Отшивать умеем, а продавать еще не научились

Выдерживает ли конкуренцию белорусская одежда

Если наша одежда не так раскручена, как импортная, это не значит, что она хуже


Весь прошлый год «СГ» вела масштабный проект «Краса деревни». В редакцию мы приглашали жительниц сельской местности и вместе со стилистами разрабатывали для них новые образы, подбирали подходящий гардероб. Притом исключительно из вещей белорусского производства. Не важно, сшиты они на предприятиях Беллегпрома или частными дизайнерами. Убедились: выбрать есть из чего. Наши красавицы, однако, сетовали — найти такие же комплекты в универмагах районных и даже областных центров не так-то просто. Конкурентна ли белорусская одежда? Всегда ли цена соответствует качеству? Не пора ли отказаться от стереотипа «белорусское не равно модное»? Эти и другие вопросы во время «круглого стола» в «СГ» обсуждали заместитель председателя концерна «Беллегпром» Николай РОГОЖНИК, начальник управления организации торговли концерна «Беллегпром» Светлана КАХРО, начальник управления торговли Белкоопсоюза Ольга КУНЦОВА и ведущий художник-модельер ОАО «Світанак» Михаил МЫТНИК. 

      «СГ»: — Рекламные ролики и билборды на улице призывают: «Купляйце беларускае!» Касается это и одежды. Но по-прежнему находятся скептики, которые уверены — у вещей нашего легпрома и качество не то, и фасон устаревший. Как доказать, что белорусское как минимум не хуже импортного?

Н. РОГОЖНИК:
— Стереотипы о том, что наша одежда несколько уступает по своим характеристикам импортной, бытуют в обществе с советских времен. Но если анализировать итоги 2016 года и исходить из той информации, которую предоставляет Государственный комитет по стандартизации, ситуация иная. Так, комитет провел мониторинг импорта в части чулочно-носочных изделий. В 98 процентах случаев обнаружено невыполнение требований, которые предъявляются к качеству продукции и техническим регламентам для ее продажи в Беларуси. По нашей же продукции такие случаи единичны и связаны лишь с какими-то ошибками производства. Если брать общий объем, их доля мала. Это ярко отражает качество товара белорусского производителя. Поэтому, на мой взгляд, скептическое мнение о своей одежде уходит в прошлое.

С. КАХРО:
— Все же белорусских товаров на рынке достаточно. Сейчас наши предприятия пошли по пути развития собственной товаропроводящей сети. У фирменных магазинов появляется новый облик. Если раньше в торговых объектах (не хочу сейчас обижать наши магазины) найти нужную вещь было очень сложно, то сейчас большое внимание и выкладке товаров, его презентации, мерчандайзингу. И продаются они хорошо. Сейчас большие универмаги — ГУМ, ЦУМ — тоже идут по пути представления белорусского товара с участием предприятий. Специалисты приезжают в магазин и показывают, как нужно раскладывать товар. Соответственно на это реагирует и покупатель. Идет диалог и с торговыми сетями. Но есть и проблемы. Наши предприятия выпускают достаточно достойного, конкурентоспособного товара, но как-то не решается вопрос с рекламой. А ведь нужно уметь себя продать, донести покупателю, что мы не хуже импортных производителей. Да, нельзя говорить, что весь импорт плохой. Есть вещи отличного качества, но и цена там достаточно высокая.

О. КУНЦОВА:
— Одежда белорусского производства в магазинах потребкооперации занимает более 96 процентов. Не скажу, что она не пользуется популярностью. Здесь представлены и разные бренды, и размерный ряд, и выбор фасонов. Конечно, дизайн одежды скорее дело вкуса: одному нравятся яркие цвета, другому приглушенные, кто-то носит короткие юбки, кто-то длинные. Но покупатели сходятся в одном — качество белорусских изделий всегда на уровне.

«СГ»: — Но ведь зачастую покупатель ведется не столько на качество, сколько на цену или фасон. Далеко не всегда обращает внимание на то, из какой ткани сделан тот или иной комплект…

М. МЫТНИК:
— Мне кажется, что это тоже некий стереотип: если белорусское — значит, не совсем модное. Художники, которые работают в нашей легкой промышленности, посещают и международные выставки, и конкурсы. Мы закупаем трендбуки (издания с модными коллекциями), которые отвечают последним тенденциям, и в соответствии с ними разрабатываем новые линии. Стараемся использовать те материалы, с которыми работают все мировые бренды. Поэтому сейчас можно говорить о тенденции, что у нас одежда и модная, и качественная.

Н. РОГОЖНИК: — Производитель, который пренебрегает качеством, делает это на свой страх и риск. Нужно понимать, что административная ответственность за такие правонарушения существует, и достаточно весомая. Но «маржинальность» весьма заманчива. Не всегда импорт соответствует тем характеристикам, которые заявлены на этикетках. У нас работает консультативный совет с индивидуальными предпринимателями, на котором мы уже более двух лет рассматриваем вопросы в том числе и качества продукции. Многие из них интересуются, почему заграничная майка стоит, к примеру, пять долларов, а наша семь с половиной? Стали разбираться. Оказалось, вместо заявленного стопроцентного хлопка у импортной вещи состав совсем иной. Вот и ответ.

«СГ»: — Интересен в этой связи вопрос соотношения цены и качества. Выдерживает ли конкуренцию по этим характеристикам одежда отечественных производителей с импортными?

Н. РОГОЖНИК: — Вопрос нужно разделить на две составляющие. В первую очередь мы максимально используем собственное сырье. Так гарантируем и более дешевую стоимость изделий, и их качество. Если говорить о производстве материала, завершили три проекта: Оршанский льнокомбинат сегодня выпускает более 300 разновидностей тканей различных гамм, Минский камвольный комбинат в стадии наработки шерстяных и полушерстяных образцов и Барановичское производственное хлопчатобумажное объединение, которое отвечает, как понятно из названия, за хлопчатобумажный ассортимент. Для швейных и трикотажных предприятий они — большое подспорье по сырьевой базе. Тот же товар, который завозится по импорту, сложно регулировать. Почему? Отсутствие границ в Таможенном союзе не позволяет полностью избежать ввоза некачественной продукции, лишь минимизировать «серый» импорт, с которым мы сегодня сталкиваемся. Поэтому, безусловно, некая несбалансированность рынка будет присутствовать.

Что касается цены, то любой производитель заинтересован в снижении издержек: материалоемкости, энергоемкости своей продукции. Отдельные предприятия за 2016 год эти показатели приблизили к цифре 25 процентов. Работа небыстрая, потому что требует определенных финансовых затрат и свободных оборотных средств. Постепенно приходим к тому, что продукция легпрома доступна для потребителей. Совместно с Министерством антимонопольного регулирования и торговли контролируем и необоснованный рост цен. Одежда делового стиля, например, за год подорожала всего на 5—7 процентов.

М. МЫТНИК: — Балансировать между оптимальными ценой-качеством удается за счет грамотного дизайна и собственного производства полотен. Разработка коллекции идет с учетом затрат на выпуск товара. Понятно, что она должна соответствовать последним направлениям моды, чтобы покупатель мог это оценить. Конечно, экономим за счет полотен, ведь у нас налажен полный цикл — начиная от процесса вязания до крашения и нанесения принтов. Контролируем весь цикл по выпуску, поэтому гарантируем качество. Многие бренды, которые представлены в магазинах, отшиты у нас на предприятии. И почему-то цена покупателей не смущает. Например, у одной российской компании, которая с нами сотрудничает, фуфайка стоит от 25 рублей. Ту же фуфайку «Світанка» можно купить за 7 рублей. Опять же бренд, опять же сложившийся стереотип. А качество при этом идентичное. Вся наша продукция проходит стандартизацию, у нас отшивается коллекция ясельная, к которой самые суровые требования, поэтому качество при низкой цене товара не страдает.

С. КАХРО: — Так как на рынке свободное ценообразование, предприятия не ставят стопроцентную торговую надбавку, в среднем — 40—50 процентов. И благодаря этому потом возможны различные маркетинговые ходы: распродажи, акции, снижения надбавки вплоть до отпускной цены.

О. КУНЦОВА: — По такому принципу работаем и мы. Стараемся привлекать покупателей — ежемесячно в магазинах проводим акции со снижением цен от 10 до 20 процентов. За 2016 год организовали их более 15. Предоставляем покупателям и возможность купить товар в магазинах и отделах «Низких цен» (их у нас 25) и объектах, где есть отделы легпрома, — 115.

«СГ»: — Если взять большие торговые площадки (ЦУМ, ГУМ и другие), то проблем с ассортиментом там нет. А как быть с универмагами райцентров? Легко ли в небольших населенных пунктах найти нужную по цвету и размеру современную модель?

Н. РОГОЖНИК: — За 2016-й совместно с потребкооперацией открыли в магазинах 230 фирменных секций. К этой работе привлекли не только предприятия, но и малый бизнес. Нацелили его прежде всего на регионы республики. Если говорить о динамике, то практически в два раза увеличили за прошлый год объемы торговли при помощи малого бизнеса. Для этого создали специальные условия — отсрочки платежа, возврат нереализованного товара, предоставление бонусов. В конце прошлого года еще раз провели итоговую встречу с Белкоопсоюзом и определили конкретные шаги для развития. Решили точечно определить те населенные пункты, которые требуют вмешательства. Один проект стартовал в Дзержинске в универмаге, который себя уже неплохо зарекомендовал.

«СГ»: — А белорусские дизайнеры готовы представлять свою продукцию в райцентрах? На какой сегмент вообще рассчитана высокая мода?

М. МЫТНИК: — Высокая мода приходит пока только в Минск. И то совсем небольшой сегмент. Например, те дизайнеры, которые отшивают свои коллекции на нашем предприятии, иногда не знают, как продать хотя бы 300 единиц одинаковых платьев или костюмов.

В глубинке же можно говорить только о продукции ремесленников. Да, если коллекция разработана, например, изо льна, то это еще можно встретить в регионах. Но не более того. Играет здесь роль и цена. Молодые дизайнеры, как правило, амбициозны, выставляют заоблачную стоимость. Отсюда и небольшой спрос. С другой стороны, нужно понимать, что вещь дизайнерская изначально не для всех. Это не масс-маркет.

О. КУНЦОВА: — Торговые объекты потребительской кооперации обслуживают преимущественно сельских жителей, у которых спрос на дизайнерскую одежду, понятно, невысокий. Соглашусь, что по цене такой товар, как правило, выше среднего. Поэтому на прилавках в деревнях или районных центрах он практически не представлен.

borisovez@sb.by

bizyk@sb.by

Фото Павла ЧУЙКО

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости