Панфиловцев было не 28. И не все погибли

О подвиге 28 героев-панфиловцев, которые остановили 50 фашистских танков, знает весь мир

Почему же не отмечен подвиг одного из них — уроженца узденской деревни Литвяны Павла Гундиловича?
Почему же не отмечен подвиг одного из них — уроженца узденской деревни Литвяны Павла Гундиловича?

28_panfilivcev.png


О подвиге 28 героев-панфиловцев, которые 16 ноября 1941 года в бою у разъезда Дубосеково остановили 50 фашистских танков, не пропустив врага к Москве, знает весь мир. В первую очередь это касается командира 316-й стрелковой дивизии генерала Ивана Панфилова и замполита 4-й стрелковой роты Василия Клочкова. А многим ли известно имя командира той самой 4-й роты 1075-го стрелкового полка 316-й стрелковой дивизии белоруса Павла Гундиловича? А то, что его рота, в которой было примерно 140 человек, почти вся погибла?

В центральном военном архиве Российской Федерации в Подольске мне удалось разыскать скупую информацию о капитане Гундиловиче. А в Белорусском госмузее истории Великой Отечественной войны нашлось одно-единственное фото, где наш земляк запечатлен с выпускниками Объединенной белоруской военной школы 1927 года.

01_1.pngНемного истории. Именно 4-я рота Павла Гундиловича удерживала занимаемые рубежи под Москвой на Волоколамском направлении в течение полутора месяцев — с 4 октября по 16 ноября 1941 года. Причем подразделение нашего земляка отличилось не только в бою у Дубосеково. Сошлюсь, в частности, на ряд документов, в том числе на боевое донесение замполита полка Мухамедьярова: «4 октября 1941 года 4-я рота вела бой в районе деревни Русь Болотная. Командир роты и его комиссар показали себя волевыми и ответственными командирами. Рота первая подставила себя смерчу пуль, осколков и огня со стороны противника».

7 октября. Политрук Василий Клочков писал жене Нине: «Натиск противника в 5—6 раз превышает наши силы, но мы сдержали его атаки. Врага не пропустим, хотя бы это стоило нам жизней».

16 октября. 4-я рота держала оборону на фронте 5—6 км.

17 октября 1941 года. Командующий 16-й армией генерал Константин Рокоссовский докладывал командующему Западным фронтом Георгию Жукову: «Рота Гундиловича по-прежнему на передовой. Судьба полка зависит от того, будет ли сдержан рубеж, расположенный в районе деревни Федосьено».

В конце ноября 1941 года генерал Панфилов сказал командиру 1075-го полка Капрову: «Берите пример с 4-й роты Гундиловича, а его солдат представьте к наградам».

Названые факты из боевой жизни подразделения убеждают нас в том, что личный состав сражался героически. Кстати, впервые имена 28 героев-панфиловцев журналистам центральных газет назвал именно ротный — капитан Павел Гундилович. Очерк о панфиловцах появился 27 ноября 1941 года в газете «Красная звезда». Вторая статья Александра Кривицкого о них также была напечатана в «Красной звезде» («О 28 павших героях»).

Суть подвига героев-панфиловцев, и не только их, а всех фронтовиков, лучше всех выразил писатель Николай Тихонов: «Каждый из них с неотвратимой силой жаждал врага в могилу взять с собой». Именно эта «ярость благородная» была одной из причин нашей Победы.

После войны командир 1075-го стрелкового полка полковник Иван Капров писал, что «в бою больше всех пострадала 4-я рота Гундиловича. Уцелело всего 20—25 человек из 140. Остальные роты пострадали меньше».

Далее Капров сообщил, что наградные листы на 28 человек он подписал в апреле 1942 года, а указ о награждении вышел в июле.

Фамилии 28 бойцов назвал по памяти капитан Гундилович, это те, кого он смог вспомнить, убитые и пропавшие без вести. Вот откуда, скорее всего, и взялась цифра 28. Это первое.

Второй момент. Исходя из сообщений командира 1075-го полка, все уничтоженные немецкие танки в ходе боя 16 ноября 1941 года журналист «Красной звезды» Александр Кривицкий отнес на счет 28 героев-панфиловцев. После войны главный редактор газеты «Красная звезда» генерал-майор Дмитрий Ортенберг эту ситуацию объяснил тем, что лозунг «Смерть или победа!» в борьбе с танками был решающим. Поэтому подвиг панфиловцев и был представлен как образец такой стойкости.

Наконец, третий момент. Не все 28 бойцов погибли. 16 ноября 1941 года пятеро из них остались в живых. Это Иван Евстафьевич Добробабин, Иван Демидович Шадрин, Илларион Романович Васильев, Григорий Мелентьевич Шемякин, Даниил Александрович Кожубергенов. Комдив генерал-майор Иван Васильевич Панфилов погиб позже — 18 ноября. Тем не менее «Красная звезда» 28 ноября 1941 года опубликовала передовую статью «Завещание 28 героев», в которой утверждала, что 28 героев погибли — «все до одного, но врага не пропустили!»

nagrada.png


А теперь некоторые подробности об оставшихся в живых героях-панфиловцах. 

Даниил Кожубергенов. В том бою контужен, попал в плен, бежал. Воевал в корпусе Льва Доватора. Под Ржевом получил тяжелое ранение в маршевой роте, списан и вернулся в Алма-Ату. В 1989 году на студии «Казахтелефильм» о нем сняли 50-минутный фильм.

Второй герой — Иван Шадрин, с Алтая. 16 ноября 1941-го в бессознательном состоянии попал в плен, был участником восстания в концлагере Заксенхаузен. В 1947 году со справкой военнопленного вернулся домой. Но здесь его уже не ждали. Вдове Героя построили дом, в котором она жила с новым мужем. Через два года скитаний Шадрина восстановили в звании Героя Советского Союза. Умер в 1985-м.

Один из 28 панфиловцев был лишен звания Героя — это Иван Добробабин. За то, что служил потом в полиции. Оттуда он ушел в партизаны. После освобождения Харьковской области прошел так называемую «фильтрацию». И снова на фронт. В боях под Будапештом получил орден Славы III степени. Но потом он попал под суд военного трибунала. За измену Родине Добробабин получил 15 лет. Отсидел из них девять. В итоге ни звания Героя, ни наград ему не вернули. Об этом в 1990 году написал в «Военно-историческом журнале» бывший главный военный прокурор генерал-лейтенант Александр Катусев.

Как бы потом ни сложились судьбы героев-панфиловцев, их отвагу в бою Родина оценила по заслугам. Но почему не отмечен подвиг белоруса Павла Гундиловича? Причина такого отношения к нашему земляку кроется в одном из эпизодов его биографии.

До 1938 года Петр Гундилович проходил службу на Дальнем Востоке. Был комендантом участка в порту Находка Владивостокского погранотряда. По каким-то причинам был осужден и с 1938-го по 1940 год отбывал наказание в лагере. В 1940-м полностью реабилитирован, восстановлен в воинском звании и должности. Когда началась Великая Отечественная война, в августе 41-го его направили в 316-ю стрелковую дивизию генерала Панфилова. Скорее всего, та судимость и есть главная причина забвения всех заслуг героя-земляка. 

Погиб Павел Гундилович 10 апреля 1942 года в Новгородской области. Посмертно награжден орденом Ленина.

Считаю, что пришло время восстановить историческую справедливость и с опозданием, но отдать последние почести уроженцу деревни Литвяны Узденского района Павлу Михайловичу Гундиловичу, открыв миру еще одно имя героя-панфиловца. Особенно важно это сделать сейчас, в преддверии 75-летия Великой Победы.

Борис ДОЛГОТОВИЧ, подполковник в отставке, кандидат исторических наук

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?