Отслужил как надо

Штрихи к портрету одного из лучших бойцов сил специальных операций, вернувшегося на «дембель»

Какие эмоции были сильнее: во время встречи с мамой Мариной Адамовной после полуторагодовой службы в армии или когда прощался с давно уже ставшими друзьями-сослуживцами? Алексей Станчиц, один из лучших нынешних «выпускников» сил специальных операций, сказать не берется. В войсках —  обновление. Новобранцы только прибывают, а отслужившие возвращаются по домам. Повзрослевшие и возмужавшие. Как их встретили на малой родине, родные и близкие? Корреспонденты «СБ» отправились в ивьевскую деревушку Кричники, где в момент нашего приезда вовсю готовились к приезду своего «дембеля».



...Мама, не видевшая сына с августа, нервничает. Ожидание затягивается. Казалось бы, вот-вот должна подъехать машина, как звонит мобильный телефон. Водитель маршрутки Минск —  Лида не остановился в деревне Бакшты. Везет аж до Ивья. А значит, прежде чем попасть домой, парню придется сделать немалый крюк. К сельской хате потихоньку подтягиваются гости. Вот заходят тетушки-соседки: для деревни, где прописано всего 85 жителей, возвращение односельчанина из армии, к которой относятся с неподдельным уважением и стар и млад, —  до сих пор значимое событие. Вот с цветами для Марины Адамовны из райцентра приехал военком Валерий Вайнилович. Слова «спасибо за сына» родители в этот день услышат еще не раз. А кроме того, прочитают: в очередной благодарности радисту Станчицу от командира марьиногорской 5-й отдельной бригады спецназа. Вечером соберутся друзья. Как только вернутся с работы. Ну а пока стол накрыт, от картошки валит пар. Мама нажарила котлет, открыла банку солянки, порезала колбаски и рулетов... Только вот, переживает, Алексей, вероятно, скажет, что не голоден. Дескать, когда в августе приходил в отпуск, первые дни вообще ничего не ел. Настолько привык к солдатской пище.



—  Перловки ему на завтрак наварите! —  смеюсь я.

—  А вот это он будет!



Алексей во дворе. Довольный и, кажется, ни капли не уставший. Никаких аксельбантов. Зачем, мол? Все это показуха, солдат должен выделяться не этим.

Тема для разговоров на ближайшие недели очерчена. Армейские будни. С интересом слушает даже мама. Пусть едва ли не каждые выходные Леша разговаривал с ней по полчаса, только больше расспрашивал о делах сам, чем рассказывал о своем житье-бытье. Ну а в первую очередь вспоминаем те дни, когда почтальон принес в деревню очередную повестку.



—  Волновалась больше я, —  рассказывает Марина Адамовна. —  Хотя абсолютно не против, чтобы парни мои отслужили. Они и сами были рады. Старший —  Виталик —  скажем, настолько был настроен, что, когда пришла отсрочка, аж разволновался. Зачем, мол, мне? И меня своим отношением успокоили.



Алексею, кажется, интереснее рассказывать о нюансах постигнутой профессии радиста. Захватила. Мы же расспрашиваем о нагрузках и атмосфере.

—  Спецназ. «Пятерка». Элитные войска. Доволен, об этом мечтал. Хотя новобранцам действительно тяжело. И у меня в «учебке», само собой, были определенные притирки. Непросто в первую очередь морально. Трудно осознавать, что ты не дома. Скучаешь, хочешь обратно. А первый подъем в шесть утра? Я, в принципе, и когда в хозяйстве механизатором работал, рано вставал, но здесь на усталость накладывается определенный стресс. Ты ничего не знаешь, от всего теряешься. Офицеры, сержанты тебе незнакомы, пытаются втолковать, что к чему...



Первая правда для призывников: прежде чем ты поймешь, что все идет своим чередом, прежде чем осознаешь, что прекрасно соображаешь, что и как нужно делать, пройдет месяц-другой. Тогда и марш-броски при полной многокилограммовой экипировке, и постоянная физподготовка, и учения, и жесткое расписание, от которого не отступить ни на шаг, и необходимость все делать не то чтобы быстро —  молниеносно —  напрягать особо не будут.

—  У меня порой даже не было времени и сил, чтобы позвонить родителям. А потом и коллектив объединился. Сержанты помогали. Старались обучить. И офицеры вместе с нами были в одной упряжке. Показывали своей работой пример другим.

«Пятерка» своими нагрузками все-таки отличается. Поэтому ответить на вопрос «служба —  это интересно или все-таки сложно?» Алексей не берется.



—  Есть сложности, к которым и спустя год привыкнуть не можешь, бывает и определенный страх. Только позже ты понимаешь: все это больше у тебя в голове. Скажем, первый прыжок с парашютом с кукурузника. Вот самолет поднимается в небо, вот ты смотришь, как друг за другом выходят из него твои сослуживцы, вот должен идти ты... Но в воздухе уже совсем другие ощущения и мысли: радость от полета, адреналин...

—  Не считаешь эти полтора года зря потраченным временем? Встречается ведь и такое, хоть сегодня и довольно редкое, мнение, —  спрашиваю напоследок.



Алексей вопросу удивлен. В деревне так считать не принято:

—  Это, может, у кого-то из городских цель —  получить высшее образование, «откосить». Я же, что такое армия, для себя понять был должен. Хотел измениться. А ту же профессию ты можешь получить и в Вооруженных Силах. Вот, например, я хочу работать в милиции. Не в городе, здесь, в деревне, поближе к родным. Тут ты привык, ты рос, ты знаешь, что нужно делать. А в городе постоянно нужно кому-то что-то доказывать. С ума можно сойти, словом. Хотя и в милиции, тебя, конечно, может не быть дома сутками, но ведь это твоя профессия...



Фото: Алексей СТОЛЯРОВ
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Алексей СТОЛЯРОВ
1.5
Загрузка...