Отдельно взятые страховщики потеряли страх

Большинству из нас деньги достаются с трудом. Они зарабатываются. В поте лица...

Большинству из нас деньги достаются с трудом. Они зарабатываются. В поте лица. Одни утирают пот глубоко под землей, в шахте, вместе с едкой соляной пылью, другие — в кабине трактора или комбайна, третьи — возле печи теплоэлектроцентрали. Настоящие работяги знают цену каждому рублю.


Что бы они сказали, узнай, что в это время в скромном офисе с неброской вывеской (на снимке) сотрудники страхового фонда, куда на счета тружеников регулярно идут отчисления — миллиарды! — раскладывают их деньги по своим карманам? А ведь именно так и было в ОАО «Белорусский народный страховой пенсионный фонд», который аккумулировал, в частности, страховые пенсионные накопления трех крупных государственных предприятий: «Беларуськалий», «Брестэнерго» и «Гродноэнерго». Его руководители–супруги получили за год почти 3 млрд. рублей дивидендов! При том, что и зарплатой себя не обделяли: средняя у директора в 2012–м составляла 30 млн. рублей.


Эти суммы прозвучали на расширенном заседании Совета Министров с участием Президента из уст Председателя КГК Александра Якобсона. Александр Лукашенко отреагировал жестко: «Три миллиарда! Откуда эти деньги?! Они что, калийные удобрения производят и продают?» — и потребовал от КГК в течение I квартала разобраться с бухгалтерией фонда.


Наследники Простоквашино


Схема оказалась проста, как у героев мультфильма: чтобы заработать большие деньги, сначала надо заполучить очень большие.


Белорусский народный страховой пенсионный фонд (БНCПФ) более 70 процентов страховых взносов получал от трех названных государственных предприятий. На момент проверки свои счета в нем имели около 34 тысяч их работников. Уточним, о каких деньгах идет речь. Это не обязательные пенсионные отчисления, а дополнительная их часть. Фактически поощрительная — средства, которые предприятия перечисляли на счета своих работников из прибыли. Тем не менее суммы очень большие: за весь период страхования фонд получил только от «Беларуськалия», «Брестэнерго» и «Гродноэнерго» более 104 млрд. рублей страховых взносов.


Любопытно, что топ–менеджеры, помимо 3 млрд. рублей дивидендов и приличной зарплаты, начисляли себе еще и «вознаграждения». Так, председатель наблюдательного совета ОАО в 2012 году получал по 8 млн. рублей ежемесячного поощрения и еще 30 млн. — по итогам работы за предыдущий год. Общая же сумма дивидендов (с учетом тех, которые получили другие частные и юридические лица) составила в прошлом году даже не 3, а около 7 млрд. рублей! За какие такие экономические доблести?


Привлеченные средства фонд размещал на банковских депозитах, без особых усилий получая значительные доходы в виде процентов по вкладам. Впрочем, как выяснил госконтроль, не всегда. В обанкротившемся Джем–Банке он безвозвратно потерял и отнес на убытки 1,2 млрд. рублей страховых резервов. Иначе говоря, инвестиционная политика БНСПФ была, мягко говоря, не идеальной. Большая часть операций с недвижимостью была вовсе провальной.


Некомпенсируемые затраты на реконструкцию Летнего амфитеатра в Витебске составили 5 млрд. рублей. Это чистые потери! 9 млрд. рублей уже потрачены на реконструкцию под гостиницу здания в Гродно. Работы ведутся более 7 лет, и конца им не видно. Еще 7 млрд. рублей инвестированы в реконструкцию здания в Минске. Оно еще строится, поэтому оценить эффективность вложений трудно.


Иначе говоря, в инвестиционном портфеле фонда не оказалось ни одного бесспорно эффективного проекта, который бы хоть как–то оправдывал впечатляющие зарплаты и заоблачные дивиденды его топ–менеджеров. Тем более удивительные в сравнении со скромными выплатами, которые получали работники «Беларуськалия», «Брестэнерго» и «Гродноэнерго». Именно те, кто доверил свои пенсии фонду, на чьи деньги он жировал. В среднем эти выплаты не превышали 2 — 3 млн. рублей. В год!


Себе, за свою непыльную работу, — миллиарды. Шахтерам, которые своим нелегким трудом полстраны кормят, — копейки!


Заслуги и честь


Валентин Потапович, начальник главного управления контроля за банковской и внешнеэкономической деятельностью КГК, немало времени провел с руководителями фонда, пытаясь понять их экономическую логику. Нашел ее только в одном: огромными халявными деньгами менеджеры распоряжались легко, не скупясь, прежде всего не забывая о своих карманах. И даже возмущались тем, что государство в их частные карманы заглядывает.


Пришлось объяснить им главную задачу госконтроля: обеспечение экономической безопасности страны. Иначе говоря — сохранности бюджетных, государственных средств, которые фонд беспричинно счел своими. Объяснения были убедительны. В бюджет страны возвращены все полученные акционерами дивиденды, относящиеся к договорам страхования с государственными предприятиями. За вычетом уплаченных налогов сумма составила 6,1 млрд. руб. Обязательства по договорам добровольного страхования дополнительной пенсии работников, заключенным государственными предприятиями, переданы из ОАО БНСПФ в «Стравиту», дочернее предприятие государственного Белгосстраха.


Как юридическое лицо ОАО «БНСПФ» продолжает работу, оставшимися страховыми отчислениями вправе распоряжаться по своему усмотрению. Но некоторые, касающиеся фонда замечания, госконтроль направил в Правительство и Минфин. Например, такое. Уже много лет действует Указ № 247, который упорядочил использование слов «национальный» и «белорусский» в названиях предприятий и организаций. Это большая честь, ее еще заслужить надо! Это, можно сказать, выстраданное требование: в прошлом немало частных контор сумели обмануть доверие граждан и деловых партнеров, используя высокие слова. Почему же этой привилегией открыто, долго и безнаказанно пользовался частный фонд, мало чем прославившийся, кроме своих аппетитов?


Важно извлечь уроки и сделать выводы. Как страховые средства крупнейших госпредприятий вообще оказались в частном фонде? Объяснение таково. Система дополнительных пенсионных накоплений в стране только формируется. Достаточно сказать, что в суммарных средствах всех видов страхования (обязательного, добровольного, имущественного, личного...) страхование дополнительных пенсий составляет менее 4 процентов. Это очень мало! БНСПФ несколько лет назад вышел на формирующийся рынок одним из первых и сумел заинтересовать крупных клиентов. Потом в этом сегменте возникла конкуренция, появились еще несколько игроков. «Стравита», к примеру, предложила более выгодные условия: производить пенсионные отчисления не из прибыли предприятия, но из затрат.


Как бы то ни было, БНСПФ нанес не только имиджевый, репутационный удар по страховому рынку, но и экономический. Чем больше денег хранится в банках, тем для экономики лучше. Ясно, что скандал вокруг фонда этих денег не прибавит. Деньги, как известно, вообще любят покой и тишину. Экономические инструменты государства выстраиваются неспешно, осторожно — и даже при этом не всегда оказываются удачными. К примеру, в России раньше нас начали формировать накопительную пенсионную систему. Ее успех небесспорен.


Опубликованы исследования компании «ФинЭкспертиза», главный вывод которых таков: накопительный компонент «не защищает и не приумножает пенсионные права граждан». По мнению аналитиков, деньги на старость выгоднее положить в банк под любой процент. Даже это будет выгоднее, чем пенсионные накопления... Но это к сведению.


Для нас тема тоже не нова. Еще в 2009 году были освобождены от должностей руководители трех страховых компаний.  Кстати, среди самых высокооплачиваемых директоров и тогда назывались менеджеры БНСПФ. Логичен вопрос: если есть проблема, почему она не решается? Пора на это обратить внимание законодателям...


Не надо слез


И последнее. Любопытна интерпретация происходящего некоторыми СМИ. Реки слез пролились. Караул, дескать, крупнейшего инвестора выдавливают. Во–первых, повторим, фонд работает. Хотя дивиденды, очевидно, его акционеры считать будут иначе. Во–вторых, инвесторов мы видели и покрупнее. Они вкладываются в энергетику, технопарки, отели, дороги и прочую инфраструктуру, строят и создают рабочие места. Небескорыстно. Схема проста: вложился, заработал, поделился налогами с государством.


БНСПФ ничего пока не построил. Разве что «офисного планктона» наплодил: полсотни человек в нескольких офисах, которые тратили на себя 17,4 процента взносов! Ничем не облагодетельствовал, скорее навредил. Не будем лить слезы. Да, страховой бизнес имеет право на существование. Иностранные инвесторы вполне могут в нем работать. Но лишь при соблюдении особой деликатности, на которую обращает внимание Валентин Потапович. В цивилизованном страховом бизнесе принято как можно больше заработанных долларов, фунтов, рублей отдавать страхователю, будь он работник или пенсионер. На них страховщики предпочитают не наживаться, не наглеть. И если кто–то эти нормы не соблюдает, что ж, тем хуже для него. Государство посылает очередной и понятный сигнал инвесторам, иностранным и нашим: не наглейте, работайте цивилизованно!

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости