Паленый

На матерых тигров Паленый не нападал...

Прожив достаточно длительное время в дебрях уссурийской тайги, я знаю много случаев нападения матерых медведей на молодых тигров и тигрят. О нападениях же на тигриц с тигрятами не слышал никогда. Но однажды такой случай произошел на территории уссурийского заповедника, вблизи деревни Каймановка.

Судьба медведя, по прозвищу Паленый, суровая и драматическая: его мать погибла от рук браконьеров, сестренку убил тигр. Егеря подсмолили ему бок из ракетницы, когда он, уже повзрослевший, добывал мед на пасеке заповедника. И, наконец, он был тяжело ранен браконьерским самострелом. Но выжил, поправился, и тело его опять налилось здоровьем и силой.

Паленый стоял на особом учете, и поэтому все его передвижения по территории заповедника тщательно фиксировались, за исключением тех моментов, когда он выходил за его пределы.

Было замечено, что он яростно ненавидит тигров и без всякого повода нападает на молодых. Но, к счастью, ни одного не убил, поскольку во время сражений тем удавалось вырваться из его страшных объятий.

На матерых тигров Паленый не нападал, хотя и они не горели особым желанием сразиться с этим исполином. При встречах они только запугивали друг друга свирепым рычанием, но все же расходились.

И вот однажды, суровой, снежной зимой, когда медведь мирно почивал в своей родовой берлоге, на его жилище (во время урагана) упала сломанная верхушка кедра и разрушила берлогу. Ремонтировать ее зверь не стал. Но, озлобленный внезапным нарушением сна, отправился по глубокому снегу куда глаза глядят. На попадающиеся по пути следы кабанов и других копытных животных, тоже с трудом преодолевающих снежные наносы, Паленый внимания не обращал. Но вдруг наткнулся на след тигрицы, за которой следовали два ее маленьких тигренка.

При виде тигриных следов в нем вспыхнула ярость, и он, злобно зарычав, ринулся вслед за ними по пробитой в снегу траншее. И вскоре вышел к проходящей через заповедник дороге, расчищенной бульдозером. Оказавшись на ней, он ускорил бег, продолжая преследование тигриного семейства, идущего в сторону поселка. Через некоторое время увидел медленно идущую тигрицу и ее детей.

Яростно заревев, Паленый бросился в атаку и был встречен рванувшейся к нему с таким же яростным ревем тигрицей-матерью.

Столкновение могучих зверей было ужасным, но сила и масса матерого медведя превышала силу и вес тигрицы, истощенной от бескормицы и кормления молоком своих детей.

Ударом тела шатуна она была отброшена назад, но не упала. В этот момент она защищала не себя, а жизни своих маленьких детей, которые, прижавшись друг к другу, с ужасом наблюдали за начавшейся битвой их матери с огромным бурым медведем.

Егерь уссурийского заповедника Юрий Кущев не спеша шел на широких лыжах по этой дороге для обхода своего подконтрольного участка и вдруг услышал жуткий звериный рев.

Сорвав карабин с плеча и сняв его с предохранителя, сбросил лыжи и бегом устремился вперед. Рев прекратился. А когда Юрий выбежал из-за поворота, его глазам предстало зрелище, от которого он похолодел.

Матерый медведь-шатун, навалившись на тигрицу, вцепился ей в горло клыками, глухо рычал и бил ее лапами, хотя она уже не оказывала ему сопротивления, так как была мертва.

Егерь начал стрелять в сторону медведя, но не в него.

Услышав выстрелы, Паленый прекратил душить мертвую тигрицу и, поднявшись на задние лапы во весь свой исполинский рост, приветствовал появление человека глухим ревом. После очередного выстрела он опустился на все четыре лапы и, продолжая реветь, медленно удалился.

Только после этого Юрий увидел двух прижавшихся друг к другу маленьких тигрят, которые устрашающе шипели и рычали на подошедшего к ним человека. Убегать они не пытались, но упорно отбивались, когда Юрий сажал их в рюкзак.

Оставив лыжи, егерь быстро отправился в контору заповедника, где принесенных тигрят сразу поместили в просторную клетку в теплом и светлом сарае, а затем старший инспектор вызвал всех егерей по тревоге, и они отправились на автомобиле к месту трагедии.

Прибыв, егеря загрузили мертвую тигрицу в кузов, и после этого трое из них отправились по следу шатуна, предполагая, что в схватке с тигрицей тот тоже мог получить тяжелые ранения. И если это подтвердится — добить его. Но вскоре группа возвратилась из-за начавшегося снегопада и наступления темноты.

Спасенных тигрят вскоре увезли во Владивосток, а оттуда в Московский зоопарк. Из погибшей тигрицы было сделано прекрасное чучело, которое больше года стояло в конторе заповедника рядом с другими, пока однажды ночью его не похитили.

А о дальнейшей судьбе Паленого ничего не известно. Он покинул пределы заповедника.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...
Новости