Отбросы провинциального общества

В прошлом году в Беларуси образовалось 3,9 миллиона тонн твердых коммунальных отходов

Странно, но даже под угрозой больших штрафов мы гадим там, где живем
За последние 15 лет показатель удельного образования коммунальных отходов увеличился с 485 граммов на человека в день до полутора килограммов. В прошлом году в республике образовалось 3,9 миллиона тонн твердых коммунальных отходов, 66 процентов из них — отходы потребления.  Эти цифры на коллегии Минприроды обнародовал заместитель министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Игорь Качановский.  К сожалению, и это далеко не полная картина «мусорной» проблемы. Что творится в лесах и на несанкционированных свалках за околицей сел, мы проверили вместе со Столбцовской межрайонной инспекцией охраны животного и растительного мира при Президенте Беларуси.

Безобразная свалка хлама возле мусорных контейнеров на площадке для сбора отходов около водоема Полоневичи. Фото автора

Отходы в деревнях — это не только банальные пластиковые бутылки и прочий бытовой мусор. Едем от Столбцов по направлению к Рубежевичам, как вдруг заместитель начальника инспекции Дмитрий Терешко смотрит в бинокль и командует водителю: 

— Быстро сворачивай — и вон к тому кустарнику!

Оказалось, работник госинспекции заметил трактор с прицепом на окраине поля. Недавно жители деревни Стецки жаловались, что кто-то повадился привозить жидкие отходы жизнедеятельности в бочке и сливать их в старые очистные сооружения в этом лесочке. Но нелегалы все никак не попадались на глаза инспекторам.  Пока мы сделали круг, водитель с напарником на тракторе уже выруливали на дорогу.

Пришлось остановить их специальным семафором, но выясняется, что тревога ложная. Трактористы подвозили на поле удобрение. Тем не менее интерес проверяющих был далеко не праздным. Недавно жители деревни Путчино Дзержинского района пожаловались в госинспекцию, что стоки из навозохранилища местного сельскохозяйственного предприятия загрязняют природу. Отходы переливались через край и уходили в землю под деревьями. Полгода различных проверок и экспертиз — и в результате подтвердилось загрязнение лесного фонда на территории 1,6 гектара и деградация почв. Была земля плодородной, так называемой «кисличной», а стала «крапивной». Суд вынес постановление о взыскании с провинившихся около 4 миллиардов рублей нанесенного природе ущерба.

В соседнем Дзержинском районе вскоре подъезжаем к зоне отдыха возле водоема Полоневичи. Одноименная деревня — совсем рядом. Аккуратные лавочки, чистый берег — и безобразная свалка хлама возле мусорных контейнеров на площадке для сбора отходов. Листы шифера, старый матрас, канистра с непонятным содержимым, битое стекло… Кучи хлама и в лесу через дорогу — несколько распотрошенных телевизоров, провода, шланги, старые тряпки, пластиковые пакеты. В просвете между сосенками маячит озеро, в котором, как говорят, водятся раки. Обычно это признак чистоты, но надолго ли ее хватит, если по берегам продолжат выбрасывать всякий хлам?

Тут к месту будет вспомнить еще несколько интересных фактов, озвученных на коллегии Минприроды. Даже с легальных мини-полигонов и полигонов вредные вещества могут мигрировать. Локальный мониторинг подземных вод в районах расположения полигонов твердых коммунальных отходов за 2009—2014 годы показал, что концентрации загрязняющих веществ, превышающие предельно допустимые более чем в 2 раза, фиксировались на 62 объектах. А это 37 процентов от общего количества! Конечно, сравнивали с нормами для питьевой воды, и всем понятно, что поблизости от свалок вряд ли она будет кристально чистой. Но, по крайней мере, на этих объектах есть защитные сооружения, пусть и не везде они оборудованы должным образом из-за нехватки средств. На самовольных же свалках от мусора нет никакой защиты.

Свалка возле Дягильно. Фото автора

По ходу рейда оказывается, что в Полоневичах были еще «цветочки». «Сугробы» из пластика вперемешку с бытовыми отходами ждали нас на окраине леса неподалеку от деревни Дягильно Дзержинского района. Чуть дальше — самовольно оборудованное место отдыха с кострищами и кучами пластиковых емкостей в паре метров от стола и скамеек для застолий. Частями разбитых стеклянных бутылок унизаны некоторые кусты на поляне. Неужели кому-то по душе такие неестественные украшения из мусора, и они спокойно «отдыхают» посреди этого бедлама?

Госинспектор Валерий Маковский говорит, что эти места приходится посещать не впервые. Хотя часть мусора сотрудники местного лесхоза убрали, появился новый, в том числе строительный. Проверяющие фиксируют нарушения на фото- и видеокамеру, чтобы затем передать информацию коллегам в районную инспекцию Минприроды для принятия мер.

На берегу реки Усы в Узденском районе пока пустынно. Но на пляже мусором доверху набит пластиковый мешок, бутылками усыпано кострище.

— По новым правилам, рыбак обязан убрать лежащие рядом у воды отходы, иначе может быть оштрафован, — комментирует Дмитрий Терешко. — Был у нас интересный случай на водоеме возле деревни Скоморошки Столбцовского района. Издалека заметили: возле плотины стоит не меньше десятка больших мешков. Подъезжаем — а в них мусор. Тут же рыбачит приезжий. На берегу в радиусе метров двадцати — ни бумажки, ни огрызка от яблока. Оказалось, он по своей инициативе все собрал, а потом и увез, чтобы выбросить в контейнеры. Все зависит от культуры человека!

К сожалению, такие случаи пока исключение из правил. Вид несанкционированной свалки за деревней Великая Уса Узденского района живое тому свидетельство. Кажется, земля сейчас уйдет из-под ног и обвалится в карьер, где строительные отходы перемешались с бытовыми, прорываются черные пластиковые мешки с соломой, а траву забивает грязная полиэтиленовая пленка. Кстати, последнюю вполне можно было бы переработать. По данным Минприроды, в последние годы доля захораниваемых твердых коммунальных отходов составляет порядка 86—87 процентов от общего количества образующихся. Всего лишь 13—14 процентов извлекают и используют в качестве вторичных материальных ресурсов.

Откуда растут ноги у нелегальных мусорных свалок? У нас же есть 167 официальных полигонов для захоронения коммунальных отходов и 2145 мини-полигонов в сельской местности. Однако схемы вывоза на них мусора, разработанные в каждом районе, на практике осуществляются далеко не всегда. Одна из проблем — переполненность существующих объектов хранения отбросов. По информации Минприроды, в республике действует около 20 полигонов ТКО с истекшим и истекающим сроком эксплуатации. Проверки показывают, что иногда они оказываются буквально заблокированными из-за обилия хлама, и то, что не влезло, с мусоровозов сгружают где-нибудь поблизости. В Минприроды планируют в ближайшее время ужесточить контроль и штрафовать работников коммунальных служб за подобные действия. Санитарное состояние прилегающих к полигонам и мини-полигонам территорий ведомство оценивает как крайне неудовлетворительное по всей республике. В Гомельском районе на мини-полигоны приходится более чем десятикратная нагрузка от разрешенной законодательством. Второму по величине городу страны срочно нужен новый современный полигон. 

Однако все-таки нельзя огулом винить систему ЖКХ: его работники делают все, что могут. Масштабы проблемы требуют участия каждого жителя страны, иначе скоро мы все разделимся на тех, кто постоянно мусорит, и тех, кто убирает. За наведение порядка и благоустройство на своей земле отвечают лесхозы, сельсоветы, а также все остальные собственники. Поэтому по каждой несанкционированной свалке контролирующие органы выносят предписания устранить нарушение закона. Если не уберешь в срок — штраф.

В прошлом году сотрудники Минприроды привлекли к административной ответственности около 19,5 тысячи нарушителей природоохранного законодательства, сумма штрафов составила 14,4 миллиарда рублей. С «мусорщиками» на водоемах борется Госинспекция охраны животного и растительного мира при Президенте, в лесу — сотрудники Минлесхоза. Пресс-секретарь Минприроды Майя Енделадзе проинформировала о том, что министерство предлагает уже в этом году увеличить штраф за загрязнение леса и иной древесно-кустарниковой растительности. Для физических лиц — от 10 до 50 базовых величин, для ИП — от 50 до 100 базовых величин, для юрлиц — от 100 до 1000 базовых величин. К сожалению, одними уговорами и просьбами не сорить уже не обойдешься.

yasko@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Алёна ЯСКО
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости