Минск
+12 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

От звонка до... конца жизни. Надо ли вводить мораторий на смертную казнь?

Для изучения этого вопроса в белорусском парламенте и была создана рабочая группа. На днях народные избранники посетили тюрьму № 8 в Жодино, где кроме обычного спецконтингента в отдельном корпусе содержатся приговоренные к пожизненному заключению и те, кому была заменена на этот вид наказания смертная казнь. В учреждении для “пожизненников” побывал и корреспондент “НГ”.

Для изучения этого вопроса в белорусском парламенте и была создана рабочая группа. На днях народные избранники посетили тюрьму № 8 в Жодино, где кроме обычного спецконтингента в отдельном корпусе содержатся приговоренные к пожизненному заключению и те, кому была заменена на этот вид наказания смертная казнь. В учреждении для “пожизненников” побывал и корреспондент “НГ”.

Жодинская подземка

В корпус, где содержатся “пожизненники”, нас провели той же дорогой, что и осужденных. Это подземная галерея, глубина которой немного меньше минского метро. Поэтому тюремные подземные коммуникации местные жители и называют жодинским метрополитеном. Передвижения под землей необходимы для обеспечения безопасности сотрудников, осужденных и колонии. Стены коридора, по которому мы идем, выкрашены в голубой цвет. Не умолкают рации сопровождающих нас сотрудников внутренней службы, лязгают замки открываемых железных дверей с надписью “Нормальное положение дверей закрытое”.

Стресс от неизвестности

“Пожизненники” отбывают наказание в специальных камерах по два — четыре человека. Через 10 лет с учетом положительных характеристик заключенные могут быть переведены в обычные жилые тюремные помещения. Режим в таком случае становится менее жестким: увеличивается продолжительность прогулок, количество передач и т. д.
— Несмотря на бытующее мнение, что многие осужденные хотели бы заменить пожизненное заключение на смертную казнь, — это не так, — говорит начальник тюрьмы № 8 Юрий Хоружий. — Чего больше всего хотят эти жестокие убийцы и насильники, так это сохранить собственную жизнь и сделать ее максимально комфортной даже в существующих очень жестких условиях.

Жизненный тупик

26-летний Кирилл (имя изменено) в тюрьме № 8 уже два года. Пожизненный срок он получил за жестокое убийство 34-летних мужчины и женщины, которое совершил в компании трех собутыльников. Причиной стала словесная перепалка, переросшая в драку. Преступление произошло ночью возле одной из дискотек Гомеля.
— Что бы вы выбрали: смертную казнь или пожизненное заключение?
— Пожизненное. Каждый человек хочет жить.
— Что здесь самое страшное?
— Безысходность и невозможность изменить ситуацию.
Бессрочная прописка
— Специфика пожизненного заключения такова, что каждый из этих людей хочет выйти на свободу, ждет этого и стремится к этому, — говорит  Юрий Хоружий. — 46 процентов осужденных признают свою вину. Из них каждый четвертый дошел до такой мысли здесь. В то же время 11 процентов содержащихся вину свою не признают.
Выйти из “восьмерки” можно лишь в том случае, если при пересмотре дела откроются новые обстоятельства, позволяющие заменить пожизненное заключение определенным сроком лишения свободы. И такие случаи есть. Например, с 2000 года пяти заключенным пожизненное заменили на лишение свободы. Но есть и другая возможность освободиться.

Перспектива через четверть века

Чтобы заключенные не теряли интереса к жизни и не возникало упаднических настроений, им предоставляют... перспективы. Как ни странно это звучит, но они есть и закреплены законодательно. Многие всерьез рассчитывают хоть и в неопределенном будущем, но выйти на свободу. И теоретически это возможно. Во-первых, через 10 лет возможен перевод из камеры в жилые помещения. Еще через 10 лет (при отсутствии нарушений) можно подать документы на пересмотр уголовного дела. Если суд отказал, то следующая подача документов на пере-смотр через три года. Если суд пришел к мнению, что человек исправился, осужденному назначается окончательный срок заключения (не более пяти лет). Теоретически максимально через 25 лет человек может оказаться на свободе.
Но об этом можно будет говорить лишь в 2018 году, когда первые пожизненники, попавшие в “восьмерку” в 1998 году, смогут подать прошение о пересмотре дела. По мнению заместителя начальника управления департамента исполнения наказаний МВД Беларуси Сергея Проценко, при пересмотре дела так или иначе всплывут страшные обстоятельства из прошлого заключенных и не факт, что многие из них могут рассчитывать на снисхождение.
Нужна смертная казнь или нет? В этом вопросе важно учитывать мнения всех сторон и в первую очередь пострадавшей. Ведь никакие извинения и раскаяния изверга-убийцы не способны вернуть к жизни любимого человека и уменьшить тяжесть утраты для близких погибшего. Парламентарии убеждены, что при обсуждении этой болезненной темы надо основательно сопоставить доводы за и против и лишь потом принимать решение, будь оно о полной отмене смертной казни или моратории.

От свидания до свидания

Для “пожизненников” предусмотрены два краткосрочных свидания с родственниками в год. Это двух-трехчасовой разговор через телефонную трубку. Передачи. За хорошее поведение может быть назначено дополнительное свидание.

Мнения

Председатель Постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания по законодательству и госстроительству, заместитель руководителя рабочей группы Евгений Смирнов:

— Несмотря на существующую у нас смертную казнь и ужесточение общего наказания, убийства продолжаются. Значит, надо предпринимать что-то другое. Но и гуманный подход люди не всегда понимают. Так что и пожизненное заключение имеет свои недостатки. Вопрос о моратории непростой, поэтому и создана рабочая группа. Думаю, в ближайшее время будут сформулированы рекомендации по данной проблеме. То, что мы увидели в тюрьме, накладывает своеобразный отпечаток. Слово “пожизненно” не укладывается в голове. Всю жизнь провести за решеткой. Да, закон предоставляет определенные перспективы, но они очень призрачны. В то же время в первую очередь о жертвах надо думать. У них остались дети, внуки, родные и близкие, которые должны знать, что они защищены.

Член Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания по международным делам и связям с СНГ Валентина Леоненко:

— До сегодняшнего посещения тюрьмы я была убеждена в том, что смертную казнь необходимо сохранить. Поскольку она дает определенную психологическую отдушину жертвам этих преступлений. Люди верят в то, что совершилось справедливое возмездие.
Но замена казни пожизненным заключением дает возможность сохранить жизнь человеку в случае ошибки следствия и исправить эту ошибку. Пожизненное заключение в нынешнем виде, когда заключенный имеет хоть гипотетическую надежду на освобождение через 25 лет, меня не устраивает. Если смертная казнь заменяется пожизненным заключением, то оно не должно оставлять иллюзии у осужденного по этой статье, что он сможет когда-нибудь выйти на свободу. Жизнь можно сохранить, но пускай она будет без удовольствия.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...