Минск
+14 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Звуковая выставка к 33-й годовщине аварии на ЧАЭС открывается в Музее-мастерской Заира Азгура

Память звука

Уникальная звуковая выставка открывается в Мемориальном музее‑мастерской Заира Азгура. Проект «33» известного белорусского саунд‑дизайнера Евгения Рогозина посвящен 33‑й годовщине катастрофы на Чернобыльской атомной электростанции. Выставка продлится до 5 мая, единственной ее составляющей будет звук.

фото pixabay.com

Выставка пройдет одновременно в двух пространствах, в двух государствах, наиболее сильно пострадавших от чернобыльской катастрофы, — Беларуси и Украине. В Киеве проект начинает свою работу 25 апреля в Музее‑мастерской скульптора Ивана Кавалеридзе, в Минске — 26 апреля в Мемориальном музее‑мастерской Заира Азгура.

— По сути, это уникальный выставочный проект, в Беларуси подобного еще не реализовывали, — рассказал старший научный сотрудник музея‑мастерской Заира Азгура Дмитрий Михеев. — В нем нет изобразительной составляющей, будет только звук. Саунд‑артист Евгений Рогозин сделал необычное художественное высказывание к годовщине чернобыльской катастрофы — он показывает свое звуковое отношение к происшедшему 26 апреля 1986 года. Выставка достаточно технологичная, она затронет скульптурный зал, мемориальный, помещение форматорской и коридор 2‑го этажа.

Автор необычного проекта Евгений Рогозин — известный белорусский саунд‑дизайнер, музыкант, отдающий предпочтение электронной и шумовой музыке, звукорежиссер анимационных фильмов киностудии «Беларусьфильм» и студии анимации «Пилот». В качестве дизайнера звукового пространства (а этот прием сейчас охотно используется музеями для усиления впечатлений от экспозиций) ему доводилось сотрудничать с музеем истории Великой Отечественной войны, усадьбой Максима Богдановича в Гродно, российским музеем Николая Карамзина в Перми, краеведческим музеем Подляшья в Белостокском воеводстве в Польше и многими другими.

Музей‑мастерская Заира Азгура поделен на четыре зоны, в каждой размещены тематические звуковые инсталляции: где‑то можно услышать звук в наушниках, где‑то идет постоянная трансляция, в других местах стоят датчики движения, реагирующие на появление человека. Звуки разнятся: музыкальные отрывки сменяются полевыми записями Евгения Рогозина, сделанными в зоне отчуждения, записи интервью со свидетелями и очевидцами событий — заводским лязгом или аудиовпечатлениями художника. 

— Это все‑таки инсталляции, — комментирует Дмитрий Михеев. — То есть семплы, набор звуковых фрагментов, смонтированных так, как того требует художественное высказывание. Вероятно, звук — наиболее адекватное средство для осмысления принципиально неощутимого постчернобыльского опыта.

ovsepyan@sb.by 

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...