Минск
+8 oC
USD: 2.58
EUR: 2.79

Кто из белорусских чемпионов преуспел не только на ниве рекордов, но и на семейном фронте

Отцы-молодцы!

Чета Михневичей пара видная. И не только потому, что оба довольно большие: как в габаритах, так и в плане спортивных результатов. Шутка ли: на двоих Андрей и Наталья имеют под четыре метра роста, олимпийские награды, медали чемпионатов мира и рекорды страны в толкании ядра. Но отнюдь не это считают своим главным жизненным достижением. Об истинном счастье и настоящей радости неделю назад Андрей сообщил своим друзьям в таком вот коротком, но емком послании: «Вот уже день как являюсь счастливым многодетным отцом! Сбылась мечта идиота!» Что к этому добавить, кроме слов поздравления? Разве что еще одно высказывание Андрея, в котором он ясно выразил свою жизненную философию: «Для меня семья – это ядро. Одно целое, ради которого живу».


Еще один отец-молодец и, пожалуй, вообще главный семьянин белорусского спорта – Максим Мирный. У него четверо детей: старшей дочке Мелании одиннадцать, ее сестра Петра на два года младше, сыну Демиду шесть, а младшему, Трофиму, скоро два. Жена Максима Ксения в одном из интервью рассказывала, что детей воспитывают в строгости:

– Если вы спросите у детей, как мама их воспитывает, они тут же скажут, что строго. Но добавят, что им это нравится. Они замечают порою, как ведут себя другие дети. Видят, как те торгуются: я буду себя хорошо вести, если ты, мама, купишь мне вот это. У нас этот момент осуждается и не обсуждается. Ты обязан себя хорошо вести, и все тут! А покупки мы заслуживаем. Наш папа, слава богу, тоже стал строгим. Поначалу он, возвращаясь с турниров домой, никак не мог проявить строгость, особенно по отношению к девочкам. Был момент, когда Мелаша, старшая дочка, вела себя как обиженная барышня, а он прямо таял перед ней. Но мы работаем в одной команде с Максом. Он также в свою очередь дает детям пинка, когда те не понимают, что сделали что-то не так по отношению ко мне.

У Максима вся жизнь в разъездах, ведь он до сих пор успешно продолжает теннисную карьеру. А потому семье Мирных жить приходится на два дома. Первый – в США. Второй – в Беларуси. Дети учатся попеременно то в Минске, то во Флориде. В холодный период – в США. 


Михаил Грабовский и его семья тоже то тут, то там. Вернее, большую часть времени – там. А именно в США, ведь наш МиГ уже который год выступает в Национальной хоккейной лиге, а нынче его «Айлендерс» (пока, правда, без травмированного Михаила) успешно преодолел первый круг плей-офф Кубка Стэнли. У Грабовского детей двое: девочка и мальчуган, Лили и Джаггер. О выборе имен Михаил как-то вспоминал:

– Лили – это русское имя. Вернее, славянское – Лилия. Джаггер... Ну, это потому, наверное, что мы все – папа, я и жена – любители музыки. Решили, что Джаггер – отличный вариант. Имя необычное – это главное. Для детей на первом месте спорт: хоккей, фигурное катание. Поставил сына на лед, тренируется потихоньку: с персональным тренером и в общей группе. Самое интересное, что я его не заставлял. Сын сам хочет кататься, с клюшками постоянно возится. Главное, чтобы ему нравилось. У дочки фигурное катание. Плюс музыка, гимнастика. 

– Для тебя принципиально, чтобы дети разговаривали по-русски?

– Конечно, я хочу, чтобы они знали язык. Но понимаю, что, живя в Северной Америке, хорошо его выучить будет трудно. Хочу чаще привозить их в Беларусь, чтобы хоть там практиковались. Здесь это получается редко – только когда в гости приезжают родные. Тогда дети пытаются говорить по-русски, но затем, наверное, все забывают.

– В семье используете английский?

– В основном. С родителями, понятное дело, говорю на русском. Если они что-то не понимают из нашего с женой диалога, перевожу. Кстати, Кэтлин выучила русский и хорошо на нем общается, не теряется. У нее способности к языкам, еще и французский знает.


У олимпийского чемпиона Сочи по фристайлу Антона Кушнира тоже двое. Когда Антон совершал свой головокружительный золотой прыжок, с трибун за ним следили двое: его жена Наталья и сын Платон. Но победу Антон посвятит не только им, а еще одному совсем еще маленькому тогда человечку, который родится только летом того же 2014 года – дочке Верочке. О семье и детях Антон рассуждает так:

– Когда был помоложе, то хотел троих детей. А сейчас не меньше пяти. Но еще лучше – семь! Надеюсь, у нас так и получится. У моей фамилии вообще очень сильное древо, и я очень хочу его развить. В моей династии кого только не было – купцы, крестьяне, чиновники, путешественники. Кем станут мои дети? Не знаю пока, но надеюсь, что талантливыми, добрыми и порядочными людьми, а профессию пусть каждый выбирает себе сам – я только советами смогу им помочь как папа.

Кстати, за год до Игр в Сочи Антон перенес сложнейшую операцию. В то время единственный сын Платоша еще ползал, так что сын и отец учились ходить одновременно – вместе вставали на ноги. 


Мечтает о большой семье и наш олимпийский чемпион в гребле на каноэ Александр Богданович, но пока вынужден немножко обождать – планомерная подготовка к Олимпиаде в Рио-де-Жа­ней­ро забирает слишком много времени. С супругой Верой Александр пока воспитывает единственного сына Ивана, который нынче заканчивает первый класс. Растит преемника и наш чемпион в гиревом спорте Игорь Сигневич, мальчишка весь в отца! А бомбардир минского «Динамо» Дмитрий Мелешко и вовсе решил создать семейную команду. Для полноценной пятерки, правда, пока не хватает еще одного форварда и вратаря. Но это дело наживное...


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...