Отомстил карателям за родные Байки

Двенадцатилетний Тихон Баран в годы войны повторил подвиг Сусанина

15-2500.jpgОБ ЭТОЙ истории сегодня могло быть ничего не известно, если бы не случайно найденный уже после Великой Отечественной дневник немецкого офицера. В нем строки: «Мы никогда не победим русских, потому что дети у них сражаются как герои». Эти слова посвящены деревенскому мальчишке Тихону БАРАНУ, который не выдал дорогу к партизанскому отряду и отомстил за 957 односельчан, расстрелянных на его глазах в январе 1944 года…

БАЙКИ — деревня в предвоенные годы шумная и многолюдная. На небольшом пятачке больше ста дворов. Говорят, даже строиться было негде, селиться отправляли на хутора, ближе к лесу. Жителей — больше тысячи. Что ни семья — многодетная. Таким «составом» встречали Байки войну… Несколько улочек, сельчан — 88, среди которых почти половина пенсионного возраста. В центре деревушки — безмолвный монумент с красной звездой. Как напоминание о том зверстве, которое было сотворено здесь больше семидесяти лет назад. Такими увидела Байки я сегодня.

В день моего приезда шел дождь. Дедок в фуфайке, который ремонтировал старенькую машину у своего дома, сразу же направил меня к дому Баранов. Живет в нем супруга родного брата Тихона Любовь Ивановна. Она же — единственная свидетельница Великой Отечественной в деревне и последняя «веточка» на родовом древе семьи.

15-5500.jpg
Дом семьи Баран был центральным узлом для партизан.

Подхожу к дому. На нем — две таблички. Одна гласит, что здесь в годы войны работала подпольная типография, другая — что жил тут Тихон Баран, повторивший подвиг Ивана Сусанина. На пороге встречает Любовь Ивановна — энергичная для своих лет, а ей почти девяносто. С ходу предупреждает:

— Этот дом построили уже после войны. Аккурат на том месте, где стояла хата, в которой жила семья моего Паши (старший брат Тихона. — Прим. авт.). Тут же всю деревню дотла сожгли — ни хаты, ни лопаты не было, как мы из Германии прибыли (угнали нас в 1943-м). На участке землянка сохранилась, где типографию соорудили. Пойдем покажу.

МЫ ВЫХОДИМ на задний двор. Там под железной конструкцией — сбитый из досок «щит», который прикрывает яму в земле. Лестница внутрь обвалилась, спускаться вниз опасно. Все, что удается рассмотреть сверху, — толстый слой пыли на деревянных балках. Любовь Ивановна говорит, что каратели эту землянку рассекретить не могли:

— Тут печатались листовки, а мы, детвора да молодежь, их потом разносили. Здесь прятали добротную одежду, продукты, да и сами прятались… Так и не нашли ее захватчики, так она и «пережила» своих хозяев.

Заходим в дом — живет Любовь Ивановна одна. Детей Бог не дал, супруга похоронила двадцать лет назад. На стенах — портреты близких. Больше снимков родственников со стороны мужа.


Землянка, в которой располагалась подпольная типография.


— А кто их помнить будет, как не я? — задает риторический вопрос хозяйка. — Детей у Баранов было шестеро — четверо братьев да две дочери. Василь погиб в партизанах, Володька — на фронте, в Чехословакии похоронен, Тихона немцы застрелили, девчата тут в общей могиле… Выжил только мой Паша, отец его и мать, с ней мы в концлагере были. 

ДОМ семьи Баран в годы войны стал центральным узлом для партизан: сюда приходили за продуктами и одеждой, отсюда стопками уносили листовки. Двое старших братьев — Павел и Володя — ушли на фронт, отец и Василь — в партизаны… Тихон с сестрами и мамой стали связными — добывали сведения о передвижении захватчиков, о количестве техники. О том, что Бараны сотрудничают с партизанами, знали все соседи.

— От соседа не скроешь ничего, — говорит Любовь Ивановна. — Бывало, спросят у Тихона: кто к вам ночью приходил? А в ответ — никого. Если сильно допытываться начинали, матюгнется только, но не выдаст. Шустрый хлопец был, храбрый… 

В 1943 году в деревню пришли немцы. Кто-то дал наводку, что в этот населенный пункт ходят партизаны. Арестовали тогда с десяток сельчан, среди них была Любовь Ивановна, Тихон с сестрами и мамой. Около месяца держали всех в тюрьме где-то в Пружанском районе. Допытывались, где партизанский отряд, но так ничего не узнали. Спустя время, детей, в том числе Тихона с сестрами, отпустили домой. А позже всех, кто был постарше, отправили в Германию. Любовь Ивановна вспоминает:


Единственная свидетельница Великой Отечественной в Байках —
Любовь Ивановна БАРАН.

— Мою сестру тоже тогда домой отпустили, а меня с мамой Тихона и моей мамой увезли в Германию. В один из крупнейших концлагерей — Равенсбрюк… 

Уже потом выяснится, что концлагерь для жительниц Байков стал… спасением. Летом 1945 года, когда они вернутся домой, здесь будет лишь пепелище.

ЗИМОЙ 1944 года захватчики задумали уничтожить Байки как опорную базу партизан. В двадцатых числах января сюда прибыли сотни карателей. На околице выкопали огромную яму, а сельчан согнали в сараи. Хладнокровно расстреливали по очереди — группами по четыре-пять человек. От сараев к ямам вплотную выстроились фашисты — сбежать было невозможно… И все же в час расправы несколько человек уцелело.

Вот что в сентябре 1948 года расскажет свидетель злодеяний Н. Шабуня, протокол его допроса хранится в Национальном архиве страны: «Немцы организовали сбор людей в сараи. После начали свою расправу. Выпускали маленькими группами и вели в ямы на расстрел. Когда в сарае, в котором находился я, уже стало мало людей,  решил зарыться в землю под бочку. После того как все из нашего сарая были расстреляны, немцы пошли к другому сараю. Я выбежал. Деревня вся была охвачена пожаром…» Убегал мальчишка огородами в соседнюю деревню Молочки.

Монумент в честь погибших сельчан

Тихона Барана вместе с другими сельчанами в сараи не повели — фашисты знали, что он держит связь с партизанами. На его глазах расстреляли 957 жителей деревни, в том числе и двух сестер... Затем двенадцатилетнему пацану эсэсовцы приказали: «Веди нас к партизанам!» 

Пружанские леса дремучие, непроходимые болота даже зимой не замерзали. Тихон вел немцев в самую гущу по известной только одному ему тропке. Шли долго… И только когда один за другим по пояс стали уходить в трясину, каратели подняли тревогу. «Куда ты нас завел? — лютовали фашисты. — Веди обратно!» В ответ — молчание. Поняв, что дорогу обратно парнишка-герой не покажет, его застрелили. Еще долго метались по лесу каратели — с того «боя» не вернулись более двухсот захватчиков… Тихон отомстил за всех – за сестер, за братьев, за родные Байки...

Об отважном мальчишке уже начали снимать фильм на частные деньги — готов короткий видеотрейлер к ленте.  Режиссер из Минска Ирина Брель узнала об этой истории еще в школьные годы. Уже тогда впечатлили сюжет и геройство простого мальчишки. Спустя годы решила снять фильм о байковском герое. Пусть подрастающее поколение знает, каким он парнем был…

borisovez@sb.by

Фото автора
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?