Беларусь Сегодня

Минск
+22 oC
USD: 2.04
EUR: 2.32

Парадный портрет на фоне истории

Вчера в Национальном художественном музее, накануне 65-летия со дня его основания, открылась уникальная выставка из 47 "парсун" - парадных портретов из галереи несвижских Радзивиллов.
Вчера в Национальном художественном музее, накануне 65-летия со дня его основания, открылась уникальная выставка из 47 "парсун" - парадных портретов из галереи несвижских Радзивиллов.

Человеку нелюбопытному покажется, пожалуй, - выставка, как выставка, даже несколько скучноватая. Не представлены на ней работы известных мастеров, нет полотен, которые входят в сокровищницу мировой живописи...

Нет, друзья мои, не в этом уникальность и необычность этой выставки. Она - окно в нашу живую историю, поскольку невозможно представить себе великие века Беларуси без "ординатов несвижских", великих гетманов, защитников Родины, "каштелянов" Великого княжества Литовского, просветителей, авантюристов, путешественников, ученых, музыкантов, поэтов - носивших славное имя Радзивиллов.

Я стою перед парадным портретом сурового мужчины с длинными седыми усами, закованного в доспехи. Это Юрий Радзивилл - один из первых в роду, который неразрывно связал свое имя с Несвижем. Главную славу свою и честь добыл он в битве под Оршей 8 сентября 1514 года, где командовал хоругвями конницы Великого княжества. За мужество, отвагу, талант полководца получил в народе прозвище Виктора Победителя, Геркулеса Литовского.

В 1527 году вместе с Константином Острожским, другом юности, главнокомандующим в битве под Оршей, участвовал Юрий Радзивилл в знаменитой битве под Ольшанкой, где были наголову разгромлены татарские орды и спасены десятки тысяч земляков от страшного и позорного плена. После смерти Константина Острожского в 1531 году Юрий Радзивилл, Геркулес Литовский, занял должность великого гетмана, которую не оставил до конца жизни.

Рассматриваю этот портрет, под которым на бирке написано - "неизвестный художник", и меня, честно говоря, не очень сильно волнует этот факт. Не очень сильно волнуют и чисто живописные достоинства портрета. Мне интересно другое - лицо, взгляд, хищный, фамильный радзивилловский нос, да еще - меч. Знаменитый меч великого воина.

Я узнал его потому, что так уж сбежались обстоятельства: всего несколько дней назад довелось мне держать его в руках. Случилось это в мастерской белорусских оружейников, которая называется старинным, даже архаичным словом "коўня" и размещается на минском комбинате Союза художников. Один из мастеров - Юрий Гудинович - сказал: "Хочешь подержать в руках меч Геркулеса Литовского Радзивилла, вернее, его точную копию?"

Посмотрел бы я на того, кто бы от этого отказался...

Меч был тяжел, красиво украшен чеканкой. Сейчас, стоя перед портретом, я вновь ощутил его в своей руке. Удивительные узелки вяжут история и мастерство художника. Неизвестный живописец XVII века сохранил для нас образ белорусского рыцаря и полководца в светлых латах и с грозным мечом, мастера-оружейники в XXI веке по этой картине восстановили и доспехи, и меч героя.

Однако пойдем дальше по этой уникальной выставке... Вот холст работы Бартоломео Стробеля - портрет Януша Радзивилла, воеводы виленского и тоже великого гетмана Литовского. Генрик Сенкевич в своем знаменитом романе "Потоп" представил Януша Радзивилла как изменника. Однако если Януш и нарушил верность, то кому? Был великим гетманом Литовским и первой, главнейшей его заботой было не соблюдение интересов польской короны, а забота о своей родине - Великом княжестве Литовском. Ему-то гетман Януш Радзивилл не изменял никогда. На портрете он изображен в костюме европейского кроя, видимо, писан был во время одного из частых вояжей магната по Европе. Януш был высокообразованным человеком. Знал несколько языков. Учился в лучших университетах Англии, Голландии. Подолгу жил в Брюсселе, Лондоне, Париже.

Рядом с портретом мужа - Януша Радзивилла - парный женский портрет Катажины и Марии Радзивилл работы Иоганна Шреттера. Две женщины - одна помоложе, другая постарше - изображены на этом портрете волею Януша, поскольку никогда при жизни друг с другом не встречались, следовательно, позировать художнику вместе не могли. На Катажине Потоцкой Януш женился совсем молодым, по любви. Жизнь с ней не была безоблачной. Супруга - католичка, а Януш - кальвинист, протестант. Естественно, что это не добавляло взаимопонимания в семейные отношения. Однако, несмотря на конфессиональные разногласия, супруги Радзивилл прожили вместе долгие годы. Когда Катажина умерла, Януш посватался к юной Марии Лупу - дочери молдавского господаря - и женился на ней. И с этой женой, православной, Януш долго прожил в согласии, лишний раз подтверждая - веротерпимость и жизненная толерантность белорусов отнюдь не миф. Об этом свидетельствует и этот портрет, на котором изображены вместе две его жены.

Остановимся возле портрета Михала Казимира Радзивилла, IХ ордината Несвижского, прозванного в народе Рыбонькой. Он тоже, по семейной традиции, был и воеводой виленским, и великим гетманом Литовским. Этот жизнелюб и жуир, который дружил и с Людовиком XV, королем Франции, и с Эммануэлем, королевичем Португалии, был знаменит тем, что восстановил несвижское родовое гнездо и под влиянием своей жены - Франтишки Уршули из знаменитого рода Вишневецких - завел в Несвиже театр, восстановил работу типографии, подтвердил все ранее данные привилегии местным жителям, основал знаменитую Радзивилловскую библиотеку.

Кроме портретов, представляющих генеалогическое древо ординатов Несвижских, на выставке много работ, повествующих о больших связях рода Радзивиллов с самыми знаменитыми аристократическими и царствующими домами Европы.

Зритель увидит здесь и портрет Елизаветы Стюарт, принцессы Датской, работы Маркуса Герарте-младшего, и портреты королей - Леопольда I, Станислава Августа Понятовского, портреты высших иерархов - Папы Пия V и Папы Клементия XI, портреты представителей знаменитого рода Вишневецких и не менее знаменитых представителей рода Сапег, с которыми, как и с Вишневецкими, Радзивиллы состояли в близком родстве.

Многие работы, представленные на этой выставке, прожили долгую жизнь. Не всегда судьба живописных полотен из портретной коллекции Несвижа была безмятежной. Влияли на них многие катаклизмы, потрясавшие нашу родину. Поэтому портретам часто требовалось основательное "лечение".

Национальный художественный музей воспитал целую плеяду великолепных реставраторов, не уступающих в мастерстве специалистам Москвы и Питера.

Воспользовавшись тем, что мне позволили познакомиться с выставкой заранее, и 10 из 47 "парсун" еще не были доставлены в музейный зал, а находились в мастерских реставраторов, я не удержался и отправился туда сам. И, надо сказать, сделал это вовсе не напрасно.

Во-первых, повстречал давнего своего приятеля Аркадия Шпунта, мастера экстра-класса по "лечению" скульптуры, вырезанной из дерева, - умельства, так характерного для Беларуси, во-вторых, познакомился с Саломеей Анной "Сапежанкой", вернее, ее портретом, написанным в XVIII столетии, почти полностью утраченным под "записями" XIX века и возвращенным к жизни замечательным реставратором Национального художественного музея Юлией Мисюченко в веке XXI. Реставрационные работы по этому полотну были закончены буквально за несколько дней до открытия выставки.

На портрете - красавица из рода Сапег. Женщина средних лет, внимательная, чуть насмешливая, знающая себе цену.

Портрет был сильно поврежден не только последующими "записями", но и механическими "травмами". Я долго рассматривал полотно, под слоем лака покрытое тонкой паутиной мелких трещин...

- Трещинки не стали убирать специально? - спросил у Юлии Мисюченко.

- Специально... Мне кажется, что так явственнее сохраняется то, что пришлось пережить этой работе неизвестного живописца...

- Юля, а как вы "раскрывали" полотно от последующих наслоений?

- Это профессиональный секрет. У каждого реставратора свой. Есть он и у меня - ни за что не выдам...

В твердости, с которой Юлия произнесла эти слова, было что-то от цеховой гордости мастеров прежних столетий, которыми была так богата наша земля. Тех, что возводили стены древнего Несвижа, ковали оружие для литовского рыцарства, вырезали фантастические алтари для наших храмов. Тех безымянных и неизвестных мастеров, которые наравне с носителями громких имен, таких, как представленные на выставке - Радзивиллы, Сапеги, Потоцкие, Пацы, - прославили нашу родину в веках.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи