Отходы без расходов

1 октября закрывается полигон коммунальных отходов "Северный"

С 1 октября полигон коммунальных отходов «Северный» — огромную свалку площадью около 24 гектаров — закрывают. Мощностей этого кладбища мусора, созданного почти 36 лет назад, Минску уже не хватает, а ведь раньше он собирал около двух третей всех отходов столицы и района. Сегодня «Северный» накопил в 7 раз (!) больше мусора, чем планировалось изначально. Пришло время перенаправить транспортные потоки — приблизительно 500 — 600 доверху заполненных грузовиков ежедневно. Но куда?


Масштабы полигона издалека не оценить. То ли дело вблизи, когда перед тобой гора высотой почти как 30–этажный дом! За весь срок эксплуатации «Северный» вместил в себя почти 26 млн тонн мусора. На нем уже давно не работает верхняя площадка — весь мусор до 1 октября сбрасывают на несколько ярусов ниже. Это сегодня на полигон в день заезжает около 80 груженых машин. А были времена, когда ежесуточно он принимал по тысяче тонн отходов.

Подготавливать к закрытию «Северный» начали задолго до его вывода из эксплуатации: в начале лета мусор из двух районов Минска стал поступать уже на две другие свалки, в августе туда же массово двинулись и мусоровозы. И вот сейчас все машины окончательно изменят маршрут. Однако такой поток мусора, объясняет начальник цеха обезвреживания отходов УП «Экорес» Руслан Хурсик, в разы сократит срок службы двух оставшихся полигонов «Прудище» и «Тростенецкий»:

— Скажем, «Тростенецкий» с такими темпами прослужит не 22 года, как планировалось по срокам его эксплуатации, — уже через 5 — 7 лет просто не сможет вмещать эти тонны отходов. Ведь их объем увеличится практически вдвое — до 600 машино–рейсов в день.


А что станет с закрытым «Северным»? Его ожидают большие изменения: идет подготовка к рекультивации. Массив мусора (к слову, из него уже сейчас добывают биогаз) будут покрывать толстым слоем грунта, озеленять, сажать деревья. И приблизительно через 10 лет бывшая свалка полностью преобразится, вплоть до того, что здесь может появиться смотровая площадка, парк или даже горнолыжный комплекс — по санитарным нормам и такой объект возможен, если все показатели будут в порядке. Вообще, пример перед глазами. В 2008 году в Минске закрылся первый полигон — старый «Тростенецкий». Сейчас он похож на озелененную многоступенчатую гору. Из нее уже выкачали биогаз, она осела метров на 15. И тоже готовится поменять свое назначение, стать полезным объектом.

ВОПРОС РЕБРОМ

Как быть с растущими мусорными потоками?

К сожалению, и в отношении бытовых отходов закон сохранения массы работает отлично: если в одном месте убыло — в другом прибывает. И сегодня коммунальщики столкнулись с масштабной проблемой: каким–то чудесным образом им нужно уместить все собранное на двух полигонах — молодом и самом экологически безопасном в стране «Тростенецком» и «Прудище», предназначенном для хранения промышленных отходов. Вероятнее всего, скоро городу придется выбрать новую площадку под будущую свалку. В идеале она должна быть поблизости, иначе это отразится на жировках — стоимость вывоза мусора прилично вырастет. С другой стороны, по периметру Минска сплошь и рядом коттеджные поселки — и никто из местных жителей, естественно, не в восторге от потенциального соседства с полигоном. Да и сам поиск места достаточно проблематичен по ряду гидрогеологических и санитарных требований. Достаточно сказать, что ищут подходящую площадку уже лет восемь и все без толку.

По словам заместителя министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Ии Малкиной, сейчас предстоит пересмотреть систему обращения с твердыми коммунальными отходами и выбрать оптимальный для города вариант. По–хорошему, надо бы сделать так, чтобы хоронить на полигонах было попросту нечего. Есть же опыт Германии, где от широкого использования полигонов отказались еще в 2005–м. К 2014 году из 300 существовавших там свалок только половина продолжала работать, и то в ограниченном режиме. Проблему мусора немцы решают просто: раздельно собирают, а затем отправляют на переработку. Часть попросту сжигают. Мусоросжигательные заводы, к слову, строятся вблизи крупных городов: один из таких находится в Рулебене на севере Берлина. Предприятие может на раз–два расправиться с 520 тысячами тонн отходов в течение года, причем попутно обеспечив электроэнергией почти восьмую часть домохозяйств германской столицы. Впечатляет.

У нас же со сбором и переработкой все не так радужно. Да, уровень извлечения основных вторичных материальных ресурсов за последние семь лет достиг 16%: мы собираем вдвое больше прежнего стекла, макулатуры, пластмасс. В прошлом году, например, в стране удалось аккумулировать около 600 тысяч тонн вторсырья, а за последние полгода — уже 309 тысяч тонн. Мы не отстаем от таких стран, как Португалия, Испания, Финляндия. Но удастся ли приблизиться к Германии и в какой срок?

КАРТИНКА С НАТУРЫ

Поднимаемся на верх мусорной горы одного из полигонов. Что сюда привозит спецтранспорт? Среди только что выгруженных отходов — пластиковые и стеклянные бутылки, бумага, деревянные оконные рамы и ворох тряпья — все то, что могло бы пойти на переработку. Добавьте сюда еще вредные батарейки и ртутные лампочки, которые не донесли до специальных контейнеров, лекарства, которые попросту некуда сдать на утилизацию, старую бытовую технику... Несколько десятков человек пытаются отсортировать здесь вторичные ресурсы. Однако с таким потоком машин сделать это практически невозможно. По словам Руслана Хурсика, в месяц с полигона собирают около 100 — 120 тонн вторсырья:

— Но это лишь малая часть того, что сюда попадает. Выбирать вторресурсы нужно не на конечной точке, а в месте их образования. То есть сортировать мусор еще у себя дома и выбрасывать его в специально предназначенные контейнеры.

Их по городу хватает. Беда в том, что, с одной стороны, далеко не все еще привыкли мусор разделять, а многие и просто ленятся сделать шаг в сторону, чтобы бросить, к примеру, бутылку в желтый контейнер, опускают в общий. С другой же стороны, в редакцию «СБ» звонят и пишут неравнодушные жильцы, жалуясь на мусоровозы, которые смешивают старательно разделенный мусор с другими отходами. В результате, как замечает Руслан Хурсик, на свалку попадает около 70% того, что еще сгодилось бы на переработку.

savitskaya@sb.by

meleshko@sb.by

Автор фото: Александр КУШНЕР
Версия для печати
Пессимист

Понятно, что более-менее прилично отсортировать вторичные ресурсы на полигонах невозможно. И в статье правильно говорится, что легче это делать в местах образования мусора, то есть возле наших с вами домов. Я, скажу честно, так бы и делал. Да только возле моего дома контейнеров для раздельного сбора мусора никогда не было и не предвидится, насколько знаю. И поэтому, что мне прикажете делать? Брать с собой пакеты с мусором на работу, чтобы сбросить "балласт" уже возле офиса? Боюсь, в автобусе, на котором я езжу на работу, меня не очень-то поддержат. А может, и лицо "пощупают".

Пенсионер

Меня вот поражает другой вопрос: почему и молодая многодетная семья с маленькими детьми, и пенсионеры платят за вывоз коммунальных отходов на равных. Неужели они и одинаковое количество мусора производят? Нет, конечно. И я хочу, чтобы мне не выставляли такой же счет. Логичное желание?

Анюта

А сколько в этих горах мусора батареек и прочей электроники, которая уничтожает природу. Да, хорошо, придумали контейнеры для сбора отслуживших свое элементов питания. Но что-то мне кажется, что как минимум половина людей и близко не знают о существовании таковых и соответственно не выбрасывают батарейки в эти контейнеры. Да и еще вопрос: даже те батарейки, которые отсортированы, в дело-то не идут. Насколько знаю, технологии их утилизации у нас пока нет или она есть, но не используется.

Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?