Минск
-2 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

Отзовитесь, кто помнит!

Подпольщик Иван Денисенко работал в довоенной «СБ»
Подпольщик Иван Денисенко работал в довоенной «СБ»

Наш могилевский читатель Леонид Иванович Денисенко, инженер–технолог по профессии, доставил в редакцию снимок довоенного времени. В группе известных белорусских писателей и журналистов здесь хорошо узнаваемы Кондрат Крапива (сидит второй справа) и Михась Лыньков (сидит третий справа).

Есть на этой фотографии и сотрудник сельхозотдела газеты «Советская Белоруссия» Иван Филиппович Денисенко (в среднем ряду он пятый справа — стоит за Лыньковым). С 1939 года журналист Иван Денисенко работал ответственным секретарем редакции районной газеты в Черикове.

К сожалению, Леонид Иванович, родившийся в январе 1941–го, немногое знает о своем погибшем отце. Однако есть воспоминания секретаря Чериковского подпольного райкома КП(б)Б Георгия Храмовича, где рассказывается об участниках подполья, и в том числе о нашем коллеге.

Когда началась война, Иван Денисенко был направлен на фронт, затем попал в окружение и после долгих мытарств возвратился в родное село Норки Веремеевского сельсовета. Вошел в подпольную организацию и по заданию райкома работал секретарем окружной управы. «Был направлен в самое пекло», — писал в своих воспоминаниях Г.Храмович.

Немецкая служба безопасности напала на след отважных подпольщиков, последовали аресты, и 5 июля 1943 года после жестоких пыток Иван Денисенко был расстрелян вместе с другими товарищами. Где захоронены их тела — неизвестно.

Публикуя эту фотографию, мы вместе с Леонидом Денисенко (212029, г. Могилев, пр–т Шмидта, 56, кв. 16. Тел. 41–39–77) надеемся, что кто–либо из читателей сможет подробнее рассказать о судьбах людей старшего героического поколения.

Партизанская семья Азаренков

Анатолий Семенович Азаренок (Минск, ул. Казинца, 51, к. 4, кв. 16. Тел. 212–02–75) ознакомил нас с ксерокопиями документов — историей розысков своих старших братьев Михаила и Геннадия, партизан Витебщины. Дополнением к документам прозвучал рассказ:

— В довоенные годы в нашем доме в деревне Падолицы Лепельского района традиционно собиралась молодежь — Михаил играл на гармошке. И люди помнят, как летом 1941 года, когда район заняли немцы, сельские парни спрашивали у нашего отца Семена Алексеевича:

— За кого пойти?

Тот отвечал:

— Своя кровь дороже — идите за своих.

Семья наша, в которой также были мать Евфросинья Семеновна, сестра Степанида, младшие братья Николай и Анатолий, ушла в партизанскую зону — деревня Туросо в Ушачском районе. Там мы были до конца войны. А старшие братья Михаил и Геннадий воевали в партизанах — знал я об этом от отца, и также это подтвердилось по документам партизанского отряда имени Лазо бригады имени Чапаева и отряда имени Доватора 2–й Ушачской бригады.

Отца и Степаниду оккупанты увозили в Германию. Сестра со второй попытки бежала из железнодорожного состава. А батьку так и увезли — возвратился он из неволи как скелет, с одной оловянной ложкой в кармане.

Когда стало возможным заниматься архивными розысками, сделал я запросы о пропавших братьях. Из Национального архива пришел ответ, что рядовой боец–партизан Михаил Семенович Азаренок числится по документам 2–й Ушачской бригады пропавшим без вести 4 мая 1944 года.

Проехал я ряд партизанских захоронений на Витебщине, но фамилию Азаренок пока не встретил. Обидно, что нет имен моих братьев в перечнях мемориала «Прорыв» близ города Ушачи. Все сходится так, что во время окружения и прорыва братья погибли. Жизненный настрой у старшего Михаила был такой: одна пуля — фашисту, вторая — себе. Именно так говорил он. И отец им наказывал: немцу живым лучше не даваться.

Я остался один из того поколения Азаренков–партизан. Хочу если не точно знать, где могилы погибших братьев, то хотя бы видеть стелу с именами пропавших без вести бойцов. Хочу увидеть обозначенное державой место, куда можно положить цветы. Как мне быть?
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...