Отсутствие чувства юмора — это болезнь

Как Евгений Крыжановский свою пожилую маму разыграл, а вместе с ней и весь госпиталь

В кресле руководителя Евгению КРЫЖАНОВСКОМУ засиживаться некогда, он все больше в репетиционном зале с детьми и на съемочной площадке
Фото Натальи СТЕПУРО
Евгений Крыжановский больше не работает в театре «Христофор». Теперь он директор столичной школы № 13. Это не первоапрельская шутка. А чистая правда. У него нынче новое детище — свой продюсерский центр, который выпускает тележурнал «Юморинка». Но просто восседать в белом кожаном кресле как большой босс — это не для него, он по-прежнему в деле. Он и сюжеты придумывает, и с детьми занимается, и, конечно, сам снимается.


— Евгений Анатольевич, а можете не шутить?

— Я считаю, что отсутствие чувства юмора — это болезнь. Это уже даже ученые доказали. Оно ведь даже у животных есть. Знаете, что на наскальных рисунках были изображены люди, улыбка которых напоминала сегодняшний смайлик? Профессиональные юмористы появились очень давно: шуты при королях, скоморохи. И профессия эта очень редкая, и нас, профессиональных юмористов, совсем немного. Я сейчас говорю о людях, которые делают свои программы, гастролируют и хорошо известны. На всем земном шаре таких всего 300 человек — это редчайшая профессия. Сколько вы можете с ходу назвать великих режиссеров? Десять, двадцать? Так и с хорошими комиками, которых можно считать иконой юмора. Я горжусь, что принадлежу к этой профессии. Приятно, когда идешь по улице и люди тебя узнают. Таксист останавливается: «Привет, Христофор». Гаишник тормозит: «Что же вы, товарищ Христофор, нарушаете-то?» Малышня бежит: «О, дядька Христофор!» То есть это памятник нерукотворный, он очень дорогой и важный.

— Так зачем был нужен новый проект, если вас знают как Христофора?

— «Юморинку», которая идет на телеканале ОНТ, мы задумывали как аналог «Ералаша». Я знаком с Борисом Грачевским, вижу, как успешно его детище, которому уже сорок лет. И как-то подумал, почему у нас такого нет? У нас ведь дети не менее талантливые. Но в итоге «Юморинка» выросла в школьный сериал. К сожалению, белорусское детское кино совсем пропало. После замечательных фильмов Леонида Нечаева «Приключения Буратино» и «Красная Шапочка» образовался огромный вакуум, который не может заполниться уже много лет. И мы взялись за это дело. Сегодня на ОНТ выходит сериал, который называется «Школа № 13». Конечно, главные герои там — это ребята из «Юморинки», взрослых играют профессиональные актеры, я — директора Николая Петровича.

Как выяснилось, наши дети настолько талантливые и смешливые, что снимать их очень легко. Самое сложное — это отбор ребят. Если на первые кастинги два года назад приходили по 10—15 человек, то сегодня в день приходит до ста человек. Мы с утра до ночи сидим и отсматриваем детишек. Но зато отбор более тщательный, находим по-настоящему талантливых детей, отсюда и качество фильма растет.

— Что ребенок должен уметь, чтобы покорить вас?

— Важны и природные данные, и внешность, и чувство юмора, и речь. Но ребята приходят разные. Бывает, шепелявый или картавый мальчишка, рыжий, без зубов — мы его тут же берем. Это то, что нам надо. А бывает наоборот: приходит заучка, в очках, но внутри у нее сидит чертенок. Умение это разглядеть уже зависит от нас. Сегодня у нас 80 ребят, они поделены на две возрастные категории, как мы их называем, «старшиши» и «малыши»: первые — 5—9-е классы, вторые — 1—4-е классы. Снимаем в гимназии № 29, очень благодарен директору Виктору Васильевичу Пшикову, который терпит нас уже два года. Сюжеты рождаются из жизни. У каждого из этих восьми десятков детей десятки историй про себя и одноклассников. Мне нравится, что у нас получилась огромная семья. У нас организовываются совместные поездки, отдых. На наш новогодний праздник пришло более двухсот человек. Ведь родители детей, можно сказать, тоже участники нашего проекта. Они играют самих себя на родительских собраниях, а некоторым достаются роли и посерьезнее — чиновников, учителей. Словом, все ушли с головой в наш сериал, и я в первую очередь.

— И как вам в роли директора школы? С кого ее списывали?

— Я сразу вспоминаю анекдот. Главный черт проверил все списки и видит какое-то несоответствие. Бегут в темный зал, там бурлит котел, масло на сковородке, рядом сидит солидный дядька. К нему: «Николай Петрович, ошибка вышла. Оказывается, по всем документам вы должны были попасть в рай. Извините нас!» А тот: «Знаете, ребята, я ведь всю жизнь проработал директором школы. Так мне после этого ад раем кажется». Примерно то же самое и у меня. Сегодня я знаком со всеми директорами минских школ. Потому что мы постоянно совместно с комитетом по образованию Мингорисполкома делаем презентации нашей «Юморинки», детям это очень интересно. Когда разговариваю с директорами, особенно с мужчинами, подмечаю у них характерные черты. Мой Николай Петрович — образ собирательный, иногда грубоватый, иногда веселый, иногда туповатый, иногда остроумный. Мне нравится эта роль, собственно, как и нашим актерам нравится перевоплощаться в учителей. Мы как бы впадаем в детство.

Уже сняли 90 серий, организовали фестиваль детского юмора.  2 апреля он пройдет уже во второй раз. Подано несколько сотен заявок, будет участвовать более 600 детей. В основном это минчане, но будут ребята и из других стран. В прошлом году выступали дети наших дипломатов из Вьетнама, Китая и т.д. Мы здесь первопроходцы. Даже удивлены, насколько велика эта планета детского юмора. Мы сделали несколько номинаций, так у нас будут веселые песни, веселые танцы, цирк, театр и даже смешные коллекции одежды. Ездим и на международные детские фестивали. В ближайшее время собираемся в Италию, где будем представлять нашу страну.

— А сами вы как воспитывали своих детей: со всей строгостью или с легкостью? У вас ведь их несчетное количество.

— Сам сбился в количестве детей. Где-то записывал их всех, а потом чернила в ручке закончились. Если серьезно, у меня четыре дочки, все от разных жен, и всех я воспитывал с юмором. В любой семье есть добрый и злой полицейский, вот я всегда был добрым, даже веселым, а жены выполняли функции строгих мам. Я рад, что мои девчонки все разных профессий и никто из них артистом не стал. Одна — журналист, вторая — фотограф, третья — оканчивает университет и будет программистом. Младшая в третьем классе. Но у всех отличное чувство юмора. Они как соберутся и начинают меня подкалывать, так я за голову хватаюсь. Считаю, чувство юмора — оно не воспитывается, а дается сверху. Убедился, что нельзя этому научить, когда преподавал в университете культуры курс «Эстрадный монолог», видел, как сложно он дается студентам. Удивительная вещь, юмор есть, а профессии такой нет. У меня в трудовой книжке записано «Актер театра и кино».

Директор школы №13 Николай Петрович — образ собирательный, подсмотренный у других руководителей учебных заведений
Фото Виталия ПИВОВАРЧИКА

— В семейной жизни ведь тоже без юмора никак. Иначе скандалы, разводы.

— В семье чувство юмора должно стоять чуть ли не на первом месте. Разводов было бы меньше, научись многие смотреть на любую ситуацию с улыбкой. Мы сейчас запустили смешной проект, который будет называться «Наши люди». Один сюжет оттуда. Жена с мужем приходят в военкомат. Она сразу к военкому: «Что ж такое творится? Мой муж, еще будучи солдатом, танк помял, когда парковался. С тех пор, а это были 70-е годы, с него дерут по двадцать рублей в месяц. За эти деньги уже можно было сто танков купить. Сделайте что-нибудь». Военком ей: «Вы, женщина, выйдите, сейчас этот вопрос решим». «Ну ты даешь, дружище, — говорит он, когда дверь закрылась. — Я своей жене сказал, что я в армии подводную лодку утопил, и то только по десять рублей «выплачиваю». А ты по двадцать! Вот что: выписываю тебе для жены справку, что будешь платить только десять рублей. Понял?» Тот выходит и жене: «Ну что, дожаловалась? Теперь будем еще сверху по десять рублей платить!»

— Люди, которым приходится много шутить по работе, обычно не жалуют юмористические программы и особенно 1 апреля. Это про вас?

— Слава богу, что есть такой праздник. Я от юмора никогда не устаю. Один из моих лучших розыгрышей случился несколько лет назад. Я, негодяй, подшутил над своей пожилой мамой. Она лежала в военном госпитале, мы с театром собирались в длительные гастроли, и я перед отъездом решил ее проведать. У меня и мысли не было ее разыграть, но когда вошел в больницу, понял, что должен поднять маме настроение. Зашел в ординаторскую, там, конечно, меня все знают. Я попросил халат, шапочку и маску, натянул ее так, что были видны одни глаза. Взял папку под мышку, захожу в палату, измененным голосом спрашиваю: «Где здесь Крыжановская?» Мама читала какой-то журнал, поднялась: «Это я». Сел напротив, стал расспрашивать о самочувствии. Она, как и все пожилые люди: «Тут побаливает, там покалывает…» А на последней странице журнала, который она читала, были изображены девушки в купальниках, я ей: «Бабуля, смотрю, вы еще и о сексе думаете?» У нее глаза стали квадратными, женщины, которые лежали в палате, замерли. «Доктор, какой секс? Мне восемьдесят лет». Здесь я уже не выдержал и начал хохотать. Все с недоумением смотрят на сумасшедшего врача, и даже когда я снял маску, мама не могла прийти в себя, она ведь только что разговаривала с настоящим доктором, а здесь сын. «Женька, убью!» — потом сказала она. От хохота ложился весь госпиталь, ведь врачи, у которых я брал халат, сразу заподозрили неладное, стали под дверями и подслушивали.

— А вас когда-нибудь так разыгрывали?

— Знаете, даже нечем вас порадовать. У нас шутки-прибаутки ведь каждый день. Как-то один актер, всю жизнь носивший такие колоритные усы, вдруг сбрил их перед самым спектаклем, я на сцене поворачиваюсь к нему и не узнаю. Было, что коллеги сперли у меня ключи от машины и открутили руль. Не могу сказать, что меня это смешило, скорее удивляло, может быть, даже озадачивало. Но в любом случае всем советую на подобные ситуации смотреть с чувством юмора. Оно так помогает в жизни! Особенно в семье. С улыбкой можно исправить любую ситуацию. Ваших читателей призываю чаще улыбаться. Кризис? Ну и черт с ним. Хорошо сказал Михаил Жванецкий: «Кризис — это когда дома у вас еще остались запасы дорогой трехслойной финской туалетной бумаги, а вытирать-то нечего». Были времена и похлеще. Даже в войну люди не теряли оптимизма и чувства юмора. Даже в горячие точки приезжали фронтовые бригады с концертами. Ведь и ученые доказали, что с чувством юмора человек живет дольше. Поэтому всем читателям «Рэспублікі» неиссякаемого чувства юмора и долгой счастливой жизни.

stepuro@rambler.ru

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?