было, чтобы на борту был человек, знающий местную специфику и который мог бы координировать нашу работу с воздуха, — вспоминает Алексей Геннадьевич. 

На следующий день, в компании нового члена экипажа — россиянина, белорусские спасатели-вертолетчики уже приступили к тушению пожаров. То, что пришлось увидеть с воздуха, потрясло видавших виды белорусов. И дело не столько в масштабах пожаров. К человеческому горю тяжело привыкнуть. Видеозапись с борта нашего Ми-8 сохранила и села, которые, возможно, не возродятся никогда. Вот в кадре — деревня Михайловка, она сгорела полностью. А Благодатке повезло больше.

— Как правило, огонь в лесу — творение человеческих рук, лишь торфяники могут самовоспламеняться от аномально высоких температур. Пожар в Благодатку пришел вот отсюда, из леса, — поясняет видеосюжет Алексей Костин. — Когда мы подлетели, череда домов уже была объята пламенем. Жители собрались с лопатами, ведрами — старались не пустить огонь дальше. Но при таком сильном ветре все было тщетно. Мы сделали четыре или пять (не помню уже точно) заходов за водой. Тут уж подоспели и пожарные машины…

Но треть деревни Благодатка все же сгорела. А вот и красивая река у деревни Заречье. Мой собеседник  показывает на лодку у самого берега и собранные на суше крупногабаритные пожитки: холодильник, телевизор… Когда огонь подошел совсем близко, все это быстренько перекочевало на плавсредство. В деревне к тому моменту остались только мужчины: женщин и детей уже эвакуировали. А главы семейств решили до последнего защищать нажитое добро от пламени. И от мародеров…

В первый же день работы в Тамбовской области наши летчики заприметили одинокую вертолетную площадку недалеко от тех мест, где горели леса. От аэродрома в Тамбове до терпящей бедствие территории было намного дальше. Тогда и возникла идея сменить место дислокации. «Газпром» — а именно ему принадлежит та вертолетная площадка — согласился принять белорусский спасательный вертолет на постой. Благодаря этому наши летчики сэкономили целый час лету, который можно было использовать для тушения пожаров! А вот справиться с другой проблемой оказалось просто невозможно: из-за недостатка рек, озер и противопожарных водоемов нашим спасателям приходилось проделывать немалый путь — километров в пятнадцать, чтобы доставить воду к месту трагедии. На это уходило в среднем по десять минут. А счет шел, по сути, на секунды!

Лишь один раз нашим спасателям, можно сказать, повезло: близко от пожара оказалась вода. В тот день белорусский летный экипаж поставил своеобразный рекорд за все время своего пребывания в России: Ми-8 совершил 49 сливов воды. Если учесть, что в водосливном устройстве вертолет за раз переносил две с половиной тонны воды, то на огонь он обрушил 22 с половиной тонны спасительной жидкости!

Рекордной эта цифра, правда, оказалась только для России. В Турции же это — обычное дело. В прошлом году наши вертолетчики помогали тушить лесные пожары в этой курортной стране. К слову, турки с проблемой лесных пожаров сталкиваются регулярно. И систему борьбы с огнем отработали хорошо.

—  У них в горах на площадках сделаны пожарные водоемы, и вокруг расчищены от деревьев подходы для вертолетов. Есть даже люди, которые следят за уровнем воды, — рассказал Алексей Костин. — Как-то, помню, на одном пожаре в Турции  работало сразу семь вертолетов. Брали воду один за другим. А внизу тем временем в очереди стояли 20-тонные машины, которые пополняли запас воды. Освободившись от груза, одни машины уходили, и им на смену тут же подходили другие. Предельно точно работает и турецкая диспетчерская служба: дает координаты пожара и одновременно — координаты ближайшего водоема. Все это делает работу пожарной авиации максимально эффективной.

…В Тамбовской области воздушные спасатели из Беларуси проработали неделю. И 16 августа вернулись в подмосковный аэропорт «Раменское». На следующий день все зарубежные экипажи чествовали в правительстве. Высоко оценили в России  работу и белорусских вертолетчиков. Министр по чрезвычайным ситуациям Российской Федерации Сергей Шойгу вручил всем иностранным воздушным спасателям медали «Участнику чрезвычайных гуманитарных операций». А подарок всему нашему экипажу от премьера страны Владимира Путина — именные наручные часы.

…На аэродроме в Липках, что под Минском, — сейчас обычные будни. Кто-то из «российского» экипажа в отпусках, а кто-то продолжает нести службу. Они в любую секунду готовы отправиться туда, где потребуется их помощь. И уже скучают без неба. Томится на земле и тот самый, отличившийся в России, 241-й борт. Все снова хотят в полет, но пусть он лучше будет тренировочным!

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?