Открыть бы запертую дверь…

Артист Русского театра Александр Жданович, он же ведущий «Калыханкi» Малеваныч на БТ, поставил моноспектакль

Артист  Русского  театра Александр  Жданович, он же ведущий «Калыханкi» Малеваныч на БТ, поставил моноспектакль

Конечно, обидно, что слава Малеваныча затмила на определенный момент то, что в муках рождалось в театре. Популярность – вещь коварная. Не знаешь заранее, когда и откуда она придет  и почему уходит. Долгое время Жданович ходит в молодых артистах, легко справляясь со сложными пластическими задачами, которые не под силу некоторым артистам его возраста. Но вот наконец в театре появилась действительно молодая смена, и артист стал ждать выстраданные годами роли. Чтобы не массовка, не ввод, не на подхвате, а полноценная работа. 

Ожидание затянулось, и тогда артист сам решил формировать обстоятельства. На днях на Малой сцене Национального русского театра им. М. Горького состоялась премьера моноспектакля «Преследователь». Автор спектакля, сценограф и исполнитель Александр Жданович. Судя по собравшимся, все коллеги и друзья решили поддержать его в этом начинании. 

Сначала толчок дала повесть Х. Кортасара, потом к ней присоединились мотивы «Моцарта и Сальери» пушкина. Нетрудно понять, что поводом для душевного разговора со зрителем стала тема музыканта, точнее, дуэль таланта и ремесла. Как говорит автор, «самого важного глазами не увидишь» и должно произойти нечто такое, что неожиданно и по-новому откроет тебя людям. 

Высокий, худой, гибкий, чуть не дотянувший по возрасту до Дон Кихота, великого романтика-мечтателя, Александр Жданович размышляет пусть не над новой, но вечной проблемой: в чем истинная сила искусства и почему фантазия слаще, упоительнее, чем окружающая жизнь? 

Музыкальный критик Бруно написал книгу о творчестве саксофониста по имени Джони. Жданович поочередно становится то на сторону одного, то на сторону другого. Его задача сформулирована когда-то Пушкиным: «поверить алгебру гармонией» или «гармонию алгеброй». Все зависит от точки зрения. Художник и его почитатель всегда оказываются в подобной ситуации. Одному дано создавать искусство. Другому — это толковать. Но при этом они запросто могут поменяться ролями и местами. Вдохновение сочетается с техническим мастерством. Музыкант не может потрясать только силой таланта. Но и критик в своем исследовании способен сотворить легенду, сказку, миф. 

Масштабы великого и малого созданы в оформлении спектакля. Когда Джони, играя, чувствует себя чуть ли не Богом, черный стол и белый стул становятся детскими игрушками. Когда Бруно ищет слова для своей книги, все реально и мучительно, не поддается полету: стол тяжел, стул не сдвинешь с места. Два разных мира и двух непохожих персонажей играет Александр Жданович. Музыкант умирает. Критик заканчивает свою книгу некрологом. Но остается вопрос, мучивший их обоих. 

Истинный талант редко бывает доволен собой. Нет предела совершенству. Проходит время, и ты снова стоишь перед запертой дверью. В спектакле она закрыта накрепко, но моментами чудный свет льется оттуда, из недоступного мира. И герой говорит самые важные слова: «Всю свою жизнь своей музыкой я пытался открыть эту дверь, хоть немного, хоть щелку…» 

Актер Александр Жданович тоже захотел открыть дверь в своем творчестве. Судя по реакции зрителей, это ему удалось. Он предстал совсем не таким, каким его знают и привыкли видеть. Этот спектакль не для всех. Он приглашает к трудному и откровенному разговору. В течение спектакля ни разу не вспыхивает смех. И так непросто понять мысль автора, что бессмертие художника — в верности своему призванию. 

На чистом холсте появилась новая картина. Хочется, чтобы у артиста нашлось побольше единомышленников.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости