Минск
+7 oC
USD: 2.59
EUR: 2.83

Пачки «чая» с деньгами передал коллегам из Нацбанка Касперовичу и Подгорному, один «чай» оставил себе — обвиняемый по «делу банкиров» Кудасов рассказал о взятке

Верховный Суд продолжил допрос бывшего начальника главного управления платежной системы и цифровых технологий Нацбанка Игоря Кудасова — одного из 16 обвиняемых по делу о многочисленных фактах получения и дачи взяток при поставках в Беларусь телекоммуникационной, компьютерной техники и программного обеспечения. Вину Кудасов признает частично. Мол, была не взятка, а техническая передача денег от коммерсанта коллегам. Хотя в явке с повинной, которую писал после задержания, указывал, что получил именно взятку и за вопросы, входящие в его компетенцию. 

***

Вменяемый Кудасову эпизод произошел в 2007 году. Тогда он работал замом начуправления. Этот человек обвиняется в получении от коммерсанта Злобина (его организация действовала в интересах чешской компании «IBA» 30 тысяч долларов, 20 тысяч из которых передал коллегам из Нацбанка Феликсу Касперовичу и Андрею Подгорному. Это, судя из обвинения, была плата за согласование договора на поставку и монтаж оборудования, выполнение различных работ между компанией и банком.

Вчера в судебном заседании Кудасов не раз говорил о том, что его просто использовали для передачи денег. А также о том, что смалодушничал, когда треть полученной суммы оставил себе. Сегодня он настоял не на своих прежних показания (в части расхождений в сказанном, к примеру, о том, что он рассказывал как раз о получении взятки на троих), а на тех, что дает теперь в суде.

Продолжая отвечать на вопросы прокурора, фигурант сказал о событиях до передачи денег:

— Я был в отпуске, когда мне на мобильный позвонил Злобин. После этого я перезвонил Феликсу Эдуардовичу, чтобы узнать, с какой целью мне звонил Злобин? Хотел уточнить: возможно, возникли какие-то проблемы.

Касперович, со слов Кудасова, отреагировал на звонок спокойно, сказал: мол, «встреться, возможно, для тебя будет что-то полезное». Кудасов говорит, что решил, будто речь о каком-то презенте. Когда Злобин снова позвонил банкиру на мобильный, тот согласился на встречу.

Место встречи назначил коммерсант — на автостоянке рядом с его домом. Встреча проходила один на один, продолжает обвиняемый:

 Встреча длиласьсекунд 30. Злобин сказал: «Деньги пошли, это вам с Касперовичем» и протянул мне канцелярскую папку. В ней что-то было. Можно было предположить, что там какой-то сувенир.

Прокурор Сергей Гиргель спросил фигуранта, почему он согласился и взял папку? Ведь не первый год работал госслужащим и знал, что ко всем подаркам нужно относиться настороженно? Фигурант затруднился ответить. Потом рассказал, как, открыв дома папку, нашел там 30 тысяч долларов. Пересчитал он их, говорит, не сразу:

— Если честно, я понял, что влип в историю. Испугался, понимал, что совершил противоправное действие и за это наступает уголовная ответственность… Деньги сразу не пересчитывал, положил их дома туда, где хранились строительные материалы.

— Если вы поняли, что совершили противоправное действие, почему сразу не обратились в правоохранительные органы? — задал вопрос прокурор.

— Сложно сказать…

Кудасов говорит, что поначалу думал отдать Касперовичу всю папку: мол, пусть сам думает, что с этим делать. Однако решил поговорить с коллегой после своего отпуска.

Судья уточнил:

 Вот вы говорите, что испугались, что в правоохранительные органы решили не обращаться… Не проще ли тогда было вернуть папку Злобину и попытаться закрыть этот вопрос? Почему вы этого не сделали?

— Да, это было бы самым правильным решением, но я не стал этого делать. Наверное, боялся также скомпрометировать себя ситуацией…

Кудасов продолжил:

— Касперович сам позвонил мне через неделю после получения папки. Сказал, что у меня есть деньги, которые предназначались для них, и они должны подъехать их забрать. За что эти деньги и сколько их, Касперович в этом разговоре не упоминал.

Касперович с Подгорным приехали к коллеге уже через час. Прямо с порога про деньги говорить не стали, обсудили бытовые вопросы, посмотрели сделанный в квартире ремонт. Потом Кудасов отдал им по пачке из-под чая, с пачками денег внутри. Судя по реакции гостей, они поняли, что это за «чай». Кудасов сказал коллегам: «Свою часть я оставил себе».

Когда Кудасов вышел на работу,то, говорит, спросил у Касперовича с Подгорным, мол, все ли нормально? Имея в виду тот факт, нормально ли, что он также оставил себе «чай». Те, с его слов, ответили, что нормально.

Рассуждая о возможных мотивах коммерсанта, допрашиваемый заметил, что повода давать взятку у фирмы не было:

То есть мы просто выполняли свои служебные обязанности. Это была обычная работа, которая делалась ежедневно, ежегодно и по многим договорам. Что-то сверх этой работы мы не делали. Компания честно выиграла конкурс, поставила оборудование. 

Следующая встреча Кудасова и Злобина была уже годы спустя, после задержания Касперовича и Подгорного. Коммерсант, со слов допрашиваемого, спросил, знает ли собеседник о задержаниях коллег:

— Я ответил, что знаю. Злобин уточнил, помню ли я о переданной папке? Я ответил: «Угу». Он сказал, мол нам надо бы выработать какую-то общую позицию... Какую позицию, я не понимал, разговор как-то не складывался. Я в итоге сказал, что я все понимаю и что, может быть, из-за срока давности этого вопроса не будет. И разговор завершился.

Дословно, говорит Кудасов, сейчас он не помнит того разговора, отметил, что «все есть в материалах дела».

Он уверяет, что брал и передавал не взятку, а выполнял чисто техническую функцию по передаче денег от Злобина Подгорному и Касперовичу. Однако сложно понять, почему между бизнесменом и высокопоставленными работниками Нацбанка был нужен именно Кудасов? Не проще ли было сузить круг посвященных и передать деньги напрямую? Допрашиваемый внятного ответа по ситуации не дал. «Сложно сказать», —ответил он. Также не совсем понятно, к чему некоторая конспирация в разговоре при передаче денег: «приезжайте, попьете чайку» и деньги в пачке чая?   

Выяснить природу некоторых расхождений в показаниях Кудасова, которые он давал сегодня и ранее, попытался и его бывший коллега Касперович. Однако ответов на свои вопросы, которые позволили бы прояснить обстоятельства, он так и не получил. Допрашиваемый сказал, что интересующих деталей не помнит.

Обвиняемый говорит, что раскаивается в содеянном и готов понести заслуженное наказание.

В банковской сфере Кудасов работал 21 год. По итогам работы за 2018 год его портрет был помещен в Нацбанке на Доску почета.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...