Беженец из Сирии Кедо: Я жил в лесу и замерзал на границе ради будущего своих детей

Беженец из Сирии Кедо запомнился журналистам по искренним высказываниям на стихийном митинге. С ним мы познакомились ранее: мужчина на редкость хорошо говорил по-английски, такое не часто встретишь в Транспортно-логистическом центре.


 - Какая у вас профессия? Редко встретишь человека с такими знаниями языка.

- Я врач, физиотерапевт.

- Очень жаль, что такие специалисты вынуждены вместо того, чтобы спасать здоровье людей – томиться в лагере.

- Да, и мне! На родине в Сирии я зарабатывал даже по тысяче долларов. Но пришлось все кинуть и уехать.

- Из-за войны?

- Не совсем, в Сирии конфликты – это треть всего происходящего. Милиция, боевики, ситуация в целом – безработица, - всего и не опишешь. Каждый там задумывался о том, чтобы бежать. И речь не о деньгах, как многие думают, нам не надо пособие. Дело в безопасности. Каждый день, просыпаясь, идя домой с работы – ты не знаешь, будешь ли жив. А я не могу рисковать. У меня двое дочек и жена. Так и решился на переезд. Кстати, поехал один. Подумал, пускай мои малышки не будут знать все тяготы жизни беженца.

- А вы не пробовали найти себе работу в соседних странах?

- Конечно, пробовал. Три раза проходил собеседования в ОАЭ, но мня не взяли – потому что я сириец. Дальше начали думать о том, куда перебраться. В некоторых странах за оформление гражданства нужно заплатить немалые деньги. В Германии, как мы поняли, это бесплатная процедура. Но ситуация опять же схожая. Подаешь на шенген – тебе его не открывают, потому что ты сириец. Что делать? Так, я попрощался с женой и детьми и пошел пробовать пройти границу. Легальных путей пересечения границы я не нашел, а оставаться дома уже было невыносимо.

- А долго таили мысль о переезде? Или осмелились одномоментно?

- Вообще я никогда не мечтал перебраться в Европу. Но война у нас без малого 10 лет, надо было что-то решать. Я тогда сказал жене: «Для нас лучше покинуть эту страну».

- Помните свой последний день в Сирии?

- Да, это было ужасно. Я шел по улице, где бегал еще мальчиком, смотрел на свою школу, университет, на дома, где живут друзья, и просто плакал. Плакал, хоть я и мужчина. Потому что приходится оставлять все навсегда. Правда, настроение старался не передавать семье. «Удачи, папчока», - последнее, что я слышал от малышек. Сейчас звоню им редко, больше пишу голосовые. Дело в том, что я начинаю плакать снова. Но я беру телефон, себя в руки и стараюсь не портить им настроение. Пусть не волнуются, папочка прорвется. Неделю назад, кстати, у дочек был день рождения.

Кедо показал на экране телефона маленьких принцесс в розовых платьицах.


- Одной из них шесть, другой – четыре. Каждый раз, созваниваясь с ними я говорю: «Девочки, я здесь, чтобы вы жили лучшей жизнью. Я делаю все для вас». Я им напоминаю, что сейчас им надо учиться, ведь это пригодиться в жизни. Такой месседж я отправляю им каждый день. Я корю себя, что не с ними, не могу поздравить их. Но пусть моим самым дорогим подарком будет будущее для них, ради которого я жил в лесу и замерзал на границе.

krush@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter